Точное время
Нью-Йорк:
Берлин:
Иерусалим:
Москва:
Поиск
Мы в соц.сетях
Главная » Общественно-политическая жизнь в мире » Митава в годы Великой Северной войны

Митава в годы Великой Северной войны

2017 » Август » 5      Категория:  Общественно-политическая жизнь в мире

Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨

В годы Великой Северной войны (1700—1721), когда Россия вела борьбу со Швецией за выход к Балтийскому морю, Митава не раз становилась местом ожесточенных баталий. Военные действия крайне отрицательно сказались на развитии города. Многие деревянные дома повыгорели, сократилось резко и число его жителей.
 



Великая Северная война в Прибалтике началась 11 (22) февраля 1700 года с неожиданного нападения саксонской армии на Коброн-шанец — маленькую крепость, находившуюся на курляндско-шведской границе прямо напротив Риги.

История этой крепости начинается в 1621 году, когда армия шведского короля Густава Адольфа осадила Ригу. Для прикрытия осадного шведского корпуса от поляков Густав Адольф послал за Двину полковника Коброна, который напротив острова Большой Кливерсгольм, или, как он тогда назывался, Тейфельсгольм (Чёртов остров), построил бастион, названный Коброншанц.



Коброн-шанец.
 




Укрепления шанца состояли из пяти бастионов с равелинами, окруженными мокрым рвом и палисадами. В 1700 году гарнизон крепости насчитывал всего 50 солдат Абоского полка, из которых лишь 9 человек были в состоянии вести бой. Командовал гарнизоном майор Конрад фон Бильдштейн.

Как отмечают Великанов В.С. и Мехнев С.Л. в книге «Курляндская операция 1705—1706 гг. и сражение при Гемауэртгофе» (Москва, Фонд «Русские витязи», 2016), саксонцы начали концентрировать свои войска в Курляндии ещё в декабре 1699 года, и к моменту начала боевых действий у границы с Лифляндией были сосредоточены около 10 тыс. чел. с шестью трехфунтовыми полковыми орудиями.

Несмотря на отчаянные призывы Бильдштейна к рижскому генерал-губернатору и известному инженеру-фортификатору и военачальнику Эрику Ёнссону Дальбергу, тому самому, который оказал крайне недружелюбный приём Великому посольству и, в частности, Петру I, остановившемуся в Риге в конце марта 1697 года, немедленно оказать помощь, подкрепление к нему так и не было отправлено, и в ночь с 13 на 14 февраля после короткой стычки Коброн-шанец был занят саксонскими войсками.

Командующий саксонскими войсками генерал-лейтенант граф Якоб Генрих фон Флемминг в своём донесении королю Августу Сильному, описывая взятие Коброн-шанца, значительно переоценил силы шведов. Он писал:
 


«Сир! Ваше Королевское Величество знает из моего последнего рапорта, что я подошёл к реке Двине. Убедившись, что шведы в Риге получили заблаговременное известие о моём приближении, я решил атаковать Кобер-шанец, в котором предполагался гарнизон в 360 человек. (На самом деле — 50 человек — В.Г.)

Для этого послан полковник Браузен с отрядом драгун. Он доложил, что взял в плен шведский авангард и осадил городскую башню. (Речь идёт о сторожевой башне, которая находилась южнее Коброн-шанца, в районе сегодняшнего Торнякалнса — В.Г.) К нему на подкрепление выслали генерал-майора Паткуля с 1200 человек пехоты. Остальные войска оставались на своих местах.

Я же поехал в Митаву с генерал-майором Карловичем, чтобы организовать необходимую провизию, амуницию и другое снабжение.

Вечером я получил сообщение, что шведский отряд с офицером по ошибке заехал на наши передовые посты, его окликнули, и ему удалось уйти. Но генерал-майор Паткуль немедленно послал за ними погоню и взял в плен 13 человек вместе с капитаном, трое были убиты и ещё троим удалось уйти. После этого он занял городскую башню.

Вернувшись на место, мы рекогносцировали укрепления, которые собирались атаковать, взяв с собой офицеров — колонновожатых, чтобы определить слабое место для атаки.

Я приказал атаковать на левом фланге майору Кобрицу, а на правом — подполковнику Каницу. Резервом командовал полковник Беллинг. С другой стороны я назначил две демонстративных атаки под командой двух драгунских капитанов Оппена и Стара. Офицеры эти прекрасно справились со своей задачей ложной атаки, первыми ударив на неприятеля, сломали палисад и атаковали шанец.

Весь штурм продолжался примерно полчаса.

На правом фланге атака была трудной, потому что надо было пройти через двое ворот, которые были успешно взорваны петардами. Во время штурма гарнизон Риги находился на своих укреплениях, но только с рассветом они начали стрелять из пушек по нашим драгунам, убив в моём полку 6 коней и ранив троих рядовых».

 


Одновременно с нападением на Коброн-шанец саксонцы блокировали крепость Дюнаминде, расположенную на мысу между Двиной и Рижским заливом и контролировавшую морские подступы к Риге.

Спустя полтора месяца осады, 25 марта, командующий гарнизоном Дюнаминде шведский полковник Г.Будберг сдал крепость Флеммингу.



Граф Якоб Генрих фон Флемминг (3 марта 1667 — 30 апреля 1728, Вена) — государственный и военный деятель Саксонии и Речи Посполитой, военачальник саксонского курфюрста Августа Сильного.

 




В начале апреля на правый берег Двины переправился небольшой отряд саксонской кавалерии (ок. 1,5 тыс. чел.), перерезавший дороги из Риги в Лифляндию. Но осада Риги союзными саксонскими, польскими и литовскими войсками началась лишь в июле 1700 года. Не добившись быстрого успеха, 19 сентября 1700 года союзные войска прекратили осаду Риги и отошли на зимние квартиры в Курляндию.

Весной 1701 г. союзная (саксонско-польско-литовская) армия под командованием фельдмаршала Адама Генриха Штейнау (1653 — 1712) вновь заняла позиции на берегу Даугавы.

Войска стояли на линии от Дюнаминде до Кокенхаузена (совр. Кокнесе), расположенного примерно в 100 км к востоку от Риги, на правом берегу Даугавы при впадении в неё реки Персе.

Численность союзной армии в это время составляла около 9 тыс. чел. К союзным войскам присоединился и принц Фердинанд Кетлер (в качестве генерал-фельдмаршала), который привёл с собой войска Курляндского герцогства.

Принц Фердинанд Кетлер был фактическим со-командующим союзной польско-саксонско-литовско-курляндской армией.



Фердинанд Кетлер (2 ноября 1655, Митава — 4 мая 1737) — опекун герцога Фридриха Вильгельма с 1698 по 1711 гг., герцог Курляндии и Семигалии с 1730 по 1737 год. Национальный музей Швеции, г. Стокгольм.

 




В конце июня к союзной армии присоединилась и Россия, которая направила к Кокенхаузену 20-тысячный вспомогательный корпус генерала А.И.Репнина (18 солдатских и 1 стрелецкий пехотные полки). Фельдмаршал Штейнау дал русскому корпусу следующий отзыв:
 


«Сюда прибыли русские войска, числом около 20 000. Люди вообще хороши, не больше 50 человек придется забраковать; у них хорошие мастрихтские и люттихские ружья, у некоторых полков шпаги вместо штыков. Они идут так хорошо, что нет на них ни одной жалобы, работают прилежно и скоро, беспрекословно исполняют все приказания.

Особенно похвально то, что при целом войске нет ни одной женщины и ни одной собаки; в военном совете московский генерал сильно жаловался, просил, чтобы женам саксонских мушкетеров запрещено было утром и вечером ходить в русский лагерь и продавать водку, потому что через это его люди приучаются к пьянству и разного рода дебоширству.

Генерал Репнин человек лет сорока, в войне он не много смыслит, но он очень любит учиться и очень почтителен; полковники все немцы, старые, неспособные люди, и остальные офицеры люди малоопытные».



Аникита Иванович Репнин (1668 — 3 (14) июля 1726, Рига).

 


Главные силы корпуса Репнина остались у Кокенгаузена, а под Ригу отправлены были 4000 человек под общим командованием Томаса Юнгара (полки Трейдена, Риддора и стрельцы Юрия Вестова). В начале июля они подошли к Риге.

Дальнейшее развитие событий в Прибалтике определило поражение союзной польско-литовско-саксонско-курляндской армии в битве при Спилве 19 июля 1701 года.

Собрав к середине июня 1701 года 19-тысячную армию, шведский король Карл XII подошёл к Риге. В 4 часа утра 8 (19) июля шведские войска под его командованием начали переправляться через Двину, после чего решительно атаковали саксонцев, которые занимали позиции в районе Спилве.

В ходе длившегося около двух часов ожесточённого боя саксонцы четырежды пытались сбросить в реку переправившегося противника, но всякий раз неудачно. К семи утра бой закончился. Потери саксонской армии достигали 900 человек убитыми и 500 пленными. Армия Карла XII потеряла около 300 человек.

Как пишут Великанов В.С и Мехнев С.Л., в сражении участвовал и принц Фердинанд Кетлер, который командовал правым флангом саксонской армии. Вместе с фельдмаршалом Штейнау он не только организовывал атаки саксонской кавалерии, но и сам трижды врубался в самую гущу шведской пехоты. В одной из этих атак он был сбит с коня ударом мушкетного приклада и полуживым эвакуирован с поле боя кирасирами из своей свиты.



Сражение шведских и польско-саксонских войск при Спилве 8 (19) июля 1701 г.

 




После поражения союзной армии при Спилве шведская армия вступила на территорию Курляндии.

22 июля в Митаву вступил 2-тысячный шведский отряд под командованием генерал-майора Карла Густава Мернера (1658-1721). Городской магистрат во главе с магистром Сандманом вручил шведам ключи от города и крепости со всеми военными припасами и большим провольственным магазином.

В Митаве обосновался сильный шведский гарнизон с большим числом пушек и необходимыми военными припасами. Комендантом гарнизона был назначен полковник Юрген Кнорринг.

Вскоре в Митаву прибыл шведский король Карл XII. По его приказу шведы вывезли в Ригу герцогскую библиотеку, архив, оружие и полковые знамена Курляндского герцогства. Оружие и знамена были затем переданы на хранение в Стокгольмский арсенал, где находятся и сегодня.



Карл XII, король Швеции в 1697-1718 годах (17 (27) июня 1682 — 30 ноября (11 декабря) 1718). Национальный музей Швеции, г. Стокгольм.

 




Фердинанд Кетлер, не имея возможности защитить герцогство, отправился в Данциг, где как частное лицо прожил до самого конца Великой Северной войны.

На границе с Литвой всю осень 1702 года продолжалась «малая война». Для борьбы с вылазками союзных войск шведы сформировали т.н. «Курляндскую армию» под командованием Карла Магнуса Стюарта, в задачу которой входили охрана герцогства и сбор продовольствия для шведской армии. Командиром Уппландского третьеочередного полка в армии Стюарта был полковник Адам Людвиг Левенгаупт.



Граф Адам Людвиг Левенгаупт (15 апреля 1659, вблизи Копенгагена — 12 февраля 1719, Москва). Национальный музей Швеции, г. Стокгольм.

 




18 (29) марта 1703 года между русско-литовским корпусом под командованием старосты жемайтского Г.А.Огинского и шведскими войсками под командованием Левенгаупта состоялось сражение при Салатах (совр. Салочяй в Литве). Сражение закончилось полным поражением союзных войск. За эту победу Левенгаупт был произведён в генерал-майоры и назначен вице-губернатором Курляндии и Земгалии. После поражения союзных войск при Салатах «малая война» не закончилась, но стала менее интенсивной.

В начале 1705 года русская армия начала подготовку к походу в Курляндию. В это время в русской армии было двое командующих: Борис Петрович Шереметев, который был одним из первых русских генерал-фельдмаршалов (с 1701 г.), и военачальник шотландского происхождения Георг Бенедикт Огильви.

Фельдмаршал Б.П.Шереметев (род. в 1652 г.) был потомственным военным и дипломатом. Австрийский дипломат Корб даёт ему следующую характеристику: это «дельный боярин, доблестный воин, гроза татар и главное украшение России».

Известный российский историк Евгений Анисимов к этой характеристике добавляет: «Крупный, даже толстый, с бледным лицом и голубыми глазами, Шереметев выделялся среди прочих вельмож своими благородными спокойными манерами, любезностью и воспитанностью».



Фельдмаршал Борис Петрович Шереметев (25 апреля [5 мая] 1652 — 17 [28] февраля 1719).

 




В 1699 году Шереметев возглавил дипломатическую миссию на Мальту, где был удостоен редкой награды — был принят в мальтийские рыцари. В своих документах Шереметев всегда писал: «Кавалер Мальтийский свидетельствованный», т.е. законный.

По оценке Е.Анисимова, Шереметев «не был выдающимся человеком». Более того, он был личностью вполне заурядной, неяркой, без воображения и духовных исканий. «Но зато обладал другими достоинствами. В нем была та солидная надежность, которая внушает подчиненным уверенность и придает мужество даже в самом жарком бою».

Фельдмаршалу Огильви в 1705 году было 54 года (род. 19 марта 1651 г.). Как и Шереметев, он был потомственным военным. Его отец, Георг Якоб Огильви, был генералом Священной Римской империи и в момент рождения сына состоял комендантом замка Шпильберг в Брно (Чехия).

До своего перехода в российскую армию Огильви прошёл все ступени военной службы: служил в пикинёрском полку, получил последовательно чины фельдфебеля, вахмистра, лейтенанта. С 1677 года — оберст-вахмейстер в полку принца Людвига Баденского. Был участником войны против Османской империи, в 1689 году — комендант отбитого у турок Белграда. С 1691 года командовал полком, в 1692 году получил почётную должность императорского казначея. В 1695 году получил чин генерал-фельдвахтмейстера (генерал-майора). В 1702 году принимал участие в походе на Рейн в ходе войны за испанское наследство, отличился при осаде Ландау, 13 сентября 1703 года получил чин императорского фельдмаршала-лейтенанта.


В ноябре 1702 года Огильви подписал договор о переходе на службу к русскому царю, но в Москву прибыл лишь в мае 1704 года.

В июне того же года Пётр I назначил его командующим над войсками, осаждавшими шведскую Нарву. 9 августа 1704 года крепость Нарва была взята штурмом. Пётр I высоко оценивал вклад Огильви в эту победу.

Спустя несколько месяцев Огильви предложил Петру I свой план реформирования русской армии. Он предлагал увеличить численный состав частей: каждый пехотный полк должен был приобрести двухбатальонную организацию (9 рот по 150 человек: 8 фузилёрных и 1 гренадерскую), драгунский полк — шестиэскадронную (или 12-ротную) организацию (по 100 человек в роте). В итоге русская армия должна была насчитывать 45 700 штыков и 19 200 сабель.

Кроме того, Огильви предложил более совершенный характер соединения воинских частей, которые до того носили случайный характер: 4 полка должны были составлять бригаду в подчинении генерал-майора, две бригады составляли дивизию под началом генерал-лейтенанта (генерал-поручика).

Наконец, Огильви предлагал особое внимание уделить обучению войск, а также старых, неспособных командиров отправить в отставку, и на их место пригласить из Европы новых офицеров.

В 1705 году Огильви был назначен главнокомандующим русской армией в Речи Посполитой. Главные силы его армии располагались в Гродно. Шереметев в это же время командовал русскими войсками, которые находились в Полоцке.

12 июня Петр I устроил в Полоцке смотр войскам. К этому времени русская армия уже прошла через череду поражений и реформ, которые заложили основу регулярной армии. Всего в смотре участвовали 27 полков пехоты, включая лейб-гвардии Преображенский и Бутырский пехотные полки, и 16 полков конницы, а также артиллерия.
 


«Все части армии представились Царю в блестящем виде», — говорится в изданной генерал-лейтенантом П.О.Бобровским в 1892 году книге «История 13-го лейб-гвардейского Эриванского Его Величества полка за 250 лет».
 



1 июля 1705 года русская армия под командованием фельдмаршала Шереметва выступила из Полоцка к Вильно (сейчас — Вильнюс).

Пётр I шел вместе с гвардейскими полками. В Вильно русские войска стали собираться к 15 июля. Первой пришла бригада князя М.М.Голицына, состоявшая из Преображенского, Семеновского и Ингерманландского полков.

В Вильно Пётр I приказывает Б.П.Шереметеву вместе с генералами Чамберсом и Розеном «идти в Курляндию на Левенгаупта, дабы отрезать его от Риги. Если же Левенгаупт засядет в Митаве и в Боуску (Бауска), — писал Пётр I, — то осадить его».

И Чамберс, и Розен имели немалый опыт командования войсками.

Георг Густав Фабиан фон Розен (род. в 1651 г.) был сыном полковника шведской армии. Боевой опыт приобрел в армиях Франции и Дании, в отставку вышел в звании генерал-майора. До 1703 года жил в своем поместье близ Бреслау (совр. Вроцлав).

В начале 1703 года его посетил И.Р.Паткуль, который заключил с ним договор о найме на службу к русскому царю Петру I. 12 августа 1703 года Розен прибыл в Москву и получил от Петра чин генерал-поручика от кавалерии.

В конце 1703-го — первой половине 1704 года по поручению царя Петра Розен занимался вербовкой в Европе новых офицеров для русской армии. В действующую армию Шереметева Розен прибыл 24 мая 1705 года и первое время осуществлял общее командование русскими драгунскими полками в Курляндии.



Георг Густав Фабиан фон Розен (1651—1737) — лифляндский дворянин из рода Розен, русский генерал-поручик (1703).

 




Шотландец Джон Чамберс родился в Москве в 1650 году. В 1693 году был назначен командиром Семеновского полка, в 1695-1696 гг участвовал в Азовских походах, в 1700 году сражался при Нарве, и, несмотря на поражение, получил чин генерал-майора и временное командование дивизией взятого в плен генерала А.М.Головина в составе двух гвардейских полков (Семёновского и Преображенского).

Весной 1705 года, командуя сводным отрядом, состоявшим из половин Семёновского, Преображенского и Ингерманландского полков, и с артиллерией шведских гарнизонов Нарвы, Ивангорода, Дерпта (совр. Тарту) и отнятой у Шлиппенбаха, присоединился к войскам Шереметева. Во время походов в Курляндию Чамберс командовал бригадой из трёх пехотных полков.


В 1705 году русские войска дважды вторгались на территорию Курляндского герцогства.

Первый Курляндский поход пришёлся на конец июля, когда отряд русских войск под командованием генерал-майора Боура 23 июля лишь на несколько часов овладел Митавой, а спустя несколько дней, 26 июля, состоялась кровопролитная битва при Гемауэртгофе (Мурмуйжа).

Второй Курляндский поход состоялся в августе-сентябре 1705 года, когда русские войска овладели сначала Митавой и Бауской, а затем и всей Курляндией.

11 (22) июля Шереметев отдал приказ генерал-майору Родиону Боуру добыть сведения о местоположении и численности войск Левенгаупта. Как отмечают Великанов В.С. и Мехнев С.Л., в отряд Боура вошли по 200 человек из драгунских полков Мещерского, Волконского, Кропотова, Инфланта, Григорова, Игнатьева и самого Боура, а также чугуевские калмыки — всего 1450 чел.



Родион Христианович Боур (1667 — 1717).

 




На рассвете 23 июля Боур подошёл к Митаве и с ходу атаковал город. Шведский гарнизон Митавы в это время насчитывал 592 чел.: 300 чел. из Хельсинкского полка, 280 чел. из Уппландского третьеочередного полка Левенгаупта и 12 артиллеристов. Большая часть шведов квартировала в городе, в укрепленном замке находилась лишь рота пехоты.

Как уже отмечалось, командующим шведским гарнизоном в Митаве был полковник Юрген Кнорринг, командир Хельсинкского полка. Его предок, Генрих Кнорринг, в середине XVI века владел несколькими поместьями в Курляндии. Потомство Генриха Кнорринга разделилось на несколько линий, из которых одна, получившая в Швеции баронский титул, была внесена в матрикулы дворян Великого княжества Финляндского.

Несмотря на наличие сведений о движении войск Шереметева в Курляндию, Юрген Кнорринг считал, что русские войска находятся «где-то в районе Двины», и не предпринял никаких дополнительных мер по защите города.

В результате атака русских войск оказалась для шведов полной неожиданностью. На улицах Митавы разгорелся беспорядочный бой. Организовать сопротивление шведы не смогли. Кнорринг, переодевшись в гражданскую одежду, бежал из города и укрылся в Митавском замке. Гарнизон замка закрыл ворота, и русские войска не стали его атаковать. Около полудня Боур, забрав пленных и трофеи, ушёл из Митавы к Мезотену (Межотне).

Согласно шведским данным, потери шведов 23 июля составили 274 чел., из них погибли 187, попали в плен к русским 85. Согласно русским источникам, Боур, напав на городские предместья, «до ста неприятелей побил». Было взято в плен 6 офицеров, унтер-офицеров и рядовых — 72, знамен — 8, пушек — 2.


Около четырех часов дня того же 23 июля в Митаву с подкреплением спешно прибыл Левенгаупт, но русские войска к этому времени находились уже далеко от города. Левенгаупт вернулся в лагерь у Цагарена (Жагаре), где находились основные силы шведов, и отдал приказ войскам занять позиции у Гемауэртгофа (Мурмуйжа).

Вечером того же дня шведская пехота под командованием полковника Стакельберга совершила 20-километровый марш из Цагарена к Гемауэртгофу и расположилась лагерем в лесу западнее этой мызы, на левом берегу реки Шведт (Свете). Кавалерия шведов прибыла в лагерь у Гемауэртгофа утром 24 июля. 25 июля к армии присоединился Эренберг с пехотой и драгунами из Либавы (Лиепаи).

Таким образом, все силы шведов были собраны у Гемауэртгофа.



Река Шведт (Свете) возле Гемауэртгофа (Мурмуйжи).

 




Небольшое поместье Гемауэртгоф (совр. Мурмуйжа) находится в Вилцской волости, на юго-западе современного Елгавского края. Вилцская волость граничит с Залениекской, Лиелплатонской и Элейской волостями Елгавского края, Аугсткалнской волостью Терветского края, а также с Саткунским, Скайстгирским и Жагарским староствами Йонишкского района Шяуляйского уезда Литвы. Расстояние от Елгавы до Вилце составляет 35 км.

В то время как шведские войска сконцентрировались у Гемауэртгофа, русские войска продолжали стоять лагерем у Мезотена.

Великанов В.С. и Мехнев С.Л. пишут, что русское командование утром 26 июля не знало о выдвижении шведов к Гемауэртгофу и все ещё предполагало, что противник находится в районе Цагарена. Стремясь отрезать шведов от Риги и Митавы, Шереметев тоже приказал русским войскам двигаться по дороге через Гросс-Эллей на Гемауэртгоф. Это решение сделало неизбежным столкновение шведской и русской армий.

Общая численность войск Левенгаупта в это время составляла 8,5-9 тыс. чел. Численность русской армии, с учётом командированных и оставленных при обозе, была около 9,5 тыс. чел.

Таким образом, силы сторон были примерно одинаковыми. Но у шведов было преимущество в пехоте, а у русских — в драгунах.


Как пишут Великанов В.С. и Мехнев С.Л., утром 26 июля произошло первое боестолкновение русских и шведских войск.

Небольшая группа шведских фуражиров (по другим данным — мародёров) собирала продовольствие на хуторах северо-восточнее Гемауэртгофа. Здесь на них наткнулся передовой разъезд русских казаков. Двое шведов были взяты в плен, а остальные бежали и подняли тревогу в своём лагере. Левенгаупт тут же отправил на место боя отряд кавалерии в 300 чел. под командованием полковника Брёмсена.

После этого Левенгаупт отдал войскам приказ перейти на правый берег реки Шведт (Свете) и занять позицию между Вилценом (Вилце) и рекой Шведт.

Шведская армия построилась в боевой порядок на опушке леса фронтом на север-восток. Позицию шведов с фронта и левого фланга прикрывала речка, правый фланг упирался в болото, а впереди был лесок.

Шведы построились в две линии. Первая — сомкнутым строем, вторая — с промежутками, пехота в центре, кавалерия по флангам, артиллерия была распределена по всей линии фронта.

Русская армия подошла к Гемауэртгофу лишь к 5 часам вечера и остановилась на расстоянии 3-4 км от шведов. Войска также построились в боевые порядки, в две линии. Правый фланг упирался в реку Шведт, а левый в небольшой ручей. В центре позиции расположилась пехота, а кавалерия — на флангах.

Поскольку точное расположение шведских войск оставалось для русского командования неизвестным, генералу Розену было поручено провести рекогносцировку. Вернувшись с задания, он доложил, что «неприятель стал в месте самом крепком подле лесу и за рекою».

Принимая во внимание, что войска за минувший день совершили 30-километровый марш и нуждались в отдыхе, а также что день близился к закату, Шереметев принял решение отложить атаку до утра. Отдав войскам приказ отдыхать, Шереметев вместе с генерал-майором Боуром лично направился в сторону шведов для получения точных сведений о расположении противника.

Шведское командование тоже отложило начало боевых действий на утро 27 июля. Войска совершили вечернюю молитву, разожгли костры и готовились к ужину. Для наблюдения за русскими войсками был отправлен отряд подполковника Лёшерта в составе четырех эскадронов с приказом не удаляться от шведской линии фронта далее 1000 шагов и не вступать в бой.

Этот план неожиданно нарушил полковник Берндт Отто Стакельберг, который без приказа Левенгаупта оставил своё место в боевом порядке и поскакал за эскадронами Лёшерта с намерением самому возглавить рекогносцировку. Догнав Лёшерта, Стакельберг быстро вырвался вперёд, вышел на открытую местность и увидел неподалёку Шереметева с его свитой. Шереметев тут же поспешил отойти, а прикрывавшие его русские аванпосты решительно атаковали шведов.

Эта никем не планировавшаяся стычка всё изменила. Полковник Кропотов без приказа Шереметева тут же повёл свою бригаду в атаку. Его примеру последовал полковник Игнатьев со своей бригадой. В этой ситуации Шереметеву не оставалось ничего другого, как дать сигнал к общему наступлению.


Сражение началось в без четверти шесть и продолжалось до половины десятого вечера. О накале боя свидетельствует тот факт, что шведами было сделано около 120 тыс. ружейных и пистолетных выстрелов, а у артиллерии закончились боеприпасы.

На поле брани остались тысячи погибших с обеих сторон солдат. Войска Шереметева потеряли 2250 чел., включая погибших, раненых, пленных и дезертиров. Потери шведов, по их данным, составили 1900 чел. убитыми и ранеными. Основные потери понесла шведская кавалерия, особенно войска разбитого левого фланга.

Но поле боя в итоге осталось за шведами.



Сражение при Гемауэртгофе (ныне — Мурмуйжа, Вилцская волость, в 80 км от Риги), гравюра XVIII века.
 




На исходе дня 26 июля Шереметев дал приказ русским войскам оставить занимаемые позиции и отступать в направлении Литвы. При отступлении были убиты шведы, взятые в плен в Митаве 23 июля.

Утром 27 июля Левенгаупт обнаружил пустой русский лагерь. Собрав раненых, он отошёл к Митаве, где 2 августа им был устроен праздничный салют в честь одержанной победы. Карл XII в награду за победу произвёл Левенгаупта в чин генерал-лейтенанта.

Шереметев сообщил Петру I о своем поражении при Гемауэртгофе. Петр I отправил к Шереметеву своего любимца, сержанта Михаила Щепотьева (? — 12 октября 1706), с поручением на месте узнать подробности о положении отряда Левенгаупта. В письме Шереметеву Петр I писал:
 


«Не извольте о бывшем несчастии печальны быть... и паче людей ободряйте. Из Курляндии получили мы ведомость, что будто Левенгаупт великий урон имеет и пошел к Риге, о чем ждем конфермации» (подтверждения — В.Г.).
 


Сержант Щепотьев, вернувшись из разведывательного похода, подтвердил слухи о плачевном положении дел в отряде Левенгаупта. Опираясь на эту информацию, Петр I отдал приказ незамедлительно начать новый поход в Курляндию.


1 (12) августа во второй Курляндский поход отправилась русская армия общей численностью около 20-21 тыс. чел. В числе этих войск были:

— корпус пехоты Аникиты Ивановича Репнина, собранный из лучших и наиболее боеспособных частей русской армии, находившихся в Вильно. В его состав включили 13 батальонов пехоты (три батальона Преображенского полка, два — Семёновского, два — Ингерманландского, по одному — Шереметева, Огильви, фон Швейдена, Саввы Айгустова, Николая Балка и Бутырского полков) общей численностью 9146 солдат и 324 нестроевых;

— конный отряд Карла Эвальда Ренне, находившийся в Ковно (совр. Каунас) и состоявший из 6 драгунских полков (Гебхарда Пфлуга, Ивана Горбова, Афанасия Остафьева, Александра Волконского, фон Шауенбурга и самого Карла Ренне) общей численностью 4,5 тыс. чел.

— корпус Шереметева, насчитывавший после поражения при Гемауэртгофе всего 6629 чел.

Командовал войсками лично Пётр I.



Источник: imhoclub.by
Автор: Виктор Гущин
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.





РЕКОМЕНДУЕМ:

ТЕГИ:
политика

ID материала: 21998 | Категория: Общественно-политическая жизнь в мире | Просмотров: 202 | Рейтинг: 0.0/0


Всего комментариев: 0


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



Знакомства


Еще предложения
www.NewRezume.org © 2017
Главный редактор: Леонид Ходос
leonid@newrezume.org
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Вход