Точное время
Нью-Йорк:
Берлин:
Иерусалим:
Москва:
Поиск
Мы в соц.сетях
Главная » Общественно-политическая жизнь в Израиле » Пенсионные реалии Израиля

Пенсионные реалии Израиля

2017 » Август » 20      Категория:  Общественно-политическая жизнь в Израиле

Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨

(Сочетание абсурда и вопиющей социальной несправедливости).

Вместо предисловия

ПЕНСИИ в ИЗРАИЛЕ

Вдова Председателя Раввинатского Суда ежемесячно получает от государства пенсию в размере почти 80 тысяч шекелей, что в полтора раза превышает сумму заработной платы действующего Премьер-Министра и в двенадцать с лишним раз больше, чем реальная средняя (медиана) заработная плата по стране.

В то же время половина граждан, достигших пенсионного возраста и отработавших в стране десятки лет, вообще не получают никаких пенсий и вынуждены жить на не очень щедрые пособия «Битуах Леуми».

Граждане страны, не проработавшие на благо Израиля ни одного дня (речь не идет здесь ни о лицах с тяжелой инвалидностью, ни о гражданах, приехавших в Израиль уже в пенсионном возрасте), получают от государства (пособия с социальной надбавкой и сопутствующими льготами) больше, чем те, кто отработал здесь более 10, 20, 30 лет и получает крохотные пенсии (от нескольких сот до полутора тысяч шекелей).

Ежегодно бюджетные «мега-пенсии», исчисляемые многими десятками тысяч шекелей, индексируются, что дает их получателям очередную прибавку в размере до двух и более тысяч шекелей в месяц. В то же время из-за отрицательного индекса потребительских цен в 2014 и 2015 годах базовые пособия Битуах Леуми по старости (1531 шекель в месяц) вообще не индексировались уже два года подряд (2015 и 2016).

В итоге, те, кто живет на очень скромные трудовые пенсии, которые не индексируются, и скудные социальные пособия, в последние два года вообще не получили никакой прибавки, даже в несколько агорот. И это при растущей дороговизне жизни! Отметим, что все эти реальные факты существуют в соответствии с израильскими пенсионными законами. Так может быть сами эти законы уже вступили в противоречие со здравым смыслом ?

 

Часть первая

Богатая страна, бедное население

Наша маленькая страна является сегодня равноправным членом престижной в мире Организации Экономического Сотрудничества и Развития (ОЭСР), нередко именуемой также Клубом Богатых Стран. И у граждан страны есть все основания гордиться этим фактом, который свидетельствует о высоком уровне экономического развития, достигнутом Израилем за относительно небольшой срок его существования в качестве независимого государства.

Весьма отрадно, что по целому ряду наиболее значимых в современном мире экономических показателей Израиль занимает в этом Клубе достойные места. Действительно, по такому важному, интегральному показателю развития, как величина валового внутреннего продукта (ВВП) на душу населения по паритету покупательной способности (ППС) доллара США (именно этот показатель чаще всего используется для характеристики уровня экономического развития страны), мы вплотную приблизились ко многим развитым странам. Так, в 2015 году, по последним данным статистических органов Международного Валютного Фонда (МВФ), ВВП-ППС Израиля на душу населения составил 35702 долл. Наши ближайшие «соседи» по этому показателю: Италия (29847), Япония (32481), Франция (37728). Средний показатель по странам Европейского Союза – 32006. В конце истекшего года мы получили еще одно блестящее подтверждение успешного развития нашей маленькой страны. В декабре 2015 года одна из авторитетных структур ООН – Программа развития Организации Объединенных Наций (ПРООН) опубликовала очередной «Доклад о человеческом развитии 2015 года» (Human Development Report 2015). В таких докладах обычно публикуется информация об Индексе человеческого развития (ИЧР), который нередко используют в качестве синонима таких понятий как «качество жизни» или «уровень жизни».

Индекс (ИЧР) представляет собой интегральный показатель достижения страны одновременно по трем параметрам: ожидаемая продолжительность жизни при рождении, уровень грамотности взрослого населения и величина валового национального продукта на душу населения (по паритету покупательной способности (ППС), выраженному в долларах США). Иными словами, этот Индекс измеряет достижения страны с точки зрения состояния здоровья ее населения, уровня образования ее граждан и их дохода. Каждый из этих показателей оценивается экспертами величиной от нуля до единицы и затем, на основе взвешенных экспертных оценок, определяется итоговая средняя величина ИЧР.

По результатам исследования, которые были сделаны на основе данных за 2014-й год, 188 стран и территорий были разделены на четыре категории: 1) страны с очень высоким уровнем ИЧР; 2) с высоким уровнем ИЧР; 3) со средним уровнем ИЧР и 4) с низким уровнем ИЧР. 59 стран с показателем ИЧР, более, чем 0,8, в том числе и Израиль, были зачислены в категорию стран с очень высоким уровнем ИЧР. Первое место в этом списке уже многие годы (с 2008) неизменно занимает Норвегия с ИЧР. равным 0,944. Это очень богатая и благополучная во многих отношениях страна, не имеющая столь сложных внутренних и внешних проблем, которыми обременен Израиль.

Израиль занимает в этом списке почетное 18-е место с ИЧР, равным 0,894, опережая такие развитые страны, как Франция (0,888, 22-е место), Австрия (0,885, 23-е место), Испания, Италия и многие другие. Мы безусловно можем гордиться тем, что Израиль занимает сегодня очень достойное место среди богатейших стран мира!!!

Не будет лишним упомянуть и тот факт, что за Израилем также уже давно и заслуженно закрепилась репутация одного из признанных мировых лидеров в области развития высоких технологий. Можно было бы без труда назвать и другие большие достижения нашей маленькой страны. Большинство из них относится к сфере макроэкономических показателей. Это безусловно приятно и не может не радовать.

Но нельзя не отметить, что руководство страны на протяжении многих лет практически не использовало складывавшиеся в результате успешного развития нашей экономики благоприятные условия для адекватного развития социальной сферы и соответствующего улучшения условий жизни всего населения Израиля, прежде всего, беднейшей его части. Видимо, действительно впечатляющие макроэкономические результаты развития страны, не только вполне удовлетворяли наше руководство, но и, возможно, ослепляли его, отвлекая его внимание от необходимости решения насущных социальных проблем.

Невольно складывается впечатление, что наши политики забыли о том, что макроэкономические успехи – это не самоцель. Это только необходимая база, которая обеспечивает средства для решения всех государственных проблем, включая, разумеется, и социальные. Это своего рода локомотив, который должен тянуть за собой целый «поезд вагонов», в том числе и «социальные вагоны».

Что касается рядовых граждан, то они рассматривают макроэкономические достижения страны через призму того, как эти успехи влияют на условия их жизни: материальное положение, решение жилищных проблем, улучшение медицинского обслуживания, возможность получения достойного образования для детей и т.д. Именно в этом они хотели бы видеть подлинную ценность для себя макроэкономических успехов страны.

К сожалению, чаяния рядовых граждан далеко не всегда разделяются руководством страны. Об этом красноречиво свидетельствует достаточно скудное финансирование нашим государством социальной сферы, которое нередко пытаются объяснить бюджетными трудностями и дефицитом необходимых средств. С этим трудно согласиться. Вспомним недавнюю историю с формированием нынешней правительственной коалиции, когда для привлечения в коалицию ультрарелигиозных партий (а, фактически, «покупки» их согласия на это) легко нашлись многие миллиарды шекелей. Очевидно, что основная причина скромного финансирования социальной сферы кроется не в дефиците средств в госбюджете, а в дефиците внимания к этой сфере со стороны руководства страны.

Отсутствие такого внимания привело к тому. что по целому ряду весьма важных социальных показателей, характеризующих жизненный уровень населения страны в целом, Израиль из года в год оказывается в ОЭСР на малопочетных местах. Так, показатель уровня бедности населения в Израиле в 2014 году (23,1 %) был в два с лишним раза выше, чем в среднем по всем 34 странам ОЭСР. В Клубе Богатых Стран мы занимаем по этому показателю позорное второе место. Есть только одна единственная страна в этой организации (Мексика), где уровень бедности еще выше, чем у нас.

(Для ранжирования стран по уровню бедности в ОЭСР используется своего рода «наименьший общий знаменатель», а именно, количество населения, доходы которого не превышают половины средней (медианной) заработной платы, которая составляет сейчас в Израиле приблизительно 6600 шекелей в месяц, то есть уровень бедности -3300 шекелей).

По уровню социального неравенства (соотношение доходов 10 процентов наиболее обеспеченных граждан и такого же количества наиболее бедных) мы также занимаем не делающее нам чести 5-е место. У нас доходы 10-процентной «верхушки» общества в 18 раз (!) выше доходов тех, кто относится к такой же по численности, но самой бедной его части. Средний данный показатель по ОЭСР составляет только 9 раз. Иными словами, у нас уровень социального неравенства вдвое выше, чем в среднем по всем 34 странам организации.

Прекрасным подтверждением факта игнорирования всеми правительствами Израиля на протяжении почти двух десятков лет насущных проблем населения может служить отношение руководства страны к жилищной проблеме. При бурном росте численности населения Израиля за счет самого высокого среди развитых стран мира естественного прироста и массовой алии, вопреки всякой логике, не только не строилось социальное жилье, но и резко сократилось строительство жилья вообще, что весьма болезненно сказалось на материальном положении наиболее обездоленных слоев населения.

Более того, в 2000-е годы государством была распродана огромная часть уже существовавшего фонда социального жилья, что существенно обострило жилищную проблему для наиболее слабых слоев населения. Такая жилищная политика израильских властей привела страну к острому жилищному кризису. И. конечно же, поэтому, по уровню обеспеченности населения жильем, Израиль значительно отстает от других стран ОЭСР, занимая по данному показателю лишь 27-е место (из 34 стран). Если в среднем в странах ОЭСР на одного человека приходится 1,6 комнаты, то в Израиле в полтора раза меньше (1,1 комнаты). Для сравнения, в Канаде, например, на каждого жителя страны приходится 2,5 комнаты, в 2,2 раза больше, чем у нас.

Хотя Израиль может справедливо гордиться прекрасными достижениями в области медицины, и, в частности, не будет лишним напомнить, что наши граждане живут гораздо дольше, чем в среднем в других странах ОЭСР, но даже в этой сфере у нас далеко не все благополучно. Наше государство выделяет на здравоохранение всего 7,5 процента от своего валового внутреннего продукта (ВВП), занимая по этому показателю 25-е место в ОЭСР. В среднем страны этой организации выделяют на цели медицины 8,9 процента ВВП (данные за 2013 год).

Недостаток средств, которые богатый Израиль выделяет на цели медицины, привел к тому, что в нашей стране один из самых низких в ОЭСР уровней обеспеченности населения больничными койками, а именно, всего 1,9 койки на 1000 жителей (одна койка на 526 человек) в то время, как в среднем по ОЭСР этот показатель равен 3,3 койки на 1000 жителей (одна койка на 303 человека). В этой связи хочется напомнить, что в последние 25 лет в стране не было построено ни одной новой больницы, хотя численность населения за эти годы выросла на 75 процентов.

Даже один из крупнейших городов Израиля, Ашдод, с населением почти в четверть миллиона человек, до сих пор не имеет своей больницы. Хочется надеяться, что в ближайшие годы будет, наконец, реализован государственный закон о строительстве больницы в этом городе, принятый еще два десятка лет назад. История со строительством больницы в Ашдоде – это лишь одна из тех «капелек воды», в которой, как в зеркале, отражается подлинное, а не декларативное, отношение руководства страны к социальным проблемам.

Именно потому, что выделяемых государством средств на медицину явно недостаточно, в Израиле ощущается острая нехватка медицинских сестер. В то время, когда в странах ОЭСР в целом на 1000 человек населения приходится в среднем 8,7 медсестры, в Израиле их почти вдвое меньше – 4,8. Как это не покажется странным, но по тем же финансовым причинам, наша страна, которая является родиной многих видов новейшего медицинского оборудования, испытывает острую нехватку современного диагностического оборудования. Так, у нас на один миллион населения приходится только две установки магнитного резонанса и 9,2 компьютерных томографов, а соответствующие средние цифры по странам ОЭСР: 12,5 и 22,5. К сожалению, в этой сфере наше отставание от средних показателей ОЭСР легче выражается не процентами, а кратностью. Еще один неприятный для Израиля факт состоит в том, что личные расходы его граждан на медицину гораздо выше, чем средний показатель по странам ОЭСР.

Не будем больше утомлять читателя многочисленными цифрами, демонстрирующими наше отставание в социальной сфере от других членов ОЭСР. Остановимся лишь. и то очень поверхностно, на положении дел с пенсионным обеспечением, ибо именно оно заявлено в качестве темы данной статьи.

И в этой сфере наше не бедное государство не отличается особой щедростью. Оно выделяет на пенсионные нужды гораздо меньшую долю ВВП, чем другие страны ОЭСР, и находится по этому показателю в конце третьего десятка стран ОЭСР (из 34-х). В итоге, обязательная государственная пенсия по старости у нас гораздо скромнее, чем в большинстве стран ОЭСР. В 2011 году (к сожалению, более поздними данными мы не располагаем) средняя обязательная государственная пенсия по старости в странах ОЭСР составляла 2243 доллара США по паритету его покупательной способности (ППС) в соответствующих странах. Во Франции этот показатель составлял 4317, в Италии – 3350, в Испании – 2228, в Турции – 1066, в Израиле – 615, в Чили – 610, в Мексике – 246. Иными словами, на свою обязательную государственную пенсию израильский гражданин может купить товаров и услуг в 3,6 раза меньше, чем в среднем по странам ОЭСР и даже в 1,7 раза меньше, чем в Турции. Чтобы не огорчать израильского читателя, не будем сравнивать положение большинства наших пенсионеров с положением их сверстников во Франции, Италии или других развитых странах.

К сожалению, в последнее время макроэкономические показатели развития страны заметно ухудшились. В экономике Израиля наметились признаки стагнации. Понятно, что в такое время гораздо труднее осуществлять широкомасштабные социальные программы. Кроме того, нельзя не отметить, что в нашей стране продолжают сохраняться и даже обостряются и другие объективные причины (прежде всего проблемы внутренней и внешней безопасности), которые серьезно ограничивают возможности значительного увеличения капиталовложений в социальную сферу. Тем не менее, особенно после массовых протестных выступлений населения летом 2011 года, руководство страны вынуждено было обратить внимание и на социальную сферу. Видимо, оно начало осознавать, что не может уже больше игнорировать ее без риска для своего политического будущего.

За прошедшие с тех пор четыре с половиной года в отношении властей к социальным проблемам произошли определенные позитивные сдвиги. В частности, были оглашены планы строительства нескольких тысяч единиц социального жилья (которые, честно говоря, являются лишь «каплей дождя» после двадцатилетней «жилищной засухи»). С первого января 2016 года были существенно увеличены размеры социальных надбавок к пособиям «Битуах Леуми» для пожилых людей, семейных пар и одиночек, что должно значительно улучшить материальное положение около 200 тысяч пенсионеров. Были приняты и некоторые другие позитивные решения.

Однако, несмотря на принятые недавно решения, радикальных изменений в отношении наших властей к социальным проблемам не произошло. Сохраняется парадоксальная ситуация, которая состоит в том, что по своим макроэкономическим показателям Израиль, как было показано выше, примерно сопоставим с такими странами, как Испания, Франция, Япония, а по уровню бедности и по некоторым другим важнейшим социальным показателям мы находимся в ОЭСР в окружении таких стран, как Мексика, Турция, Чили.

К сожалению, в Израиле из-за отсутствия должного внимания руководства страны к социальным проблемам, рост макроэкономических показателей не влечет за собой автоматического адекватного роста показателей благосостояния большей части населения, как это наблюдается во всех развитых странах. (У нас, по-видимому, «социальные вагоны» отцеплены от «макроэкономического локомотива»). Две группы показателей, макроэкономические и социальные, существуют у нас каждая сама по себе. При этом нелюбимая и дискриминируемая властями социальная сфера продолжает испытывать дефицит внимания и, конечно же, дефицит средств, необходимых для ее успешного развития.

Одна из первостепенных причин высокого уровня бедности в Израиле лежит в кризисном положении пенсионной системы, которая за весьма короткое время существования страны претерпела уже несколько преобразований. Однако принимаемые непродуманные решения в этой сфере явились причиной сохраняющегося кризиса, а, следовательно, и бедности, значительной части населения Израиля.

Кое-что из истории израильских пенсий

(О пенсионных законах «для всех» и о пенсионном обеспечении «для избранных»)

Напомним, что на раннем этапе существования государства, на протяжении почти 30 лет (1955 – 1984), во времена так называемого «социалистического Израиля», его граждане, отработавшие на благо страны не менее десяти лет, обеспечивались пенсией в размере 40 процентов от их заработка. На наш взгляд, это не было «социалистической уравниловкой». Это было справедливое признание равных прав всех граждан страны на достойную пенсию, соответствующую их трудовому вкладу в общенациональный «котел». Кто больше работал и больше зарабатывал, тот, естественно, получал и бОльшую пенсию. Но все имели равные права на равную долю заработной платы в их будущей пенсии (например, 40 процентов при 10-летнем трудовом стаже).

Начиная с 1985 года в пенсионной системе произошли большие изменения. Поголовное право всех граждан на упомянутую равную процентную пенсию, пропорционально заработку, было отменено. Однако бюджетные пенсии в общественном секторе были сохранены. Отныне на практике достойная пенсия гарантировалась лишь наемным работникам, прежде всего чиновникам, занятым в государственном секторе, которые получали ее из бюджетных средств.

Большинство же остальных граждан, а это прежде всего лица, занятые в частном секторе, должны были сами решать свои пенсионные проблемы, участвуя в тех или иных пенсионных фондах. Разумеется, условия пенсионного обеспечения в таких фондах были значительно хуже, чем в государственном секторе. И далеко не все наемные работники в частном секторе самостоятельно делали себе сбережения на будущую пенсию. Кроме того, частные предприниматели не очень охотно делали свою часть отчислений в пенсионные фонды для своих работников. А последние далеко не всегда боролись за свои «пенсионные шекели», опасаясь в случае конфликта с работодателями вообще потерять свои рабочие места. В итоге сотни тысяч граждан, занятых в частном секторе, в силу различных причин вообще оказались без пенсий.

В особо тяжелом положении оставались и сотни тысяч трудящихся, нанятых на работу через посреднические конторы «коах адам», хотя фактически их трудовая деятельность осуществлялась в государственных организациях или предприятиях. Причем, в эту категорию входили (и многие, к сожалению, входят до сих пор) не только охранники, работники по уборке помещений, по обслуживанию больных и пожилых людей, но и специалисты высокой квалификации (учителя, врачи, инженеры и др.). Последние практически никогда раньше не имели никаких общепринятых социальных условий труда (отпуска, больничные и, конечно же, пенсионные отчисления).

При этом их заработная плата также была значительно ниже, чем у их коллег, нанятых предприятиями на работу напрямую. (Автор полностью согласен с бывшим израильским министром Эли Ишаем, справедливо называвшим такую форму найма на работу рабством).

Таким образом, тридцать лет назад трудящиеся страны, с точки зрения обеспечения своих пенсионных прав, были де-факто разделены на три неравные категории: а) занятые в общественном секторе напрямую (преимущественно чиновники высшего и среднего звена), чья старость гарантировалась достойной пенсией из госбюджета, б) занятые в частном секторе, чьи трудовые пенсии рассчитываются на гораздо менее льготных условиях и выплачиваются частными пенсионными фондами, в) те, кому «не положено никакой пенсии», и кто должен на старости лет существовать только на скромные пособия «Битуах Леуми».

Именно в эту категорию «пенсионных отказников», которым «не положено», попали десятки тысяч олим из бывшего Советского Союза, которые вынуждены были после приезда в страну в силу разных причин наниматься на любую низкооплачиваемую работу преимущественно через посреднические конторы на самых унизительных условиях и, конечно же, без каких-либо пенсионных отчислений. Очень многие из них не смогли за прошедшие годы приобрести себе собственное жилье. Они не смогли также получить социальное жилье, которое явно не в почете у руководства страны. Сегодня эти люди вынуждены скитаться по частным квартирам, плата за которые постоянно растет. Столь же быстро растет бедность среди олим пенсионного возраста.

Третья категория трудящихся, те, кому, с точки зрения прежних израильских законов, «пенсия не положена», по своей численности оказалась больше, чем первые две категории, вместе взятые. Для более, чем половины трудящихся Израиля единственной пенсионной перспективой оставалось государственное социальное страхование («Битуах Леуми»).

По своей сути пособия из «Битуах Леуми» для граждан пенсионного возраста (речь не идет об инвалидах, либо о гражданах, потерявших кормильца) практически являются своего рода пенсией, которую получают как те, кто вообще никогда не работал, так и те, кто трудился всю свою жизнь, но в силу тех или иных причин не имел пенсионных отчислений. В определенном смысле пособие из «Битуах Леуми» является неполной социальной уравниловкой. Оно не зависит от размера заработной платы и от размера налога на социальное страхование, который граждане выплачивали в период своей трудовой деятельности. Те, кто проработал менее десяти лет, получают такое же пособие, как и те, кто вообще не работал. Но те, кто проработал более десяти лет, получают некоторую прибавку в соответствии со стажем работы (2 % к базовому пособию за каждый год работы свыше 10 лет и 5 % - за каждый год, проработанный в пенсионном возрасте, но при условии отказа в этот период от получения пособия).

Окончательно бюджетные пенсии были отменены в 2002 году (в армии – в 2004).

Но те, кто был нанят на работу до 2002 года,

сохраняют права на получение таких пенсий при достижении ими пенсионного возраста.

Только в 2008 году вступил в силу долгожданный Закон об обязательной пенсии.

Этот абсолютно необходимый для демократического государства закон, признающий право каждого трудящегося на трудовую пенсию по старости, появился на свет с явным опозданием, когда уже половина трудящихся, достигших пенсионного возраста, не имела пенсий. Закон предусматривает обязательные пенсионные отчисления, которые отныне должны делать все наемные работники и их работодатели. Он был призван улучшить в будущем материальное положение всех наемных работников, достигших пенсионного возраста и не имевших ранее пенсионных отчислений.

Однако закон этот не был подготовлен должным образом. Его разработчики, видимо, были очень далеки от понимания нужд рядовых граждан, для которых, собственно, и готовился этот закон. Они не знали многих, весьма важных для большинства «простых» тружеников, финансовых «деталей», связанных с «Битуах Леуми». В итоге, из-за допущенных просчетов ухудшилось положение многих рядовых трудящихся, о чем будет сказано ниже.

Продержавшееся почти тридцать лет (1955 – 1984) пенсионное законодательство Израиля было справедливым и стабильным и отвечало интересам подавляющего большинства граждан страны. Однако в последние десятилетия в Израиле, как и в большинстве развитых стран мира, происходили экономические и демографические процессы, потребовавшие изменения существовавших пенсионных систем. Прежде всего, резко возросла средняя продолжительность жизни и, если раньше, после достижения пенсионного возраста (как правило, 60-65 лет) трудящийся получал пенсию на протяжении примерно еще около 10 лет своей жизни, то теперь средний срок «пенсионной жизни» вырос в полтора, а то и в два раза. Во-вторых, в развитых цивилизованных странах сократилась рождаемость (это практически не относится к Израилю, где в силу национальных и конфессиональных причин сохраняется достаточно высокий уровень рождаемости). Это привело к дополнительным долгосрочным изменениям в этих странах в соотношении числа работающих граждан и пенсионеров в пользу последних и увеличению вследствие этого нагрузки на работающих. Возникла объективная необходимость разработки новых пенсионных законов, увеличения возраста выхода на пенсию и изменения условий ее выплаты.

К сожалению, в Израиле при выработке новых законов были допущены очевидные просчеты. В частности, не были достаточно хорошо просчитаны «пенсионные возможности» государственного бюджета. Не были соблюдены справедливые, разумные соотношения между трудовыми пенсиями и государственными пособиями не работавшим гражданам, особенно в плане выплат социальных надбавок. Несовершенство этих законов, грубые ошибки, допущенные при их разработке, стали очевидными уже в первые годы их применения.

Представляется, что главная причина такого положения вещей в Израиле состоит в том, что все эти законы и основанные на них пенсионные положения зачастую просто игнорируют интересы основной массы трудящихся. Если судить по итогам применения этих законов на практике, может даже сложиться впечатление, что их разработчики, большинство из которых, видимо, юристы, а также наши законодатели, утверждавшие эти законы, не думали об общенациональной направленности этих законов. Более того, можно предположить, что их усилия были направлены прежде всего на обеспечение исключительно льготных условий пенсионного обеспечения очень узкой категории государственных служащих, прежде всего юридических советников различных категорий, судей, министров, депутатов кнессета, армейских и полицейских руководителей высокого ранга, а также некоторых других категорий высокопоставленных чиновников, в том числе, разумеется, и самих авторов закона, которые постарались себя не обидеть.

Сразу же подчеркнем, что никто не ставит под сомнение право ответственных государственных служащих высокого ранга и, конечно же, командиров армии и полиции, которые несут свою службу с риском для их здоровья и жизни, на получение специальных, гораздо более высоких, пенсий и льготных условий пенсионного обеспечения их семей после их смерти, по сравнению с остальными трудящимися. Но все должно быть в разумных пропорциях. И если вдова председателя раввинатского суда получает пенсию, в полтора раза превосходящую по своим размерам заработную плату находящегося на своем посту премьер-министра, то говорить о соблюдении разумных пропорций в плане размеров пенсий высших государственных чиновников не приходится.

Ситуацию, уже давно сложившуюся в пенсионном обеспечении категории высших чиновников в Израиле, трудно назвать обоснованной (если, конечно, не считать достаточным основанием для этого естественное, по-видимому, желание некоторых из них получить для себя как можно бОльшую долю бюджетного «пенсионного пирога» и явное отсутствие необходимой при этом скромности).

Чтобы не быть голословными, сошлемся на официальный источник, каким является финансовый отчет государства Израиль за 2014 год, который был обнародован в середине июля 2015 года. В нем содержится материал для серьезных размышлений. В частности, сообщается, что 819 человек в стране в 2014 году получали пенсию свыше 60 тысяч (!) шекелей в месяц, в том числе 250 отставных судей получают ежемесячные пенсии в размере 80 – 90 тысяч шекелей в месяц, что, между прочим, более чем в полтора раза превышает заработную плату действующего главы правительства. Конечно же, работа судей и важна, и сложна, и судьи имеют право на высокую зарплату при исполнении ими своих обязанностей и высокую пенсию в старости. Но, представляется, что работа премьер-министра страны (а, особенно, в Израиле) не менее важна и не менее сложна. Так почему же пенсия отставного судьи должна быть значительно выше зарплаты действующего премьер-министра?

Логика, которой руководствовались авторы столь замечательных (особенно для получателей этих пенсий) законов, известна только им самим. На наш взгляд, пенсия любого, уже не работающего государственного чиновника самого высокого уровня, а тем более пенсии их вдов (или вдовцов) не может быть больше заработной платы находящихся на своих постах первых лиц государства. Видимо, авторы системы расчетов пенсий и пенсионных льгот для высокопоставленных чиновников явно, что называется, «перестарались» в своих устремлениях не обидеть их и допустили серьезные ошибки. Не были достаточно обоснованы столь высокие размеры этих пенсий. Не были также в достаточной мере продуманы условия их индексации, что привело к росту размеров таких пенсий в геометрической прогрессии.

А, главное, не были просчитаны их возможные последствия для государственного бюджета. Серьезные ошибки допустили и законодатели, утверждавшие эти законы. Они, видимо, тоже больше думали о том, как эти законы скажутся на их собственном благополучии в будущем, чем о последствиях этих законов для всей страны. А эти последствия уже сегодня тяжелым бременем ложатся на экономику Израиля.

В дальнейшем ситуация будет только осложняться.

Так, в 2015 году расходы государства на бюджетные пенсии составили по предварительным расчетам около 19 миллиардов шекелей. И эта сумма должна ежегодно расти вплоть до 2033 года, когда, по расчетам министерства финансов, она предположительно должна составить около 26,5 млрд. шекелей. При этом государству предстоит в ближайшие десятилетия выплатить уже вышедшим на пенсию бюджетникам 384 миллиарда шекелей. Но это еще не все. Кроме этого, государство должно будет выплатить 264 миллиарда шекелей тем лицам, которые еще работают, но имеют право на получение бюджетной пенсии по окончании своей работы.

Что касается пенсий рядовых граждан, не относящихся к классу VIP, то большинство из них до 2008 года не имело никаких пенсионных отчислений и, следовательно, не имело перспектив на получение трудовой пенсии в будущем. В соответствии с законом 2008 года об обязательной пенсии все израильтяне, работающие по найму, получили возможность обзавестись пенсионными отчислениями. Однако многие из них к тому времени находились уже в том возрасте (например, после 50 лет), когда до выхода на пенсию оставалось совсем немного времени и заработать «полновесную» пенсию было уже практически невозможно.

Понятно, что до ухода на пенсию в 67 лет человек, который начал делать пенсионные отчисления в 55 лет, успеет отработать только 12 лет. Даже если он получал заработную плату в размере 7000 шекелей в месяц, а это, подчеркнем, больше, чем реальная средняя зарплата по стране, так как половина трудящихся получает меньше 6600 шекелей в месяц (медиана), при выходе на пенсию такой наемный работник будет получать пенсию в размере 851 шекель в месяц.

Это в 100 (СТО !!!) раз меньше пенсии уже упомянутой выше вдовы председателя раввинатского суда (который, кстати, при своей жизни, в соответствии с законом, вообще не делал пенсионных отчислений). Между прочим, пенсия этой вдовы равна сумме пенсий целой СОТНИ наемных работников, получавших заработную, выше реальной средней, и суммарно отработавших на благо государства 1200 человеко-лет (12х100).

О справедливости таких законов и о целесообразности их существования в Израиле каждый может судить сам в силу своих представлений о социальной справедливости.

И кстати, совершенно непонятно почему закон освобождает отнюдь не бедных высокопоставленных израильских чиновников очень высокого ранга от выплаты своей доли пенсионных отчислений на свою будущую пенсию?

Особенно дискриминационным в отношении малообеспеченных слоев населения страны является и порядок индексации пособий из «Битуах Леуми» по сравнению с порядком индексации бюджетных пенсий. Пособия из «Битуах Леуми» индексируются в начале очередного календарного года на величину индекса потребительских цен за прошедший год. При этом базовые пособия по старости составляют всего 16% (менее одной шестой части) от средней арифметической заработной платы по стране. Поскольку в 2014 году индекс потребительских цен был отрицательным (- 0,2 %), а в 2015 году отрицательный индекс был, по всей вероятности, еще значительно бОльшим (так как за первые одиннадцать месяцев прошедшего года он был равен минус 0,9 процента), то пособия из «Битуах Леуми» ни в 2015, ни в 2016 годах вообще не индексировались. (Речь здесь не идет о социальных надбавках, которые в декабре 2015 года были одноразово значительно увеличены).

Таким образом, получателям пособий из «Битуах Леуми», не получающим социальной надбавки, в 2016 году придется довольствоваться пособиями, размеры которых были рассчитаны на основе цен, существовавших еще в 2013 году. И это при постоянно растущих в последние годы ценах на повседневные товары первой необходимости.

Читать далее:

https://mail.google.com/mail/u/0/?shva=1#inbox/15dfb6daee553c7e

 



Переслал: Golani Israeli
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.





РЕКОМЕНДУЕМ:

ТЕГИ:
израиль

ID материала: 23224 | Категория: Общественно-политическая жизнь в Израиле | Просмотров: 446 | Рейтинг: 0.0/0


Всего комментариев: 0


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



Знакомства


Еще предложения
www.NewRezume.org © 2017
Главный редактор: Леонид Ходос
leonid@newrezume.org
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Вход