Точное время
Нью-Йорк:
Берлин:
Иерусалим:
Москва:
Поиск
Мы в соц.сетях
Главная » Общественно-политическая жизнь в мире » Эпоха класса бесполезных

Эпоха класса бесполезных

2017 » Март » 24      Категория:  Общественно-политическая жизнь в мире

Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨

Историк Ювал Ноа Харари делает неожиданное предсказание: так же, как массовая индустриализация создала рабочий класс, революция ИИ создаст новый класс бесполезных.

Возможно, самый важный вопрос экономики 21-го века: что делать со всеми лишними людьми, если у компаний высокоразвитые алгоритмы, которые могут делать почти все лучше, чем люди?

Это не совсем новый вопрос. Люди давно опасаются, что механизация может привести к массовой безработице. Это никогда не происходило, потому что когда старые профессии становились неактуальными — появились новые, и всегда было что-то, что люди могли бы делать лучше, чем машины. Но это не закон природы, и ничто не гарантирует, что такая же ситуация сохранится в будущем. Идея о том, что люди всегда будут иметь уникальную способность недосягаемую для бессознательных алгоритмов — выдача желаемого за действительное. Нынешний научный ответ на эту несбыточную мечту можно резюмировать тремя простыми принципами:

  1. Организмы — это алгоритмы. Каждое животное, включая Homo sapiens, представляет собой совокупность органических алгоритмов, сформированных естественным отбором за миллионы лет эволюции.
  2. Алгоритмические вычисления не зависят от материалов, из которых построен калькулятор. Будь то счёты из дерева, железа или пластика, два бусины плюс два бусины равны четырём бусинам.
  3. Следовательно, нет оснований думать, что органические алгоритмы могут делать то, что неорганические алгоритмы никогда не смогут реплицировать или превзойти. Пока вычисления остаются в силе, какое значение имеют алгоритмы, состоящие из углерода или кремния?

Истиной является то, что в настоящее время существует множество вещей, с которыми органические алгоритмы справляются лучше, чем неорганические, и эксперты неоднократно заявляли, что некоторые вещи «навсегда» останутся вне досягаемости неорганических алгоритмов. Но «навсегда» часто означает обозримый период не более десятилетия или двух.


До недавнего времени распознавание лиц было любимым примером того, что легко даётся младенцам, но недоступно самым мощным компьютерам. Сегодня программы распознавания лиц способны идентифицировать людей гораздо эффективнее и быстрее, чем люди.


В 2004 году профессор Франк Леви из Массачусетского технологического института и профессор Ричард Мурнайн из Гарвардаопубликовали исследование о рынке труда, в котором перечислены те профессии, которые, скорее всего, будут автоматизированы. Вождение грузовика приводилось в качестве примера работы, которая в обозримом будущем не подвергнется автоматизации. Всего лишь 10 лет спустя Google и Tesla могут не только представить подобную технологию, но и фактически сделать такого водителя возможным.

99 процентов человеческих качеств и способностей просто избыточны для большинства современных профессий.

Фактически, со временем становится проще и проще заменять людей компьютерными алгоритмами не только потому, что алгоритмы становятся более умными, но и потому, что люди профессионализуются. Древние охотники-собиратели осваивали самые разнообразные навыки, чтобы выжить, поэтому было бы очень сложно спроектировать робота-охотника-собирателя. Такой робот должен был бы знать, как подготовить наконечники копья из кремния, уметь найти съедобные грибы в лесу, выследить мамонта, координировать охоту с десятком других охотников и использовать лекарственные травы для перевязки любых ран. Однако таксист или кардиолог специализируется в гораздо более узкой нише чем охотник-собиратель, что облегчает их замену на ИИ. Компьютер не приближается к человеческому существованию, просто 99 процентов человеческих качеств и способностей просто для выполнения большинства современных работ. Для искусственного интеллекта, дабы вытеснить людей с рынка труда, нужно лишь опередить нас в специфических способностях, которые требует конкретная профессия.

Поскольку алгоритмы выталкивают людей с рынка труда, богатство и власть могут сосредоточиться в руках крошечной элиты, которая владеет всемогущими алгоритмами, создавая беспрецедентное социальное и политическое неравенство. Как альтернативный вариант, сами алгоритмы могут стать собственниками. Человеческое право уже признает интерсубъективные сущности, такие как корпорации, нации, «юридические лица». Хотя у Toyota или Аргентины нет ни тела, ни ума, они подчиняются международным законам, могут владеть землёй и деньгами, могут подать в суд или выступать в суде ответчиками. Скоро мы сможем присвоить подобный статус алгоритмам. Алгоритм сможет после этого владеть транспортной империей или венчурным фондом, не подчиняясь желаниям какого-либо человека. Прежде чем отвергнуть данную мысль учтите, что большая часть нашей планеты уже юридически принадлежит нечеловеческим интерсубъективным образованиям, а именно нациям и корпорациям. Так же, как 5000 лет назад большая часть Шумера принадлежала воображаемым богам, таким как Энки и Инанна.

Так что же будут делать люди? Часто утверждается, что искусство даёт нам нашу замечательную, конкретно человеческую уникальность. Неужели в мире, где компьютеры заменят врачей, водителей, учителей и даже землевладельцев, все станут художниками? Однако трудно понять, почему художественное творчество защищено от нашествия алгоритмов. Согласно наукам о жизни, искусство не является продуктом какого-то заколдованного духа или метафизической души, а скорее плодом органических алгоритмов, распознающих математические модели. Если это так, то нет причин, по которым неорганические алгоритмы не могли бы справиться с такой задачей.

Есть несколько безопасных видов работ: вероятность того, что алгоритмы заменят археологов — всего 0,7 процента.

В XIX веке промышленная революция создала огромный городской пролетариат, и социализм получил широкое распространение, потому что никакому другому вероисповеданию не удалось ответить на беспрецедентные потребности, надежды и опасения этого нового рабочего класса. Либерализм в конечном счёте победил социализм, только приняв лучшие части социалистической системы. В XXI веке мы можем стать свидетелями создания огромного нового класса безработных: людей, лишённых какой-либо экономической, политической или даже художественной ценности, которые ничего не делают для процветания, власти и славы общества. Этот «бесполезный класс» не будет просто безработным — он будет неработоспособным.

В сентябре 2013 года два исследователя из Оксфорда Карл Бенедикт Фрей и Майкл А. Осборн опубликовали работу «Будущее занятости», в которой исследовали вероятность того, что в течение ближайших 20 лет компьютерные алгоритмы подчинят себе различные профессии, и в результате установили, что 47 процентов рабочих мест в США подвергаются высокому риску.

Например, существует 99-процентная вероятность того, что к 2033 году работники сферы телемаркетинга и страховые агенты потеряют свои рабочие места, а их заменят алгоритмы. 98 процентов составояет вероятность того, что то же самое произойдёт со спортивными судьями. Кассиры — 97 процентов. Шеф-повары — 96 процентов. Официанты — 94 процента. Параюристы — 94 процента. Туристические гиды — 91 процент. Пекари — 89 процентов. Водители автобусов — 89 процентов. Строительные рабочие — 88 процентов. Ассистенты ветеринаров — 86 процентов. Охранники — 84 процента. Матросы — 83 процента. Бармены — 77 процентов. Архивисты — 76 процентов. Плотники — 72 процента. Спасатели — 67 процентов.

Есть, конечно, несколько рабочих мест, за которые не стоит переживать. Вероятность того, что компьютерные алгоритмы заменят к 2033 году археологов составляет всего 0,7 процента, поскольку их работа требует очень сложных типов распознавания образов и не приносит огромных прибылей, поэтому маловероятно, что корпорации или правительство сделают необходимые инвестиции для автоматизации археологии в рамках следующих 20 лет.

Большинство из того, что дети в настоящее время изучают в школе, скорее всего станет неактуальным к тому времени, когда им исполнится 40.

Конечно, к 2033 году, скорее всего, появится множество новых профессий — например, дизайнеры виртуальной реальности. Но такие профессии, вероятно, потребуют гораздо больше творчества и гибкости, чем текущие работы, и неясно смогут ли 40-летние кассиры или страховые агенты стать VR-дизайнерами (попытайтесь представить себе виртуальный мир, созданный страховым агентом!). И даже если они это сделают, темпы прогресса таковы, что в течение следующего десятилетия им, возможно, придётся снова переучиваться. В конце концов, алгоритмы могут превзойти людей в проектировании виртуальных миров. Главная проблема — не создание новых рабочих мест. Главная проблема заключается в поиске работ, которые люди выполняют лучше, чем алгоритмы.

Так как мы не знаем, как рынок труда будет выглядеть в 2030 или 2040 году, сегодня мы не знаем, чему учить наших детей. Большинство из того, что они в настоящее время изучают в школе, скорее всего станет неактуальным к тому времени, когда им исполнится 40. Традиционно жизнь делится на две основные части: период обучения, а затем период работы. Очень скоро эта традиционная модель станет совершенно устаревшей, и единственным способом остаться в игре для людей будет условие постоянного обучения на протяжении всей их жизни, постоянное саморазвитие. Многие, если не большинство людей не смогут этого сделать.

Предстоящее технологическое процветание, вероятно, сделает возможным обеспечение питания и жизнедеятельности людей без каких-либо усилий с их стороны. Но как обеспечить их занятость и удовлетворение? Одним из вариантов могут стать наркотики и компьютерные игры. Ненужные люди смогут тратить все больше времени в трёхмерном мире виртуальной реальности, что даст им гораздо больше эмоций чем грубая реальность улицы. Однако такое развитие событий нанесло бы смертельный удар по либеральной вере в святость человеческой жизни и человеческого опыта. Что свято для бесполезных бомжей, которые проводят свои дни, потребляя искусственные переживания?

Некоторые эксперты и мыслители, такие как Ник Бостром (TED Talk:Что происходит, когда наши компьютеры станут умнее, чем мы?), предупреждают, что подобная деградация человечества маловероятна, ибо как только искусственный интеллект превзойдёт человеческий, то он может просто уничтожить его. ИИ, скорее всего, сделает это либо из опасения, что человечество отвернётся от него и попытается вытащить вилку из розетки, либо будет преследовать какую-то непостижимую цель. Ведь людям будет чрезвычайно сложно контролировать мотивацию системы, более умную, чем они сами.

Даже предварительное программирование ИИ с кажущимися благими целями может иметь неприятные последствия. Один популярный сценарий представляет собой корпорацию, разрабатывающую первый искусственный суперинтеллект и дающую ему невинное задание, такое как вычисление числа пи. Прежде чем кто-либо поймёт, что происходит, ИИ захватит всю планету, уничтожит человеческую расу, запустит экспансию во все концы галактики и превратит всю известную вселенную в гигантский суперкомпьютер, который миллиарды и миллиарды лет будет вычислять число пи точнее и точнее. В конце концов, это божественная миссия, которую дал ему Творец.

Материал — выдержки из новой книги Ювала Ноа Харари «Homo Deus: Краткая история будущего».

Оригинал: TED, перевод The Idealist



Источник: izbrannoe.com
Автор: Ювал Ноа Харари
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.





РЕКОМЕНДУЕМ:

ТЕГИ:
политика

ID материала: 20146 | Категория: Общественно-политическая жизнь в мире | Просмотров: 1474 | Рейтинг: 5.0/11


Всего комментариев: 3
avatar
1
Аллилуйя!!! У меня есть единомышденник: молодой, известный, публикующийся!
Традиционно жизнь делится на две основные части: период обучения, а затем период работы. Очень скоро эта традиционная модель станет совершенно устаревшей, и единственным способом остаться в игре для людей будет условие постоянного обучения на протяжении всей их жизни, постоянное саморазвитие. Многие, если не большинство людей не смогут этого сделать.
Да это же почти буквальное исходное положение моей антиутопии «Данэя», написанной в 1976-82 годах, но, к сожалению, так и не изданной до сих пор: будущее социальное положение тех, кто после полного вытеснения физического труда интеллектуальным не смогут соперничать со всё более совершенным искусственным интеллектом.
В обществе, изображенном в нем, не пригодных к интеллектуальному труду, ставших поэтому обузой остального человечества, в критический период истории – длительный научный кризис – превратили в "неполноценных", которых безжалостно используют.
Первыми: женщин для вынашивания оплодотворенных in vitro яйцеклеток женщин-интеллектуалок, чтобы сберечь их время для работы. Результат: исчезает семья, и менее способные дети, лишенные защиты родителей, могут быть беспрепятственно "отбракованы" – превращены в "неполноценных". А тех уже можно использовать для чего угодно. Чтобы составить, во-первых, биофонд человечества: источник заимствования внутренних органов и частей тела для полноценных, чей организм изношен интенсивной работой. Это ведь выгодно: с точки зрения человечества как биологического вида. А значит, полностью оправдано. Во-вторых, использовать их мозг в биокиберах. В-третьих, для проведения на них абсолютно любых опытов. И, наконец, в-четвертых, служить безотказно удовлетворению либидо интеллектуалов, упрощая их сексуальную жизнь.
Интеллектуалам положение "неполноценных" никоим образом не кажется несправедливым. Что поделаешь, раз они такими родились, а помочь им еще невозможно ничем? Лишь историку Лалу удается понять, что "неполноценные", кажущиеся всем не входящими в человеческое общество, всё-таки являются определенной его социальной группой – даже хуже рабов давних веков. И подобное разделение человечества должно быть ликвидировано, ибо способно привести к страшному: царству сверхсовершенных роботов, заменивших людей, с немногочисленными бесчувственными гениями во главе и строго потребным этим гениям количеством умственно выродившихся "неполноценных".
Но интеллектуалам не до его открытия пока сохраняется кризис. Конец ему кладет физик Дан, друг Лала, делающий эпохальное открытие. Благодаря ему обнаружена далекая планета, подобная Земле. Для подготовки её к последующему заселению туда отправляются они оба и молодая женщина, Эя. У Лала еще одна цель – даже более важная: чтобы там произошло то, что пока невозможно на Земле – рождение ребенка собственной матерью. Как пример для интеллектуальных женщин: самим делать это – единственное средство защиты всех детей от "отбраковки".
avatar
2
Я бы выдернула вилку из розетки. И все!....
avatar
3
Думаю,следующий этап-превращение "человека мыслящего" в "исследователя". Вселенная - безгранична и для всех человеческих существ найдётся на пути познания место- кто-то станет пилотом корабля, кто-то экспериментатором, а кто-то сможет делать выводы и определять новые задачи. А мы пока многого не знаем даже о нашей Земле...И проблема тут в том, что универсальный потребитель-уже создан производителями, успешно выпускающими недолговечный товар. И тут проблема в товарно-денежной системе...(Но это уже совсем другое звено)


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



Знакомства


Еще предложения
www.NewRezume.org © 2017
Главный редактор: Леонид Ходос
leonid@newrezume.org
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Вход