Точное время
Нью-Йорк:
Берлин:
Иерусалим:
Москва:
Поиск
Мы в соц.сетях
Главная » Общественно-политическая жизнь в Израиле » О ТУ 154, о десанте оккупационного исламского корпуса в Европе и когда во всем виноваты Израильские поселения

О ТУ 154, о десанте оккупационного исламского корпуса в Европе и когда во всем виноваты Израильские поселения

2017 » Март » 6      Категория:  Общественно-политическая жизнь в Израиле

Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨

Радио «Эхо Москвы», 25.12.2016, 17-10 

«Подумать только…» — программа наша воскресная, которая сегодня по понятным причинам получается нерадостная. В день западного Рождества произошла всем уже хорошо известная трагедия. Можно только сказать, что бесконечно жаль всех погибших людей. Когда молодые, здоровые, полные сил и планов неожиданно, ни за что ни про что…, это всегда трагедия, вы понимаете. Уже даже не так важно, кто был кем. А люди были и хорошие, и незаурядные, и редкостные. И о докторе Лизе уже сказано много добрых слов и о других тоже.


Трудно что-нибудь сказать кроме слов соболезнования, кроме выражения скорби. И всегда приходится потом думать, что произошло, почему произошло, как сделать, чтобы ничего подобного по возможности не происходило впредь.
Высказывалось уже много точек зрения. Вот по новостям звучали мнения экспертов. Все эти мнения выглядели абсолютно компетентно. Летчики, которые помногу лет летали. Что настораживает с самого начала? Менялись сначала сообщения о том, сколько времени самолет был в воздухе. Сначала – 20 минут, потом – 7 минут. 20 минут – непонятно, почему обломки были найдены так близко. Потом – 7 минут. Сейчас говорится уже 2 минуты. Но с самого начала все абсолютно исключают версию теракта: «Нет-нет, это была или ошибка пилотирования и человеческий фактор или это была техническая неисправность».
Сейчас уже все более-менее сказано, хотя можно было и не говорить, потому что на такой рейс не могут поставить неопытного пилота. И вторым летчиком тоже посадят человека с хорошим опытом и высоким профессиональным уровнем. Какая ошибка пилотирования, о чем вы говорите? Какой-то детский лепет, который вызывает сильнейшее негодование: не вошли в траекторию. Они о чем вообще? О космических кораблях?
Техническая неисправность вплоть до… встречались мнения: птицы попали в воздухозаборник двигателей. Ну, кому они это говорят? Когда несколько лет назад в Нью-Йорке в Ла Гуардия взлетал самолет, прошел через тучу птиц, заглохли оба двигателя, и пилот посадил его в воду, на Гудзон. Если бы он был менее опытный, если бы он не посадил… Во всяком случае было время подать сигнал и сказать.
То есть то, что было понятно с самого начала. Первое: ничего не успели передать, ничего не сказали летчики. Второе: распад обломков самолета, разлет обломков на достаточно большой площади. Третье: на взлете. Это три признака, которые указывают на вполне вероятную возможность теракта. Кроме того, когда говорят, нет это или одно, или другое, теракт мы исключаем – а почему вы его исключаете? Пока ничего непонятно, исключать нельзя ни одну версию. То есть эта формулировка вызвана сугубо идеологическими причинами.
Это точно так же, как, понимаете, после теракта в Берлине сутки не говорилось: Нет-нет, никакого исламского следа, это просто произошло какое-то несчастье. Нет, это не теракт, нет это не исламское… Почему? Ну, чтобы идеологически соответствовало, чтобы граждане не волновались. Вот то же самое. Мы еще не знаем, почему, но уже уверены, что это не теракт. Ну, что можно сказать. Значит, такова установка, значит так было велено говорить, потому что самая простая версия, которая все объясняет – почему не успели ничего сказать, почему разлет обломков на большой площади, и, кроме того, почему на взлете?
Потому что, знаете, еще во время Второй мировой войны, когда устанавливали взрыватели снарядов на определенную высоту, это что? По мере подъема в воздух падает атмосферное давление. Когда атмосферное давление падает до определенной величины, снаряд взрывается и разрывы с разбросом сто метров выше, ниже ложатся на определенной высоте, перекрывая путь эшелону бомбардировщиков.
Точно то же самое: обычный взрыватель ставиться на высоту. Как самолет достигает определенной высоты – а давление в салоне, в багажном отсеке падает так же падает по мене набора высоты, обычное давление в салоне пассажирского лайнера в самолете соответствует атмосферному давлению примерно на 2-х, иногда 2,5 километрах над уровнем моря – вот вам простой путь срабатывания взрывателя.
Так что, если, понимаете, над не нашей территорией был взорван тот лайнер, которые вылетел из Египта, то здесь катастрофа произошла над нашей территорией. И в зависимости от решения наверху или когда-нибудь будет сказано, что это теракт, или никогда не будет сказано. Если никогда не будет сказано, никто никогда не узнает, это правда, что ничего не было или, может быть, было.
Вот кое-что об этом, безусловно, трагическом событии. Когда кто-то хочет убить, застрелить, взорвать – это раньше или позже, там или здесь всегда может произойти, вы понимаете. Мы ввязались в большую войну против суннитского исламского мира.
И вот это несчастье с послом Карловым, это убийство человеком, который внешне нисколько не был похож на исламского фанатика. Он не был бородатый, он не имел внешность фанатика. Это был подтянутый, приятный, чисто выбритый молодой человек, который сознательно шел на свою смерть, на убийство того, кого он считал представителем враждебной силы для себя. Так, что, кто его знает…
Что касается самолета. Ну, раз летчики говорят, что самолет надежный, значит, самолет надежный. Им виднее. Я пилотом не был. Если покопаться в Википедии, то, получается, из этих самолетов упал, то есть окончил свою жизнь катастрофой чуть ли не каждый 13-й. Если что-то похожее на правду, надежный, то надежный… Потом, понимаете, он был выпущен 33 года назад. Ну, бывали самолеты и по 50 лет где-то стоят на консервации как В-52 в Америке все еще летают. Он прошел три капиталки. Это уже серьезно. То есть, каков был его изначальный ресурс, вылетал ли он свой ресурс, менялись ли у него основные узлы, менялись ли у него двигатели, и как его ресурс продлевался – все это имеет большое значение.
В 90е годы, рассказывали мне летчики, ряд ребят увольнялся, потому что ставили продление ресурса так, что страшно иногда было летать. В кругах летчиков, да и техников бытовало байка в 70-е годы, в конце, что когда упал очередной «туполев», то есть не очередной, простите, по-моему, тогда говорили о первом 104-м, Туполева Андрея Николаевича вызывали, естественно, на место катастрофы, он и сам полетел. А был он даже не генералом, а маршалом от советского авиастроения.
И вот он в персональной машине велел ехать по полосе. Самолет рухнул недалеко от полосы. Сам к самолету даже не пошел, послал кого-то из «мальчиков», сказав посмотреть номера двигателей, шасси, где-там еще… на несущем центроплане. Тот вернулся и сказал. Туполев мрачно пробурчал: «Чего вы еще хотите?» Сказал матерные слова, развернулся и уехал. То есть машина вылетала гораздо больше ресурса, ее вообще нельзя было выпускать в воздух.
Ну, уж в такой-то рейс, казалось, бы не должны…, хотя, когда доходит до практики – кто его знает… Все это не отменяет никак горечи всей этой трагедии, все это весьма печально. И если это не теракт… А здесь, знаете, теракт это или нет, в общем, легче от этого ведь не станет, понимаете. Людей от этого не вернешь. Потому что, если это некая, скажем, техническая катастрофа, то в чем-то это, может быть, еще страшнее, потому что это напоминает некое вызывающее суеверие, нежелание «парня наверху», чтобы Россия продолжала всю эту историю с Сирией. То есть это такой весьма суровый указующий знак. Это те знамения, которых в древности все, от египтян до римлян, сильно пугались и соображали, что же говорят боги, как это надо понимать, и если они не хотят, их повелениям лучше следовать.
Понятно, что вся эта история никому не нравится. И самое печальное еще, не говоря о том, что происходит в Сирии… Я толком не знаю, что происходит в Сирии, я не читал ни у одного из журналистов, ни наших, ни не наших – ни американских, ни немецких – какой-то объемной, панорамной, всесторонней картины того, что происходит в Сирии. Но если говорить только о том, что происходит в России, то нам это дорого обходится. Сколько уже погибло людей? Чего ради? Нафига нам эта Сирия? Это база. Хорошо, там будет база. Что мы будем делать с этой базой? Отсель грозить мы будем шведу назло надменному соседу?
Прошли те времена, когда территория и количество людей были равнозначны экономической и военной мощи. Сейчас все держится на технологиях, на мозговом потенциале, на уровне научно-технического развития. И военная сила сейчас, которая не подкреплена всей этой базой, по большому счету ничего не стоит. Ну, какое-то время вы чего-то можете делать, а потом все быстро кончится.
Так что, лучше бы потихоньку оттуда вытягивать ноги. Потому что, если американцы сделают самое умное, что они со своей точки зрения, со стороны своего эгоизма могу сделать – уйдут оттуда вообще, и пусть Россия сама разбирается – то что мы будем делать? Потом, милая ось: Россия, Турция, Иран — против всего суннитского мира. Об этом уже писали люди, действительно, серьезно знающие ислам и Восток. Зачем мы в это все сунулись? Иран – это государство с практически фашистской идеологией, ненавидящее христианство в принципе, с крайне агрессивными устремлениями. Да, с Турцией бы нам только делать гешефты. Ну, в общем, мне не нравится этот конец года. Очень печально, что все это произошло. Хотелось бы, чтобы ничего не происходило подобного.
Ну, и в связи с этим регионом тоже произошла еще одна интересная, однако, вещь. В ООН заклеймили поселения Израиля на оккупированных территориях, признали их незаконными, противоречащими… Проголосовали за в этом Совете безопасности. Штаты, как было раньше, не наложили, однако, свое вето, не заблокировали. И теперь любые действия по строительству Израилем поселений на оккупированных территориях признаны совершенно незаконными, противоречащими и так далее.
Обычно российский слушатель, телезритель не представляет себе этих размеров. Ему обычно карту Израиля в масштабе совершенно не показывают. То есть ничтожность этих территорий, этих крошечных клочков земли, а уж всяко история создания – это всё остается в стороне.
Кроме того, что интересно, когда эти границы были прочерчены после войны, прежде всего, Англией, разумеется. Палестина была под Великобританией и так далее. Эти границы были абсолютно нереальны. Вот здесь узкий клочок, а здесь в него вдается другой клочок, а там от него отдельно еще один клочок. Один клочок – это одно государство, а два разорванных клочка – это другое государство. Как можно жить таким образом?
Я не встречал ни одного отзыва в прессе вообще, чтобы хоть какой-нибудь журналист попытался найти хоть кого-нибудь из политиков в свое время, пока они были живы из британских, прежде всего, политиков с вопросом: «Зачем вы провели границы таким образом? Неужели нельзя было несколько реалистичнее?» Нет, никто ничего не спрашивал. Сделали – значит, сделали.
Это мне напоминает шутку из школьных сочинений: «Дятел сел на дерево и грызет его». Вот современный журналист напоминает мне дятла, который пытается грызть дерево с таким самым, понимаете, эффектом.
Причем выдвинули это замечательное предложение страны, которым очень близка эта проблема. Это, во-первых, Сенегал. Нет, ну Сенегалу эта Палестина – ну вы чего! – Сенегал только Палестиной и живет.
Венесуэла. Замечательная страна Венесуэла. В Венесуэле, понимаете, несчастье только одно – эти люди, которые живут в плодородной земле с приличным климатом, с огромнейшими на душу населения запасами нефти, никак не могут организоваться так, чтобы прокормить себя — вот ни за что! Там все время происходит какая-то бредятина. Ну, поэтому они хотят хотя бы устроить судьбы других. Посмотрите, как чудесно они устроили свою судьбу – уж судьбу другим венесуэльцы, конечно, устроят.
И почему-то — Новая Зеландия. Страна, которая вообще находится на краю глобуса. Я понимаю, что Новая Зеландия поднялась на овцах, вот они их пасли и сейчас пасут. С кем поведешься, от того и наберешься. Причем тут Новая Зеландия, понимаете?
Сколько раз говорили: сравните вы территории Израиля и всех арабских государств; сравните вы, сколько…
Итак, я прервался на том, что странно, что никто почему-то не собирается запретить арабский терроризм, никто не собирается запрещать ракетные обстрелы, которые… на кого там попадет в Израиле, на того и будет… Никто не собирается запрещать смертников в автобусах и на рынках. Нет-нет, как только происходит очередной теракт, все говорят: «В общем, Израиль сам провоцирует. Давайте вы сядете за стол переговоров». Это придется продолжать после перерыва, хотя здесь сказать нужно всего несколько фраз.
Трамп сказал, что когда президентом будет он, то политика будет иной и, вообще, с ООН разговор будет другой. И один из сенаторов сказал, что хватит. Но об этом и Трамп говорил и многие говорили. США вносит львиную долю средств в ООН, а потом ООН говорит совсем не то, что нравилось бы США. Ну, действительно, кто девушку ужинает – почему ее танцуют другие? Как-то, понимаете, странно.
Но для начала премьер-министр Украины Гройсман собрался посетить Израиль. Ну, Нетаньяху, который премьер-министр Израиля, сказал, что, вообще-то Гройсмана здесь покуда не ждут. Вот послов этих милых стран, которые и составили и инициировали все это осуждений поселений – из этих стран послов Израиля отозвали, а Гройсману сказали, что его пока здесь не хотят. Причем в основном СМИ это подали так: Гройсман переносит визит на неопределенное время. Ну, правильно, все, кроме залога. Залог не активный, а пассивный, страдательный залог. Это его отложили на неопределенное время.
То есть притом, что Израиль, который всегда старался в мире сначала с Советским Союзом, несмотря на то, что Советский Союз всячески помогал арабским друзьям уничтожить Израиль, а если не получилось, то это никак не по вине Советского Союза. Потому что там, понимаете, в 73-м году кроме наших летчиков были наши артиллеристы, наши разведывательные самолеты летали на недосягаемой высоте, наши инструкторы были, все там наши были – но эти уроды опять не смогли уничтожить Израиль. Ну, что поделать!
Сейчас Израиль старается всячески сохранять хорошие отношения с Россией, то есть он никогда не присоединялся ни к каким санкциям, ничего; вот всячески дружить, конечно, вплоть до того, что один какой-то не совсем с мозгами подарил дрон Медведеву. Потом оказалось, что там есть какие-то блоки с двойными технологиями, потом оказалось, что этих блоков в этом дроне не было… Ну, бог с ним со всем.
Но свободолюбие Украины Израиль тоже приветствовал, говорил, что конечно, нельзя же у страны отбирать территорию, нельзя совершать против нее агрессию – ну, в мягких формах, чтобы Россия не очень обижалась, — что, вообще, Украина – «да нет, ну что вы, конечно, мы с Украиной…». Вот вам Украина, которая проголосовала за то, чтобы Израиль там помногу ничего не строил.
То есть, понимаете, если бы была какая-то разумная, мирная инициатива в том же Израиле… Но посмотрите на окружение: что делается в Египте, что делается в Иордании, что делается в Сирии, что делается в Ливане, который Сирия в свое время в свое время превратила в обломки. То же самое будет и на территории Израиля, если не приведи господь свободолюбивый арабский народ победит и выкинет Израиль в море и вырежет евреев, что и декларирует, не скрывая. Да, и Иран это декларирует прежде всего, что никак не мешает нерушимой дружбе Москвы и Тегерана. Ну, подумаешь, убили там когда-то Грибоедова, ну еще кого-нибудь убьют. Какая ерунда!
Это очень интересная политика, которая, в сущности, в чем заключается? В том, что антисемитизм, который имеет место сегодня прежде всего на Западе, в Европе, он принял характер государственного антисионизма, вернее, сионизм – это всех евреев собрать в Израиле. Да бог с ними, пусть собираются. Вот как в свое время говорили: «Езжайте вы в свой Израиль!» Это и есть призывы сионизма, «Езжайте вы в свой Израиль!» — это и есть простое выражение сионизма.
Это к тому, что Израиль во всем виноват. Он угнетает мусульман. Поскольку мусульмане сейчас вполне неплохо чувствуют себя в Европе, поскольку те, кого они называют беженцами, по сути – вот забудьте слова, вот не было никаких слов, картинку смотрите в движении, смотрите это НРЗБ, это кино незабываемое. Что происходит? Происходит высадка десанта оккупационного исламского корпуса в Европе. Это молодые, здоровые, крепкие, веселые, агрессивные ребята в возрасте от 17-ти до 30, которые не отягощены никакими семьями, никаким бытом, и которые готовы за свои права… А для чего еще немки существуют, как не для того, чтобы их пощупать, трахнуть и ограбить, простите великодушно? Это же естественно. Нам придется продолжить после перерыва. Перерыв на новости
Так вот, сегодня видно отчетливо, что главная мировая политика варится на Ближнем и Среднем востоке в том плане, что именно этот регион является основным очагом беспокойства, нестабильности и экспансии вне. Если говорить об его столкновении с христианской цивилизацией, сколько раз мы поминали эту замечательную веховую книгу «Столкновение цивилизаций» Хантингтона. Это уже сколько? — 21 год прошел, как она вышла. Отчетливо видно, что все это именно так, а никак не иначе.
С одной стороны, христианская цивилизация в лице США прежде всего год за годом пытается устраивать демократию там, где ее никто не просил и там, где она в принципе не может существовать. Потому что там люди самоорганизуются в государство иным образом хоть ты тресни, может быть, и менее гуманным, но если не дать организовываться так, то будет анархия – тогда будет еще хуже. То, что мы наблюдаем в Ливии, в Ираке – всё это понятно и много раз говорено.
А на уровне внутреннем христианство абсолютно беспомощно сейчас против ислама, потому что ислам несет совершенно отчетливые и жесткие ценности моральные. Их можно оспаривать, с ними можно не соглашаться, но невозможно не согласиться с тем, что они есть и они категоричны. Ничего категоричного в христианстве сегодня нет.
И вот, что интересно, любой мент, любой следак, любой оперативник знает, что когда ты просто бьешь по хвостам, арестовываешь отдельных преступников – это еще не та борьба с преступностью, потому что всегда спросят: «А что у вас с профилактикой? А как ты профилактируешь преступления? А что ты делаешь, чтобы убрать социальную базу возникновения таких преступников и таких преступлений?»
Вот как в свое время мэр Нью-Йорка Джулиани сказал, что не должно быть вырванных телефонных трубок, вообще, какого-то разбросанного мусора, сорванных с петель дверей, потому что эти малые преступления, они порождают большие, они создают атмосферу того, что все пофиг и все можно. Это отлично у Джулиани сработало.
Так вот, что делается для того, чтобы не было терактов радикального ислама? Потому что, когда ты ловишь террориста, совершившего теракт, уже поздно. Думать надо было раньше, когда его воспитывали, когда ему настраивали мозги, когда его растили, когда его вооружали, когда он явился побегом от этого общего ствола. Работать надо с общим стволом. Общий ствол это вся идеология радикального ислама.
Не будем говорить, что весь ислам радикален, потому что это не так. Но есть и радикальный ислам также. Вот его не должно быть в принципе. Потому что если где-то проповедник проповедует джихад, то место этого проповедника или на виселице или у себя на родине. Пусть он сидит там, и за границу его не выпускать никогда. А в противном случае вы же сами удобряете эту самую грядку, на которой растут эти «прекрасные цветы», которые потом взрываются или происходит еще что-нибудь.
И в этом плане очень интересны отношения стран, которые сейчас в самом деле подвергаются десанту экспедиционного исламского корпуса. Потому что уберите все слова и смотрите на дела — вот вам дела. Когда говорится о святой вещи в Венской конвенции по правам человека: каждый человек, которому на родине угрожает опасность его жизни, его свободе, он подвергается преследованию, у него семья, — он имеет право искать убежища в другой стране, имеет право находить это убежище и получать помощь, — все абсолютно правильно. Вот нет нормального человека, который под этим не подпишется и не скажет, да, это так. А два человека могут? Конечно. А сто человек может? Конечно. А тысяча может? Конечно. А 10 миллионов могут?
А тогда вспомните школу – как вам преподавали основы диалектики, сформулированные Гегелем из многих и переложенные для школьного учебника: закон перехода количества в качество. Один человек – человек. Тысяча человек – человеки. Десять тысяч человек – человеки. 10 миллионов – это народ.
Скажите, пожалуйста, имеет ли право каждый народ, численность которого исчисляется миллионами и десятками миллионов, если ему плохо живется дома, переселиться в другую страну, сказав, что дома ему плохо, убежище испросить и убежище получить? Потому что дома ему опасно, голодно и нет свобод. Он переселяется, чтобы получить свободу, сытость и безопасность и мгновенно превращает все вокруг в себя в ту самую помойку, из которой бежал, если с ним обращаться «сю-сю-сю». Я боюсь, что это не проходит.
И очень интересно смотреть, как какие-то конкретные события высвечивают умственную ограниченность людей, почитающиеся обычно как интеллектуальный цвет нации. Вот чем, кроме прочего, интересно избрание Трампа в президенты? Оно показало, кто умный, а кто дурак. Человек может цитировать фамилии и труды, употреблять ученые слова, говорить, что он придерживается передовых технологий, и что поэтому, конечно, победит Хиллари Клинтон, а не этот проклятый клоун. Потом человек оказывается дураком. После этого вдруг количество тех, кто поддерживал эту бедную немолодую женщину, — которая тоже сильно захотела, но лучше бы у нее не получилось, и у нее не получилось, — стремительно уменьшается, а количество тех, кто хулит Трампа также стремительно уменьшается.
Где же были их мозги? Они принимали общую точку зрения. Это относится к вещам более серьезным. Это относится к самоубийству Европы. Это самоубийство носит сейчас очень интересный характер, а именно: надо перевести на кого-то стрелки. Когда что-то идет плохо, когда что-то идет не так, нужно перевести стрелки на кого-то другого.
И вот стрелки переводятся на Израиль. Это Израиль виноват в том, что происходят теракты, свершаемые исламскими радикалами. Это Израиль виноват в том, что радиальный ислам плохо относится к христианству. Это Израиль всех провоцирует своими зверствами. Какими зверствами? А вот такими: всякий знает, как живут в секторе Газа. Слушайте, влезьте в интернет. Наберите слова в Гугле «сектор Газа» и кликните – «картинки». Посмотрите на этот цветущий город на берегу моря, который построен и живет не на свои деньги. Он живет на деньги западного содружества, на деньги Израиля, и на деньги Лиги арабских государств, соседей. Так что все немного не так.
 И что здесь еще очень интересно: в США три четверти лиц, которые характеризуются как лица иудейского вероисповедания, проще говоря, евреи, голосовали за Клинтон. То есть против Трампа. Это совершенно не важно, что там у него в семье евреи, что он за Израиль и так далее. Короче, он плохой, а она хорошая. Вот ведь, что интересно. Это они идут в первых рядах против исламофобии. Никакой исламофобии. Каждый народ имеет право на свое государство, на свою религию, на свою идеологию, на свой порядок – у себя дома. А не у себя дома не имеет. А не у себя дома действует устав хозяина дома. Вот, понимаете, и вся исламофобия. Когда все в порядке, то все в порядке. Никто же никого не обвиняет в китаефобии, в кареефобии или в японофобии, ну, после Второй мировой войны уже и так далее. 
Так вот, эти три четверти, которые голосовали фактически за уничтожение Израиля, за то, чтобы мусульмане продолжали приезжать в Европу… это не важно, что потом пристреливают посетителей кошерных магазинов, синагоги охраняются как в оккупацию и так далее — это не важно. Но, тем не менее, пусть несчастные люди едут спокойно, а то, что они там режут евреев – это не считается. Это вот помутнение мозгов  
Понимаете, на Западе время расслабухи, безопасности, ничегонеделанья кончилось. Теперь мужчина, желательно, должен ходить с оружием и быть готов в любой миг защитить своих соплеменников, своих женщин, свой дом и свою землю. А тех, кто в любой день может над ним поглумиться, покуражиться, вообще, убить, изнасиловать, обокрасть и так далее. Хватит, пожировали и будя. Возвращайтесь к истокам, кто вы такие есть.
Но, поскольку все это совершенно непраздничные темы, но очень хочется чем-то порадовать… Вы знаете, со старинных пор, с начала 90-х, признаюсь вам честно, люблю журнал «Красная Бурда», вот с тех самых пор, когда я прочел там сто лет назад советы женского календаря: «Чтобы бюст был пышным, суньте его в улей». Всё. После этого совета я стал поклонником журнала «Красная Бурда», который однако продолжает выходить. Причем он выходит и что он пишет?.. То есть все эти шутки типа: «Владимир Владимирович, поясните ваши слова: «За эти года наша экономика удвоилась? Ваша – с кем?» Это все, повторяю, от этого журнала, который, вообще, если читать – сплошная радость: «Владимир Владимирович, скажите, пожалуйста, когда и где будет проходить борьба с коррупцией. Где и через кого можно приобрести билеты?»
Или: «Перед тем, как встретиться с Папой Римский, получил ли Патриарх Кирилл ваше благословение?»  Вот это: «На заседании правительства Медведев сделал замечание двум вице-покемонам». Это просто все с натуры. «Археологи раскопали еще один древний могильник с захоронениями санкционных продуктов».



Источник: echo.msk.ru
Автор: М.Веллер
Переслал: Galina Sukhenko
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.





РЕКОМЕНДУЕМ:

ТЕГИ:
израиль

ID материала: 19808 | Категория: Общественно-политическая жизнь в Израиле | Просмотров: 2746 | Рейтинг: 5.0/19


Всего комментариев: 1
avatar
1
Все похоже на старый анекдот 50-г.в ссср.Бей жидов и почтальонов,вся страна стала на дыбы,почему надо убивать почтальонов.


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



www.NewRezume.org © 2017
Главный редактор: Леонид Ходос
leonid@newrezume.org
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Вход