Точное время
Нью-Йорк:
Берлин:
Иерусалим:
Москва:
Главная » Общественно-политическая жизнь в мире » Евреи Трампа и евреи Обамы

Евреи Трампа и евреи Обамы

2017 » Январь » 21      Категория:  Общественно-политическая жизнь в мире

Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨

Если посмотреть на избирательную карту Нью-Йорка 2016 года она – синяя с вкраплениями красного цвета. Район, где живёт Трамп, – голубой, но на фоне голубизны красный клин врезается в Бруклин. Вокруг этого красного клина расположены районы, где Хиллари получила 90 процентов голосов, а Трампу досталось только 5%. Внутри же клина он поборол её во всех районах.

Избиратели, которые обеспечили ему эту победу, – евреи-хасиды из Вильямсбурга, которые носят меховые шапки и черные кафтаны. Их районы, населённые хипстерами и меньшинствами, представляют собой мир, далекий от церквей прогрессивных активистов, чьё духовенство погрузилось в траур по Хиллари.

Восточная часть Prospect Park выглядит как красный диван в огромном синем море. Трамп выиграл здесь выборы благодаря хасидам Хабада из Crown Heights. Он выиграл в одной из самых главных ортодоксальных еврейских общин Flatbush. Он выиграл с огромным преимуществом среди русских еврейских иммигрантов с Брайтон-Бич, – они слушают человека, которого окрестили “русским Рашем Лимбо” (это Виктор Топаллер, – прим. переводчика, НГ).

Как выразилось издание левого толка Forward, “почти каждый избирательный округ в Бруклине, где выиграл Трамп, представлял собой еврейский квартал”. Но это был определенный тип еврейского квартала. Неправильный тип.

“Они похожи на избирателей Ржавого пояса (Rust Belt), – пишет Forward. – Они трудяги, и у них нет высшего образования”.

А вот Far Rockaway, – здесь тоже превалируют красные ортодоксальные еврейские общины, которые расположились вплоть до Лонг-Айленда.

Снова и снова идут атаки на Дэвида Фридмана; мол-де, это человек Трампа, избранный им для службы в качестве посла в Израиле. Это не говорится открыто. Это подразумевается.

“Дэвид Фридман, адвокат по банкротствам из Лонг-Айленд”, – вот презрительное резюме.

Ремник, редактор издания левого толка New Yorker, дал ход насмешкам, озаглавив тему “Ежедневное банкротство Трампа”. Еврейская идентичность, заявляет он, никогда не была предметом “закона о банкротстве”.

Для определенных элит само собой разумеется, что это абсурд, когда адвокат по банкротству из Лонг-Айленда назначается ни зачем и не собирается что-либо слушать. Ремник является человеком Washington Post, который женился на сотруднице New York Times, а она унаследовала редакцию журнала New Yorker, превратив его в рупор политиков левого крыла. Он живет в четырехкомнатной квартире на Манхэттене стоимостью $3,25 миллиона с дровяным камином.

А Дэвид Фридман – ортодоксальный иудей, сын раввина из Woodmere, который до сих пор живет там. Его отец был республиканцем, который принимал президента Рейгана. Он мог иногда иметь возможность читать New Yorker.

И вот именно об этом.

Тем не менее, трудно понять, что могло во Фридмане привлечь Трампа.

В New York Magazine Фрэнк Рич и Фрэн Лейбовиц лихо хихикали над Трампом как “богатым человеком с идеей бедного человека”. Дэвид Брукс, более правый голос в New York Times, полный презрения к Трампу, в печально известной момент изучал “идеальные стрелки на брюках” Обамы и пришёл к выводу, что “он будет очень хорошим президентом”.

“Я делю людей на тех, кто говорит, как мы, и кто говорит не как мы”, – писал Брукс.

Обама говорил от имени коллективного “мы”. Трамп и Фридман не говорят от “нас”. Их голоса отчётливо слышны как голоса рабочего класса. Они выглядят в Нью-Йорке как представители более отсталой и менее цивилизованной страны.

Визитная карточка Трампа была: “Make America Great Again”. Обама был озабочен вопросами расы и идентичности, и эта тема была хитом в университетских городках.

Внутренняя война в Америке и среди евреев, согласно Трампу, связана не только с политическими разногласиями, но также и с классовыми. Победа Трампа ознаменовала восстание низших слоёв общества. Это в равной степени относится и к еврейской общине.

Такое же разделение существует между ловкими самозванцами J-Street, которые в жизни не работали, и трудолюбивыми еврейскими общинами, которые ненавидят the New York Times, ибо любят Израиль. Это евреи, которые никогда не были представлены в национальной политике. Об их существовании левые даже не знали.

Назначение Фридмана привело к тому, что леваки, подобные Ремнику, тщательно исследовали Arutz Sheva, популярный новостной произраильский сайт, о котором в New Yorker никто не слышал. Левые элиты вдруг узнали о существовании людей, которые не говорят, как “все”, и не думают, как “все”.

Многих избирателей нееврейского и еврейского происхождения Трамп просто шокировал. Голосование за Трампа заставило элиты, которые игнорировали тех, других, впервые признать их существование.

Раскол оказался столь же реальным среди евреев, как и в целом для Америки. Победа Трампа позволила подать голос еврейским общинам, которые были вне национального диалога. Раскол по вопросу Израиля связан не только с политикой, но и с культурой и с классовыми вопросами. Разрыв между читателями Jewish Press и the Forward столь же очевиден, как и зияющая пропасть между слушателями музыки кантри и аудиторией NPR.

У обоих – и Трампа, и Обамы – есть свой еврейский круг. Но они, эти круги, так же отличаются друг от друга, как Ремник от Дэвида Фридмана, а Ян Чаковски от Бориса Эпштейна, или как Джереми Бен-Ами из J-Street от Джейсона Гринблатта, советника Трампа, исполнявшего вооруженную караульную службу во время учебы в Израиле.

Обама изрядно сбит с толку обвинениями в антисемитизме. Левые евреи его круга согласны с ним в том, что еврейское государство является проблемой, а пособничество исламским террористам является решением. Его медиа выдвинули такие левые маргинальные организации "J-Street" Yeshivat Chovevei Torah и др., в качестве представителей американских евреев. В то же время люди из его команды, такие как босс ADL Джонатан Гринблатт, поручились за либеральные еврейские организации и превратили их в лобби антиизраильской повестки дня.

Теперь вновь избранный президент окружен совершенно иными евреями. Вместо штатных ученых, прогрессивных журналистов и нерелигиозного духовенства, для которых еврейские ценности, как и американские ценности, означают согласие сдаться террористам, время Трампа выдвигает на передовые рубежи совсем другой вид еврея.

Евреи Трампа – это средние бизнесмены и жесткие юристы. Они живут в традиционных пригородных общинах, а не в городских кварталах. Они, скорее всего, набожны и имеют большие семьи. И они не смотрят на вещи, как все, и не говорят от имени всех, как это делают левые элиты. Они не имеют “идеальных стрелок на брюках”. Вместо этого они похожи на пригородных пап и дедушек, каковы они и есть.

Они считают, что вы должны упорно трудиться, чтобы пойти вперед. Они знают, что вы должны быть жестким, чтобы добиться успеха. И они научились идти вперед, не обращая внимания на то, что либеральные элиты думают об их манерах и стиле.

В этом они целиком такие, как Трамп. И в целом очень похожи на израильский стереотип.

Это не только их послание, проамериканское, произраильское и про-рабочее, что ужасает левых Ремников. Это убеждение в том, что они являются частью социально низших слоев общества, которые не принадлежат сцене. Ремники упорно трудились, чтобы подражать манерам и отношениям в среде самых прогрессивных. Был момент, когда они посмели быть произраильскими. Но когда либералы пошли влево, они пошли с ними. Они оправдывали свою измену, обвинив Израиль в “движении вправо” и отступившись от него.

Но евреи Трампа, будь то его советники, которые выглядят как любой другой профессионал или "субъект малого бизнеса" (или хотя бы предпринимательства) в Лонг-Айленде или Тинеке, или еврей-хасид и харедим из Бруклина, которые голосовали за него, никак не озабочены тем, кто они есть. Они молятся на Иерусалим, а не Martha’s Vineyard. Они не принимают близко к сердцу, когда Израиль наказывает террориста. Они не политкорректны. Они библейски правильны.

Они не стыдятся своего еврейства. И теперь их голос будет услышан.

Осенью 84-го года президент Рональд Рейган появился в доме раввина Лонг-Айленда для субботней трапезы. Мать Дэвида Фридмана провела три дня в бегах по магазинам и готовя куриные котлеты, абрикосовый пудинг с лапшой и яблочный торт. Рейган назвал её “женщиной, которая готовит еду лучше, чем государственный ужин”. Тем временем на улице левые истерически протестовали против его визита.

В синагоге раввина Фридмана президент Рейган заявил, что “так называемые антисионисты, которых мы слышим в Организации Объединенных Наций, – это просто еще одна маска порочного антисемитизма в некоторых кругах. И это то, что Соединенные Штаты не потерпят, как бы тонко завуалировано оно ни было”.

Соединенные Штаты слишком долго терпели от Барака Хусейна Обамы.

Когда раввин Фридман скончался, Дональд Дж. Трамп, будущий президент-республиканец, поехал в Лонг-Айленд в метель выразить соболезнование его сыну. Трамп выбрал человека, который сидел за столом с президентом Рейганом, того “адвоката по банкротствам из Лонг-Айленда” в качестве посла в Израиле.

Леваки очень злы, потому что они чувствуют, что проигрывают культурную войну внутри еврейской общины. Будущее не принадлежит Дэвиду Ремнику. Оно принадлежит Дэвиду Фридману.


Оригинал

 


(Перевод Натальи Головановой)

 


Источник: "КОНТИНЕНТ"

Автор: Даниэль Гринфилд

журналист, занимается исследованием радикального Ислама. Живет в Нью-Йорке


Источник: "КОНТИНЕНТ"
Автор: Даниэль Гринфилд
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.





РЕКОМЕНДУЕМ:

ТЕГИ:
политика

ID материала: 19229 | Категория: Общественно-политическая жизнь в мире | Просмотров: 13399 | Рейтинг: 5.0/26


Всего комментариев: 0


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



Поиск
Мы в соц.сетях
www.NewRezume.org © 2017
Главный редактор: Леонид Ходос
leonid@newrezume.org
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Вход