Точное время
Нью-Йорк:
Берлин:
Иерусалим:
Москва:
Главная » Общественно-политическая жизнь в мире » Откуда берутся деньги на теракты?

Откуда берутся деньги на теракты?

2017 » Октябрь » 15      Категория:  Общественно-политическая жизнь в мире

Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨

Как говорится, деньги — нерв войны. Так откуда же берут средства террористы, которые оставили кровавый след в Европе: Лондоне, Барселоне, Париже, Ницце…


Вопрос финансирования терроризма будет подробно обсуждаться на стартовавшем 2 октября в Париже процессе Абделькадера Мера. Брата Мохаммеда Мера (на его счету убийства в Тулузе и Монтобане) подозревают в том, что он оказывал ему «логистическую поддержку» и предоставил «средства, позволившие совершить» преступления.


Другими словами, здесь тоже будут разбираться с деньгами: 9 000 евро потребительских кредитов, которые за три месяца набрали Абделькадер Мера с супругой с помощью поддельных платежных ведомостей. Собранные самим Мохаммедом 20 000 или даже 30 000 евро: по его словам, он отказался от финансовой помощи «Аль-Каиды» (террористическая организация запрещена в РФ — прим.ред.), потому что было достаточно «красть имущество неверных для финансирования операций». 10 000 евро за участие в грабеже ювелира.


Анализ финансов семьи Мера проливает на многое свет. И приподнимает завесу с острых вопросов: как джихадисты и их подручные зарабатывают на такую жизнь? Откуда они берут деньги на свои черные замыслы, поездки в зоны боевых действий и теракты против «неверных»?


Эммануэль Макрон убежден, что деньги — нерв джихада, и поэтому объявил о проведении в Париже конференции по этому вопросу в начале 2018 года. Ему нужно «больше прозрачности по различным формам финансирования терроризма». Эти многообразные каналы, как нелегальные так и законные, в первую очередь отличаются незаметностью и не относятся к тем движениям капиталов, которые могут вызвать подозрения у контролеров финансовой системы.


Терроризм эконом-класса


«Сегодня мы сталкиваемся с терроризмом эконом-класса, — отмечает бывший высокопоставленный сотрудник внутренней разведки. — Люди путешествуют на автобусе или машине, останавливаются у друзей. Их ресурсы в свою очередь чаще всего остаются незамеченными полицейскими  будь то социальные пособия, небольшие потребительские кредиты или всевозможная контрабанда».


Норвежский центр оборонных исследований представил интереснейшее исследование, в котором подробно рассмотрел финансирование 40 джихадистских ячеек, планировавших (как успешные, так и предотвращенные) теракты в Европе с 1994 по 2013 годы.


В графе «расходы» значатся по большей части довольно скромные суммы: в 3/4 случаев они не превышают 10 000 долларов. Даже самые кровопролитные теракты стоили не особенно дорого. Во сколько, думаете, обошлись бомбы в поездах в пригородах Мадрида в марте 2004 года (191 погибший)? Менее 50 000 долларов. А расстрел людей в Париже осенью 2015 года (130 жертв)? Не более 30 000 евро, если верить бывшему министру финансов Мишелю Сапену (Michel Sapin), или 84 000, по подсчетам Центра анализа терроризма.


В норвежском исследовании отмечается, что для 10% терактов требуется сумма от 100 до 1 000 долларов, а 8% — менее 100 долларов. Последние события, кстати говоря, относятся именно к такому эконом-терроризму: экстремисты давят людей под колесами грузовиков и фургонов, бросаются с ножом на прохожих и нападают на полицейских, жандармов и военных.


Террористы на самообеспечении


В финансах террористов графа «доходы» тоже преподносит несколько сюрпризов. Так, с 1994 по 2013 годы лишь одна из четырех ячеек в Европе получала субсидии от международной террористической организации. Причем, их доля во Франции (50%) оказалась ощутимо более высокой, чем в Скандинавии (29%) или Великобритании (15%). «Последний подтвержденный случай денежной помощи от «Исламского государства» (запрещенная в России террористическая организация — прим.ред.) на нашей территории — это орлеанское дело», — отмечает эксперт в этой сфере.


Незадолго до Рождества 2015 года там были задержаны два молодых человека, которые намеревались устроить нападение на казарму или комиссариат. Уехавший воевать в Сирию друг отправил им несколько переводов на общую сумму в 3 000 евро для покупки оружия.


За месяц до того Салах Абдеслам с товарищами, которым ИГ поручило посеять смерть в Париже, тоже получили от него материальную поддержку: деньги передавались наличными по отъезду из Сирии, пересылались через занимающиеся переводами организации или выдавались на руки. Незаметно для всех.

«Хотя ИГ и оказало финансовую поддержку [организаторам терактов в Париже и Брюсселе], большая часть финансирования ячеек осуществлялась независимым образом, — отмечается в последнем докладе бельгийского Центра обработки финансовой информации. — Значительная часть доступных на их банковских счетах средств шла с зарплат, пособий по безработице и прочих социальных субсидий. (…) Кроме того, источником финансирования терактов, вероятно, послужила «мелкая» преступность». Наличность оказалась очень полезной для незаметного приобретения оружия, взрывчатки и аренды помещений.

 


Сейчас самостоятельное финансирование является приоритетом, так как военные неудачи ИГ подорвали, пусть и не иссушили его ресурсы. «Связанные с ним элементы все больше склонны к автономии в финансовом плане», — отмечается в августовском докладе ООН. Однако это не делает их менее опасными: «У полностью автономных ячеек — больше шансов перейти к действиями. Отчасти это, наверное, связано с тем, что их сложнее обнаружить из-за отсутствия финансовых связей с известными террористами».


Случайная работа


Некоторые джихадисты живут на зарплату: водителя автобуса (один из участников стрельбы в Париже) или службы доставки (убийца из Ниццы), торговца (задержанный в начале сентября подрывник из Вильжюиф). Многие ищут дополнительные источники заработка. «Они ищут случайную работу, но, скорее, в подпольной экономике, а не в большом бандитизме», — отмечает эксперт по борьбе с терроризмом. Речь идет о мошенничестве с потребительскими кредитами, подделке чеков, продаже взятых в аренду автомобилей и полученных при подписании абонентского соглашения дорогих смартфонов. То же самое наблюдается среди шиитского сообщества, которое презирают сторонники ИГ.


По данным Центра анализа терроризма, стрелок из Charlie Hebdo Шериф Куаши покупал в Китае фальшивые кроссовки Nike и перепродавал их в три-пять раз дороже во Франции через интернет или напрямую. Занимающаяся защитой интеллектуальной собственности французских брендов ассоциация Unifab выражает беспокойство насчет все более активного использования контрафакта для финансирования терроризма.


«Во время обысков полицейские часто обнаруживают контрафактную продукцию, — отмечает гендиректор Unifab Дельфин Сарфати-Собрейра (Delphine Sarfati-Sobreira). — Не проходит и трех месяцев, чтобы какое-нибудь из работающих с нами предприятий не сообщило, что упоминается в антитеррористическом следствии». Этот эксперт по таможенной разведке не видит в такой ситуации ничего удивительного: «Террористические группы зачастую занимаются вербовкой среди групп населения, которые заняты мелкой контрабандой и контрафактом: те приносят хорошие деньги, но при этом не грозят серьезным наказанием».


Денежный след


Но как вести борьбу с джихадистами, которые придерживаются стратегии самостоятельности и «экономичных» терактов? «Война с финансированием терроризма провалилась», — считает Питер Ньюманн (Peter Neumann), директор Международного центра исследования радикализма из Королевского колледжа Лондона. В вышедшей летом в Foreign Affairs статье с провокационным названием «Не идите за деньгами» он указывает на ограниченность политики, которая нацелена на жесткий контроль над международными финансовыми потоками. «Такие инструменты не позволят волку-одиночке направить машину на толпу», — пишет он. По его мнению, единственный вариант заключается в более эффективном информационном обмене между правительствами и финансовым сектором.


Глава Центра по борьбе с отмыванием денег при Министерстве экономики Брюно Даллес (Bruno Dalles) убежден в необходимости «интегрировать финансовую разведку в борьбу с терроризмом». Хорошим тому примером может служить пара исламистов, которая при закрытии своих банковских счетов поинтересовались, достанутся ли детям деньги от страхования жизни в случае гибели родителей за границей. Следствие выяснило, что мужчина был ветераном чеченских ячеек, которые планировали теракты в Париже в начале 2000-х годов.


«С помощью такой информации можно обнаружить ценные для разведслужб признаки отъезда или возвращения», — подчеркивает Брюно Даллес. Его центр в скором времени сможет направлять банкам призывы к бдительности, как официальные, так и тайные. «Это позволит нам установить наблюдение за людьми, которые представляют подтвержденную угрозу в сфере финансирования терроризма», — объясняет он.


Правоохранительные органы следуют этой тенденции. С прошлого года одному из сотрудников антитеррористического отделения парижской прокуратуры поручено курировать финансовые следствия. Работы здесь предостаточно: в настоящий момент подобные материалы фигурируют примерно в 100 делах.


«Как бы то ни было, не стоит заходить слишком далеко с обвинениями в финансировании терроризма, — отмечает специализирующийся на подобных вопросах парижский адвокат Мартен Прадель (Martin Pradel). — Родители, которые отправляют деньги ребенку в Сирию, делают это, чтобы помочь ему, а не делу ИГ». Во время суда Абделькадер Мера, безусловно, сошлется на семейную помощь, когда будет говорить о покупке байкерской куртки брату-террористу…

 

Утечка капиталов


Об этом говорил 7 сентября европейский комиссар по вопросам безопасности Джулиан Кинг (Julian King). «Пока мы отмечаем успехи в борьбе с ИГ в Ираке и Сирии, они переводят средства за границу», — заявил он, выразив тревогу по поводу «реальной угрозы нового притока средств для терроризма». Отправления зачастую «идут несколькими частями, что осложняет их выявление, — отмечается в августовском докладе ООН. — В некоторых случаях «Исламское государство» использует профессиональных контрабандистов».


Кроме того, ИГ нашло новый источник наличности, введя несколько месяцев назад исключительное использование своей валюты для всех операций. «Жителям пришлось обменять сирийские фунты и доллары, если они у них еще оставались», — отмечает эксперт по киберразведке Лоранс Бенднер (Laurence Bindner). 



Источник: inosmi.ru
Автор: Анн Видали (Anne Vidalie)
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.





РЕКОМЕНДУЕМ:

ТЕГИ:
политика

ID материала: 23786 | Категория: Общественно-политическая жизнь в мире | Просмотров: 560 | Рейтинг: 5.0/4


Всего комментариев: 0


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



Поиск
Мы в соц.сетях
www.NewRezume.org © 2017
Главный редактор: Леонид Ходос
leonid@newrezume.org
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Вход