Точное время
Нью-Йорк:
Берлин:
Иерусалим:
Москва:
Поиск
Мы в соц.сетях
Главная » Общественно-политическая жизнь в мире » Разбор полёта. Интервью В ГОСТЯХ: Надежда Савченко Надежда Савченко политик

Разбор полёта. Интервью В ГОСТЯХ: Надежда Савченко Надежда Савченко политик

2017 » Январь » 18      Категория:  Общественно-политическая жизнь в мире

Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨

Т.Фельгенгауэр Здравствуйте. Это программа «Разбор полета», программа о людях, которые принимают решения, о том, как они эти решения принимают. Ирина Воробьёва, Татьяна Фельгенгауэр здесь. «Здесь» – это в Киеве. Сегодня у нас выездная запись. Давно мы никуда не уезжали, но здесь особый случай.

И.Воробьёва Действительно, особый случай. У нас сегодня в гостях депутат Верховной Рады Украины, военный летчик Надежда Савченко. Здравствуйте, добрый день.

04 января 2017

Н.Савченко Доброго дня.

Т.Фельгенгауэр Здравствуйте.

И.Воробьёва У нас есть традиционный вопрос программы «Разбор полета», с которого мы всегда начинаем, это вопрос о самом тяжелом решении, которое вам приходилось в жизни принимать. Какое оно было? Самое тяжелое, которое вы можете вспомнить.

Н.Савченко В принципе, я его приняла. Самое тяжелое решение в моей жизни – это было принять решение, когда я находилась в российской тюрьме в плену и когда мне угрожали тем, что мою сестру постигнет такую же участь, если я не пойду на уступки. И я сказала, что мою сестру вы так же не поломаете, как и меня, вполне отдавая себе отчет в том, что, действительно, они могут это сделать. То есть я жертвовала самым дорогим для себя человеком. Больше и тяжелее решения мне еще в жизни не приходилось принимать.

 

Н.Савченко: я не буду подыгрывать и не буду становиться политиком в классическом смысле

Т.Фельгенгауэр Вы долго размышляли над ним?

Н.Савченко Нет, ежесекундно. Я просто оценила возможности… Не было времени размышлять. Время – обычно оно очень дорого, особенно в таких ситуациях. Не было времени долго думать, потому что я оценила силу своей сестры, я поняла, что человек моей крови, моего духа ничуть не слабее. И единственное, что я потом, конечно же, передала ей тайной почтой записку, что если только тебя берут, мы обе выходим на сухой голод и до победного конца.

И.Воробьёва Хорошо. А давайте начнем не с событий последнего времени, не с событий, связанных с Россией, а с вас, собственно, почему военный летчик? Мы читали много интервью, в том числе ваша мама – она говорила, что вы были влюблены с детства в небо. Но тем не менее, это же тоже решение, которое далось вам не просто в смысле его реализации.

Н.Савченко Ну, это решение как раз приходило совсем не так и не ежеминутно. Хотя, обычно любят рисовать с этого много романтики, там, с детства влюбленная в небо. На самом деле, небо – мне кажется, ну, нет человека, которому не нравится небо. Оно прекрасно, оно разрисовывает себя в такие цвета, что ни одному художнику не снилось. И оно всегда щедро дарит эти, вот, свои дары всем людям. Его нельзя не любить.

Но как приходило это решение? Я не знала… Ну, я знала, конечно, что есть армия, что армия нас защищает, с детства, то, что есть авиация или моряки.

Но когда приходило время, вот, заканчивать школу, есть люди, которые находят себя быстро довольно, да? Ну, или их родители находят быстро, куда их пристроить.

У меня такого не было. Как бы, родители не искали таких путей, как бы, куда устроить ребенка там учиться или что-то. И я не могла понять, определиться, чего же мне хочется. Мне всегда нравилась высота и скорость. То есть я любила ходить, там, по 16-этажному дому, там, сидеть на парапете, делать мостики. Я любила быстро ездить на мотоциклах. И, вот, когда-то мы с другом гуляли где-то, по стройке какой-то, он говорит: «Я хочу быть летчиком. Но, вот, только у меня здоровья не хватает. Потому что есть пломбы, и уже нельзя быть летчиком. Вот. А так я бы, вот, стал летчиком».

 

Н.Савченко: Часто я наблюдала такую вещь — женщине приходится платить своей силой за мужскую слабость.

И я тогда подумала, а высота и скорость – это же летчик. Мне тогда было лет 17, наверное, и лет с 19-ти, как можно призываться в армию (то есть призывной возраст женщин на Украине не с 18-ти, а с 19-ти лет) я начала пробовать поступать. Это был, конечно, тоже не легкий путь. Но почему-то я решила, что вот это вот будет та работа, от которой я буду счастлива просто каждый день.

Т.Фельгенгауэр Но, вот, вы вспомнили, что путь был нелегкий. Вообще когда вы принимаете решение, вы уже не отступаете от него ни на шаг, пока не добьетесь той цели, которую поставили перед собой?

Н.Савченко Да. Если принимаю решение, я не отступаю. Скажем, вот, в детстве я летала тоже гражданской авиацией, небо было красивое, но я тогда еще не принимала решения… То есть мне нравилось лететь, мне нравился этот процесс. Но я не принимала решения управлять этим, там, или как-то искать такую профессию. Но когда уже принимаю решение, я уже не отступаю, потому что я… То есть решение же принимается не просто какое-то там, вот я не знаю, «Ну, хочу завоевать весь мир», да? Идиотское. Нет, конечно. Решение принимается, когда ты оцениваешь свои возможности, свои желания и ты понимаешь, что оно реальное. Реальное в законной плоскости, реальное в человеческих возможностях.

И когда тебе начинают рассказывать, вот, в моем пути, что «ты – женщина, это не твое», я говорю: «Ну, объясните, почему? Где это написано? Чем это регламентируется?» То есть нету причин останавливаться только потому, что какой-то человек тебе сказал, что у тебя не получится. У тебя получится. Главное – это верить. И заставить верить всех вокруг.

И.Воробьёва А когда?.. Хорошо. Вот, для того, чтобы поступить, вы же пошли в армию. Мы просто не очень знакомы с тем, как устроена армия в Украине. Вы там, ведь, вместе с мужчинами служили?

Н.Савченко Да, конечно.

И.Воробьёва Вот, какие решения вы принимаете как человек, когда вы понимаете, что на вас смотрят и говорят «Ой, ну ладно, она женщина, она не сможет там» или шутят. Известно, как шутят мужчины в этой ситуации.

Н.Савченко Тут нормально, я уже привыкла к этим шуткам всем. Для того, чтобы поступить, некоторое время… Законы – они, конечно, меняются время от времени, и разные постановы, директивы выдаются министрами и кабминами. Я тогда в этом во всем еще не очень разбиралась, но была такая процедура, что для того, чтобы женщина могла учиться в Высшем военном учреждении, ей нужно было отслужить год в армии хотя бы. Потому что армия контрактная, она закрепляет зарплату, и тогда, когда девочка поступает, она может снять себе квартиру где-то вне казармы. Потому что в казарме, как бы, селить ее с мужчинами нельзя по уставу, и при этом дорогостоящие какие-то казармы создавать для женщин, каких не очень много желающих учиться.

Вот, в связи с этим было… Ну и еще, наверное, чтобы какие-то сложности устроить для того, чтобы отпадала охота у женщин служить в армии, были такие вот условия.

Поэтому я принесла первый раз документы, да? Мне сказали, что у вас единственная проблема – вы девушка. Я сразу резко ответила: «А за штурвалом думаешь головой или тем, что межу ног?» Ну, мне сразу рассказали, что я хамка и что мне еще нужно учиться. Сказала: «Хорошо, поучусь».

То есть когда мне, наконец-то, объяснили процедуру, что нужно просто отслужить год в армии, это уже был, наверное, раз третий, когда я приезжала. Каждый год я приезжала… При этом я, конечно, училась еще по швейному делу, я работала, то есть я там как-то прожила эти годы, видела всю Украину автостопом, потому что было время куда-нибудь поехать. Не то, что я жила там и болела только одной мечтой. Я понимала, что вот есть время, да?.. То есть я этой мечтой живу, но есть время, когда мне нужно прийти, пройти медкомиссию, прийти поступать. Это же не занимает 365 дней в году, поэтому жить всегда можно и радоваться каждому дню. Ну, вот, приходило время, я собиралась, приходила, каждый раз получала какие-то нелепые ответы. И когда, наконец-то, уже добилась до генерала, вот, Командующего этим учреждением военным, Харьковским Университетом воздушных сил, он сказал процедуру. Я сказала: «Всего-то лишь надо было в армии послужить. Что ж вы раньше не сказали?»

Я развернулась, пошла в военкомат. Ну, в военкомат, конечно, на контракт призывают без проблем женщин. Ну, это, в основном, посады должностей, то есть там связиста, еще повара. Ну, записали меня связистом, конечно, послужила я в связистах, поняла, что от армии там ничего нет, и начала искать войска, где есть повыше к небу и, как бы, побольше армии. И, вот, захотела переводиться в десантные войска.

 

Н.Савченко: Чтобы армия была боеспособной, однозначно нужно где-то воевать

С этого, конечно, тоже все очень смеялись, потому что девушка из Киева, проживающая, всю жизнь живущая в Киеве. Работа под боком, как говорится, хоть и военная. А тут куда-то в какие-то части, в поля. Зачем это надо?

Ну, я… Наверное, я как-то мир по-другому воспринимаю или, возможно, не ищу просто в этом мире легких путей и выгоды, да? То есть обычный человек ищет «Вот, мне там будет хорошо». А я ищу: «Мне там будет интересно, я могу там принести какую-то пользу». Вот, у меня другая оценка ценностей в жизни. И поэтому когда я приехала служить, тоже было очень интересно принимать такое решение. Мне-то было легко принимать, тяжело было командирам принимать.

Когда к ним приходит девушка такая, вся вот с длинными волосами накрученными, там пальто, сапожки, каблуки, там, ногти, маникюр и говорит: «Я хочу служить в ВДВ». Ну, так смотрят, ну, смешно. Ну, выглядит… Я понимаю, почему мужчины шутят с этого всего. Но они же не знали, что у меня настрой серьезный.

И командир пошутил, говорит: «Ну вот смотри…» Я как раз зимой приехала. Он говорит: «Вот, снега по колено. На, вот, рюкзак десантника, там, 16-20 килограммов. Вот, 16 килограмм, полигон, вот, бегом за моими ребятами. Не отстаешь – я тебя беру».

Я на него посмотрела: «Хорошо. Где переодеться?» Ну, он подумал, что я какая-то идиотка, дал мне это отношение, думал, больше никогда я не приеду. Ну, мало ли девочка там с родителями поспорила.

Нет, я приезжаю. Причем, я перевелась за неделю .Раньше полгода перевода никто не ждал (тоже есть свои условные бюрократические процедуры). Я приехала и, действительно, на меня смотрели странно. Я не могла понять, почему. Потому что я-то как раз жила по уставу и мне это всё было легко и в радость. Оказывается, устав уже давно никто в армии соблюдать не хочет, потому что он тяжелый, и живут себе как кто пристроится. То есть никакая женщина не рвалась исполнять всё, ей это не надо было.

И мужчины привыкли к тому, что женщины не исполняют, это нормально. То есть к ним там свой разный подход, свои разные шутки за это всё.

И когда кто-то говорит, что «Я могу», никто просто не хочет верить и уже начинает опасаться, что «Ну, если бабы могут, что нам, мужикам-то в армии делать?»

И, вот, за это приходилось… И очень часто, я вам скажу, я наблюдала такую вещь, что женщине приходится платить своей силой за мужскую слабость. Вот, всё, что не могут они, могу я, и я за это получаю в 2 раза больше наказание, как ни странно. И так оно и осталось, эта система не хочет меняться. Она, вот, испортилась когда-то в какой-то период.

И.Воробьёва То есть это в жизни? Это не только в армии?

Н.Савченко Нет, это не только в армии, конечно. Это вообще в жизни. Везде так.

Т.Фельгенгауэр Если говорить о семье. Вот, вы упомянули, что родители за ребенка ничего не решали, никуда не пристраивали. Но насколько вообще в семье принимали и понимали ваши самостоятельные решения? Или пытались отговорить?

Н.Савченко Вы знаете, я благодарна своим родителям за то, что они нас как-то так воспитали с детства очень самостоятельными. То есть мама говорила, что самая такая частая фраза, которую я говорила еще где-то там в раннем-раннем детстве, это была «Я сама. Я сама». То есть я всё сделаю сама.

И с нас, конечно, спрашивали. То есть ты можешь сделать всё, что хочешь, потом ты за это ответишь, если ты сделаешь что-то неправильно. И нас никогда не ограничивали в свободе. То есть у нас не было такого, там, «В 9 часов вернись домой». Ну, если разве в Киеве. Тогда уже да, потому что это город. А так как мы в детстве практически всё лето, все каникулы всегда проводили в селе либо у одной бабушки, либо у другой… То есть главное, чтобы… Сколько ты гуляешь, не важно. Главное, тебе в 6 утра встать и выйти на огород полоть картошку. Поэтому если с этого не можешь…

Т.Фельгенгауэр А дальше уже твои проблемы.

Н.Савченко А дальше твои проблемы, да.

И, вот, за это я родителям, наверное, очень благодарна, потому что, во-первых, нас с сестрой воспитали очень дружными между собой, что мы всегда в ответе друг за друга, мы всегда помогаем друг другу, поддерживаем. Потому что если бы этого не было, наверное, я бы сгнила в той российской тюрьме, если бы у меня не было такой сестры. Поэтому этому человеку железной воли и просто бешеной энергии огромное спасибо.

И, вот, нас так и воспитали, что мы ответе (что она, что и я). Мы, конечно, всегда защищаем. Нет, нас могут поругать, если родители считают, что мы не правы, но мы еще и докажем свою правоту: «Нет, мы решили так. Значит, это так правильно».

Поэтому и решения армии принимались вполне нормально. Родители – оба ребенка войны, они знают, что это такое, они знают ценность профессии солдат. И когда я сказала, что я пойду в армию, отец уже как раз буквально в том году умер… Единственное, что я сказала о своих намерениях, он сказал, что, в принципе, тебе пойдет военная форма. Это всё, что он сказал.

Мама тоже – она не боялась особо. Ну, она говорила, там, осторожно, всё. Никто же, конечно, не рассчитывал, что будет война, то есть совершенно другое. Ну, мама, наверное, принимала сложное решение в жизни, когда она меня отправляла на первую войну в Ирак. Тогда надо было тоже бюрократические и юридические процедуры пройти, то есть надо было разрешение либо от жены (от мужа), либо от родителей, если ты не женат.

Поэтому… Я знала свою маму, я знала, что, конечно же, она будет против. Я пошла сразу к юристу, оформила всё, осталось поставить только мамину подпись. Я привела маму и сказала: «Мама, подписывай». Мама: «Да ты что! Чтоб я своего ребенка своими руками на войну отправила?» Я ей объяснила, говорю: «Мама, я это решение приняла, то есть я это всё равно сделаю. И вспомни слова своей мамы, когда она четырех отправляла своих детей, четырех сыновей защищать родину, она сказала, что у меня остается еще четверо детей… Было 9 детей, 8 (девятый умер маленьким). То есть она сказала «У меня еще остается четверо, ради которых стоит жить». Так вот, мама, у тебя еще Вера есть, ради которой стоит жить».

Ну, мама подписала. Даже я не знаю, как мне удалось маму довольно легко…

Т.Фельгенгауэр Это довольно жестоко, на самом деле, прозвучало по отношению к маме.

Н.Савченко Ну, понимаете, в принципе, мир такой. И если бы, вот, не прошла тогда та закалка и, вот, случилось то, что случилось сейчас в Украине… Я еще на Майдане поняла, что я очень многим матерям благодарна за то, что они воспитали правильных сыновей. То есть за то, что эти молодые ребята – они не боялись и  они это не делали как-то накрученно, да? Они искренне ощущали, что это твоя земля, это твоя родина. И они пошли потом после Майдана защищать ее на фронт.

То есть люди, которые понимают, что так быть не должно, потому что это противоестественно для человека (такая система, такой режим), и они готовы за это бороться. Поэтому много матерей, видно, у нас в Украине довольно-таки жестоко воспитывали своих детей. Не жестоко, скажем, а жестко, да? Наверное, это…

Т.Фельгенгауэр Жестко, да.

Н.Савченко Жестко, да, воспитывали своих детей. Я считаю, что это правильно.

И когда бегать за ребенком и заносить ему зад на поворотах, он потом выходит ребенок, который отдает маму в дом и говорит, что так и надо. Поэтому всё правильно. Мама приняла правильное решение.

Читать далее:

 

 

 

 

 

http://echo.msk.ru/guests/819230-echo/

 



Источник: echo.msk.ru
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.





РЕКОМЕНДУЕМ:

ТЕГИ:
политика, интервью

ID материала: 18965 | Категория: Общественно-политическая жизнь в мире | Просмотров: 789 | Рейтинг: 3.4/5


Всего комментариев: 0


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



Знакомства


Еще предложения
www.NewRezume.org © 2017
Главный редактор: Леонид Ходос
leonid@newrezume.org
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Вход