Точное время
Нью-Йорк:
Берлин:
Иерусалим:
Москва:
Поиск
Мы в соц.сетях
Главная » Общественно-политическая жизнь в мире » Русская революция все еще не завершилась

Русская революция все еще не завершилась

2017 » Март » 26      Категория:  Общественно-политическая жизнь в мире

Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨

Многие из проблем, с которыми сталкивается Россия сегодня, напоминают те, что стояли перед ней сто лет назад

Ровно сто лет назад солдаты и гражданские лица вышли на улицы Петрограда под лозунгом «Долой самодержавие». К ним присоединились женщины, уставшие от стояния в  длинных очередях за хлебом и раздраженные тем, что в это же время аристократы пировали в своих дворцах. Шел третий год войны, с фронта приходили невеселые новости, и военный энтузиазм  в обществе ослабевал, а количество уклоняющихся от мобилизации росло. Слухи о предательстве царицы-немки способствовали подрыву легитимности правящей династии.

К февралю 1917 года сложился повсеместный консенсус о том, что ради спасения России и победы в войне Николаю II следует отречься от престола. Военные советники оказывали на него давление с тем, чтобы он отказался от власти. Когда это произошло и народные массы в столицах и на просторах всей огромной империи праздновали конец монархии, мало кто из представителей элиты задумывался над тем, какой политический строй придет на смену трехсотлетней эпохе правления династии Романовых.  Похоже, что лишь немногие из тех, кто добивался свержения старого режима, осознавали, что монархия была скрепой, которая удерживала вместе всю империю. Русские либералы считали конституционную систему правления неизбежной, но при этом имперские завоевания должны были продолжаться. После полугода политических распрей государство развалилось, настроения в обществе радикализировались, и власть взяли большевики – маргинальная часть революционного движения. Им удалось сохранить ее в Гражданской войне и удерживать в течение семи десятилетий. Такова была история 1917 года.

В этом году мы отмечаем столетие этих событий. Революция 1917 года кажется далекой историей. Марксистская идеология и международное коммунистическое движение уже давно вернулись на обочину мировой политики. Практически никто уже не мечтает о мировой революции. Путинская Россия, преемник ленинской революционной диктатуры, похоже, явно смущается своего революционного наследия. Сегодняшняя Москва предпочитает воспринимать саму себя поборником порядка и консерватизма. В качестве определяющего  момента своей истории она уже давно предпочитает вспоминать победу в Великой Отечественной войне, а отнюдь не захват власти большевиками и последующую Гражданскую войну. Какое же значение 1917 год имеет для нашего понимания сегодняшней России? Почему над этим вопросом все еще стоит задуматься?

В первую очередь потому, что революция, начавшаяся в 1917 году, до сих пор не завершилась – ни один из насущных вопросов 1917 года так и не был решен. Сегодня у жителей Санкт-Петербурга есть столько же оснований выйти на Невский под лозунгом «Долой самодержавие», ведь в России и сейчас правит самодержавный режим.  Ни большевикам, ни Михаилу Горбачеву с его реформами не удалось сломать эту традицию. Владимир Путин – такой же самодержец, как и любой царь или генсек со времен Петра I. И это выглядит совершенно в порядке вещей: как и в 1917 году, лишь у небольшого количества россиян есть представление о том, как должен выглядеть альтернативный общественный строй. И вновь страна удерживается одним человеком и его окружением, а на горизонте маячит огромная проблема преемника. Сто лет спустя Россия так и не разработала ни систему свободного выбора нового руководителя, ни механизм мирной передачи власти от одного президента другому. Самодержавие и сопутствующие ему вопросы остаются большой проблемой.

Перед Россией по-прежнему стоит вопрос модернизации и проблема отсталости по сравнению с Западом. Попытка большевиков провести модернизацию страны авторитарным путем оставила после себя руины заводов, разбросанные по всему постсоветскому пространству, и лишь немногие отрасли в состоянии успешно конкурировать на мировом рынке. Неудачная попытка либерализации и диверсификации российской экономики, предпринятая в 90-е годы, едва ли коснулась большинства регионов страны. Вместо этого у власти оказались местные мафиозные структуры, уходящие своими корнями в период позднего социализма, олигархи и силовики, всячески блокировавшие творческий подход и перемены на местном уровне. Как и в царские времена, местные структуры власти оказываются столь же деспотичными, сколь коррумпированной является национальная вертикаль власти. И Центр, и регионы в равной степени подавляют инициативы снизу. Эффективное самоуправление – одна из основных целей русских либералов начала ХХ века – до сих пор подавляется неэффективным управлением из Центра, который душит региональные инициативы. В условиях полного отсутствия общественного обсуждения (как это было и в Российской империи), отсталость и коррупцию будет трудно преодолеть. Эти явления, похоже, никуда в обозримом будущем не исчезнут.

Один из главных вопросов 1917 года – требования солдат и крестьян социальной справедливости. После Октябрьской революции российская элита (дворянство, духовенство и буржуазия) в одночасье лишилась своего статуса и собственности. Многие из ее представителей потеряли свободу и даже жизнь в ходе последовавшей Гражданской войны, а миллионы были вынуждены бежать из своей страны. Несмотря на столь решительный и насильственный разрыв с очевидными социальными несправедливостями царского режима, ни СССР, ни постсоветской России не удалось создать социальное равновесие. В сегодняшней России социальный разрыв столь же велик, как и в прежние времена: на одной стороне – крохотная группа сверхбогачей, а на другой – нищающее население. Но, пожалуй, самое главное в сложившейся ситуации это то, что ни бедные, ни богатые не в состоянии отстоять свою собственность в конфликте с государством и его нечистыми на руку ведомствами, охочими до частной собственности своих граждан. Таким образом, Россия – это не просто страна с крайне несправедливым социальным строем, но и государство, которое не в состоянии обеспечить законную защиту своих граждан. Разрушенное в 1917 году никогда не было компенсировано новой законной структурой, которая вызывала бы доверие и ощущение безопасности у жителей России.

Революция 1917 года имела историческое значение не только для России. Она сделала возможным создание национальных государств в Финляндии, Польше и Прибалтике. Впервые Российская империя рухнула в 1917 году. Однако к концу Гражданской войны большевикам удалось восстановить контроль над большей частью утраченных территорий. В 1991 году СССР развалился вновь, на этот раз – на 15 составлявших его республик. И развал империи в 1917 году, и развал СССР в 1991-ом давали России возможность стать национальным государством, признавшим независимость своих соседей. Но этого не произошло. Ни сто лет назад, ни после 1991-го российская элита не пожелала смириться с новым положением вещей. Поэтому, начиная с 1917 года, Россия (в большей или меньшей степени) выступает в качестве ревизионистской силы, которая не желает принимать установившийся в Европе порядок и дестабилизирует другие государства, лежащие в пределах восточноевропейского региона. В отличие от Франции и Великобритании, России все еще предстоит определиться со своей постимперской национальной идентичностью. Кремль, похоже, не способен установить дружественные отношения с соседними странами. Российская элита застряла в петровской модели, представляющей опасность как для Европы, так и для собственной страны. Россия как национальное государство смогла бы сдать в утиль свои имперские проекты и заняться наконец благополучием своих граждан. Россия с имперскими амбициями и впредь будет оставаться источником нестабильности и опасности.

Россия 2017 года, как и сто лет назад, находится в состоянии войны. Войны традиционно выступают в России катализатором политических и социальных перемен. Так было после войны 1812 года, так случилось и после Крымской, Первой мировой и Афганской войн. Удивительно, что несмотря на все те перемены, которые были спровоцированы войной и насилием, в российской истории настолько силен элемент преемственности. Самодержавие, деспотизм, социальная несправедливость и непосильные нагрузки имперских амбиций по-прежнему остаются нерешенными проблемами России. Именно они препятствуют установлению стабильности как в самой России, так и в Восточной Европе и странах Балтии. В ретроспективе напрашивается вывод, что Русская революция 1917 года породила больше проблем, чем ей удалось решить. Сегодня ее наследие все еще отбрасывает тень на все бывшие провинции империи Романовых. Проблемы, с которыми мы сталкиваемся сегодня, свойственны великим державам в период революционных преобразований.



Источник: intersectionproject.eu
Автор: Ян Клаас Берендс
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.





РЕКОМЕНДУЕМ:

ТЕГИ:
политика

ID материала: 20170 | Категория: Общественно-политическая жизнь в мире | Просмотров: 734 | Рейтинг: 5.0/8


Всего комментариев: 0


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



www.NewRezume.org © 2017
Главный редактор: Леонид Ходос
leonid@newrezume.org
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Вход