Точное время
Нью-Йорк:
Берлин:
Иерусалим:
Москва:
Поиск
Мы в соц.сетях
Главная » Общественно-политическая жизнь в Израиле » КАК ИЗРАИЛЬСКАЯ АРМИЯ СТАЛА «КУЗНИЦЕЙ СТАРТАПОВ»

КАК ИЗРАИЛЬСКАЯ АРМИЯ СТАЛА «КУЗНИЦЕЙ СТАРТАПОВ»

2016 » Декабрь » 13      Категория:  Общественно-политическая жизнь в Израиле

Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨

Эта история, услышь ее кто-нибудь раньше, украсила бы любую книгу о подростковом хакерском движении. В начале 1990-х выпускника средней школы Авишая Абраами, как и большинство его сверстников, призвали на срочную службу в Армию обороны Израиля. Абраами зачислили в ведомство, о котором запрещалось рассказывать даже родителям – подразделение кибербезопасности и электронной разведки с обозначением 8200.

Задание, которое поставили перед юношей, – готовый сценарий к фильму «Миссия невыполнима». Абраами предстояло взломать серверы враждебного Израилю государства, а для этого – решить несколько головоломок. Во-первых, нужно было понять, как войти в чужую компьютерную сеть. Во-вторых, придумать способ взлома криптографической защиты. Третья и самая сложная задача – получить доступ к огромному объему вычислительных мощностей, необходимых для расшифровки информации.

Что сделал Абраами, когда понял, что смог войти в сеть противника? Взломал серверы двух других недружественных стран и использовал их вычислительные ресурсы для дешифровки полученных данных. Эту филигранную операцию, в которой прослеживаются зачатки облачных технологий, он проделал, не вставая с кресла в Тель-Авиве.

«Если бы за расшифровку усадили компьютерного аналитика, то на решение задачи ушел бы год, – рассказывает Абраами. – Мы справились за день. Вы не представляете, какой кризис разразился бы, узнай кто-то о взломе». Но никто так и не узнал. Вполне обычное дело для подразделения, существование которого Израиль признал всего десятилетие назад. Зато теперь 45-летний Абраами – вполне публичная персона. Отслужив в подразделении 8200, он с партнерами основал Wix – облачную платформу для веб-разработки, ныне одну из самых популярных в мире.

«Я знаю около сотни ребят-сослуживцев, которые создали стартапы и продали их за большие деньги, – рассказывает Абраами. – У нас работала группа из 10 человек, сидевших бок о бок в одном помещении. Теперь я называю его «волшебной комнатой» – все эти люди основали компании с капитализацией в среднем по $0,5 млрд». Свой ход сделал и сам Абраами – капитализация Wix достигла $1 млрд.

Еще один бывший сотрудник подразделения 8200 – 31-летний Рон Рейтер, чей стартап был недавно приобретен корпорацией Oracle за $50 млн. Рейтер принадлежит к более молодому поколению киберразведчиков, но рассказывает примерно ту же историю: «У меня в подразделении 8200 было двое соседей по комнате. Один продал стартап корпорации Apple за $300 млн или около того. За компанию другого сослуживца Cisco выложила $500 млн».

Об имидже Израиля как «нации стартапов» много писали. Страна, где проживает меньше людей, чем в Нью-Йорке, по числу компаний, котирующихся навысокотехнологичной бирже NASDAQ, уступает лишь США и Китаю. В Израиле больше венчурных инвестиций, стартапов, ученых и IT-специалистов на душу населения, чем где-либо еще на планете. Как государству удалось достичь столь невероятных цифр? Понять это поможет история подразделения 8200. Точная информация о его численности никогда не публиковалась, но, по оценкам Forbes, в нем служат 5000 человек. Их задача – разрабатывать новейшие технологии, часто в ситуациях, связанных с риском для жизни. И при этом сотрудников на удивление мало инструктируют.

«Никто не будет тебе рассказывать, как нужно работать, – поясняет Абраами. – Так изначально задумывалось, такова культура. Начальство просто приказывает тебе во всем разобраться. У тебя огромная свобода действий, но твою задачу никто другой выполнять не будет. Это самый важный навык для будущего предпринимателя. Пять, 10 или 20 таких заданий – и считай, что ты создал три проекта, из которых может получиться стартап».

Помножьте три этих условных проекта на десятилетия труда тысяч талантливейших IT-специалистов, и вам все станет понятно. Forbes подсчитал, что бывшие сотрудники подразделения 8200 основали более 1000 компаний – от навигационного сервиса Waze и фирмы по киберзащите Check Point до компании Mirabilis, создательницы интернет-мессенджера ICQ.

Каков фирменный рецепт подразделения 8200? Поговорив с более чем двумя десятками бывших киберразведчиков, мы выделили пять его главных ингредиентов. Все они не только дадут четкое понимание того, как родилась «нация стартапов», но и станут подспорьем в запуске начинающей компании.

Отбор

%d0%b8%d0%b7%d1%80%d0%b0%d0%b8%d0%bb%d1%8c%d1%81%d0%ba%d0%b0%d1%8f-%d0%b0%d1%80%d0%bc%d0%b8%d1%8f2Израиль признал, что подразделение 8200 существует, но и только. Никакой информации о его истории до сих пор нет – только отрывочные сведения. Наше предположение: подразделение 8200 существовало еще до войны 1948-го за независимость Израиля. В 1930-е, в годы Британского мандата в Палестине, на нынешней территории Израиля работало подразделение «Шин Мем 2» (сокращение от фразы «информационная служба» на иврите). Его сотрудники занимались прослушиванием телефонных линий арабов, чтобы пресекать готовящиеся беспорядки.

В 1948 году службе присвоили обозначение 515. Номер выбрали произвольно: так что можно было без опаски произносить название подразделения вслух. В 1956-м, во время второй арабо-израильской войны обозначение сменили на 848.

Поворотным для ведомства стал 1973 год, когда началась Война Судного дня. Внезапное нападение Египта и Сирии застало Израиль врасплох: разведка страны потерпела самую большую неудачу в своей истории. Офицер 848-го подразделения попал в плен и выдал сирийцам важную информацию, рассказывает Йосси Мельман, журналист-ветеран, эксперт по секретным службам и национальной безопасности Израиля.

Это событие стало отправной точкой к «перезагрузке» ведомства электронной разведки. С тех пор подразделение носит обозначение 8200. Ни один его отдел не знает, чем занимается соседний.

Что более важно, израильские власти поняли, что зависеть от чужих технологий, преимущественно американских, – слишком большой риск. Так подразделение 8200 превратилось в общенациональный центр исследований и разработок. Оно стремительно наращивало штат, а с началом интернет-эры – и географию разведывательных операций. Работа разведслужбы «Моссад» обросла легендами, но подразделение 8200 поставляет Израилю 90% информации. «Не было ни одной крупной операции «Моссада» или какого-то другого разведывательного ведомства, в котором не участвовало бы 8200-е», – утверждает Яир Коэн, отслуживший в киберразведке 33 года, а с 2001-го по 2005-й возглавлявший ее.

%d0%b8%d0%b7%d1%80%d0%b0%d0%b8%d0%bb%d1%8c%d1%81%d0%ba%d0%b0%d1%8f-%d0%b0%d1%80%d0%bc%d0%b8%d1%8f3В 1985-м палестинский лидер Ясир Арафат заявил, что не имеет отношения к захвату круизного лайнера «Акилле Лауро», приведшему к гибели американского гражданина. Подразделение 8200 сделало запись телефонного разговора, которая доказывала обратное. Когда в 2007-м Израиль разбомбил сирийский объект, сочтя его ядерным реактором, исходные данные для этой операции предоставило подразделение 8200. А как насчет компьютерного вируса Stuxnet, уничтожившего иранские центрифуги для обогащения урана? Этот программный шедевр создали специалисты ЦРУ и подразделения 8200.

Роль 8200-го подразделения росла, а с ней – и его возможности. Большинство израильтян, достигших 18 лет, обязаны отслужить в Армии обороны Израиля. Подразделение 8200 может выбрать из призывников ЦАХАЛ любого юношу и девушку: их проверяют на годность к службе в киберразведке еще перед выпуском из средней школы. Иногда потенциальных сотрудников вычисляют раньше – с помощью факультативного школьного курса «Магшимим» для одаренных детей, увлекающихся высокими технологиями. «Гарвардская школа бизнеса разработала отличную процедуру отбора студентов. Но в их число попадают лишь те, кто подал заявления. Подразделение 8200 может отобрать 1% самых лучших из 1% лучших в стране», – рассказывает 40-летняя Инбал Ариэли, которая служила в подразделении 8200 в конце 1990-х, а в возрасте 22 лет руководила факультетом в школе подготовки офицеров киберразведки.

Процесс набора в 8200 окутан завесой тайны. «До самого последнего момента я даже не знала, что киберразведка положила на меня глаз», – вспоминает Ариэли. Для перспективных кандидатов проводят ряд жестких собеседований, тестов и занятий. Тематика самая разная: от телекоммуникаций и электротехники до знания арабского языка. Процесс отбора может занять более полугода.

По сути это курс молодого бойца для интеллектуалов. «Вас объединяют в небольшие группы. Там вы с утра до поздней ночи учитесь, проводите мозговые штурмы, анализируете проблемы, решаете их. Тут нет пассивного подхода к обучению», – рассказывает Ариэли. Вступительные собеседования проводят не офицеры высокого ранга, а рядовые. Каждому чуть за 20. Задача – найти способных призывников, которые займут их место.

Проведя собеседование, интервьюеры пишут на испытуемых подробные характеристики. Критерии отбора? Большой плюс, безусловно, математика, знание компьютеров и иностранных языков. Но на самом деле подразделение 8200 ищет иные навыки. Его цель – выявить потенциал. Способность быстро обучаться, адаптироваться к изменениям, работать в команде и решать проблемы, которые другие считают неразрешимыми. «В школе я учился плохо, просто ужасно», – вспоминает Дор Скулер. Подразделение 8200 начало присматриваться к нему в старших классах, но сосредоточилось не на провальной учебе Скулера, а на том, что ему удается. В нем разглядели талант: из Скулера получился отличный офицер-разведчик, после службы создавший три стартапа.

Культура

Бывший руководитель подразделения 8200 Яир Коэн вспоминает, как начинал в 1980‑х. Командир ставил перед ним задачу примерно так: «Тебе нужен бюджет в $300 млн, но у тебя только $3 млн. Ты не можешь позволить себе 10 сотрудников. У тебя только трое. И ты должен заглядывать в будущее: пытаться понять, что произойдет, если враг начнет закупать и использовать те или иные технологии».

Отслужив в подразделении 8200, Коэн сформировал кибердивизион в одной из крупнейших публичных компаний Израиля, специализирующейся на военной радиоэлектронике – Elbit Systems.

Духом стартапов в подразделении 8200 пронизан не только отдел НИОКР, который создает оборонные продукты. Он чувствуется во всей разведслужбе сверху донизу. Скулера, например, назначили командиром группы, которая занималась сбором и анализом технического трафика в телекоммуникационных сетях противника. Его отдел добывал разведывательные сведения из сырых необработанных данных. Бывало, результат требовался так быстро, что Скулер собирал несколько инженеров и по пять дней сидел с ними в одном помещении, решая проблему.

«Иногда ресурсы настолько скудны, что диву даешься. И ты должен принять единственно верное решение, – вспоминает Скулер. – Это как сидеть за рулеткой с одной фишкой в руках, и думать, на какое поле поставить». Обычно молодые сотрудники Скулера находили верное решение. «Я все пытаюсь понять, как у нас получалось? Это же полное безумие. Но мы просто не знали, что программы бывают и получше. Мне не нужен был идеальный софт. Он мог получиться сырой, зависал, я вручную перезагружал систему. Но в итоге через несколько дней или недель мы создавали продукт, который выполнял боевые задачи. Такие моменты по-настоящему неповторимы. Это волшебство».

%d0%b8%d0%b7%d1%80%d0%b0%d0%b8%d0%bb%d1%8c%d1%81%d0%ba%d0%b0%d1%8f-%d0%b0%d1%80%d0%bc%d0%b8%d1%8f4Сочетание ума и блаженного неведения – сильное оружие. На них и основана работа подразделения 8200. Его сотрудников наделяют невероятной свободой действий и степенью ответственности в том возрасте, в котором в большинстве стран им даже не продали бы спиртное.

Израильтяне обожают спорить друг с другом. Для них это не только способ поддерживать демократичную атмосферу, но и хорошая возможность выпустить пар. Как и почти в любой другой армии, дисциплина и субординация в боевых частях ЦАХАЛ несовместимы со спорами. Но в подразделении 8200 рядовые могут проигнорировать субординацию и обратиться напрямую к командиру, если считают, что непосредственный начальник не прав. Так в них воспитывают ответственность. Например, однажды, когда Скулер был один на дежурстве, ему позвонил один из самых высокопоставленных руководителей страны – хотел узнать его личное мнение о собранной информации. «Мне тогда было 19. Друзья в США пишут курсовые работы в колледже, а ты такими вещами занимаешься. Ни до, ни после службы на мне не лежало столько ответственности за судьбы других людей».

Теперь Скулер использует накопленный опыт в Intuition Robotics – его третьем стартапе (два других купила компания Alcatel-ucent). Intuition Robotics пытается создать «очень сложного социального робота, с которым было бы по-настоящему легко взаимодействовать». Этот проект требует знаний в области аппаратного и программного обеспечения, компьютерного зрения, машинного обучения, психологии и дизайна. И работает над ним команда, костяк которой – восемь человек.

Мотивация

Когда Кира Радински окончила многомесячный курс начальной подготовки в подразделении 8200, ее перевели в еще более засекреченную группу – подразделение 81. Там разрабатывают в основном интегрированные программно-аппаратные комплексы для поля боя. По подсчетам Forbes, в этом подразделении служат около пятой части сотрудников израильской киберразведки. Но если профили бывших военнослужащих подразделения 8200 можно найти в соцсети LinkedIn, то 81-е редко упоминают в открытых источниках. «Это ведомство сродни мастерской. Что-то вроде завода шпионских игрушек, – делится информацией журналист Мельман. – Там выпускают различные устройства. Вы описываете, что вам нужно, и они это изготавливают. Например, нужна мина, которую не отличишь от куска камня? Они ее сделают».

%d0%b8%d0%b7%d1%80%d0%b0%d0%b8%d0%bb%d1%8c%d1%81%d0%ba%d0%b0%d1%8f-%d0%b0%d1%80%d0%bc%d0%b8%d1%8f5Радински вспоминает, как работала со сверстниками, «просто потрясающими людьми, которые, как и я, поступили в университет в 15 лет. Некоторые из них параллельно получали по три высших образования». Но студенты колледжа несут ответственность только за себя. В Израиле от продуктов, которые разрабатывают подразделения 8200 и 81, зависят жизни других людей. Такой мотивации к учебе не достичь никакими деньгами.

«Чем большего люди пытаются добиться, тем крепче в них чувство локтя. Мы сражались вместе, как одна семья, – вспоминает Радински, которая служила в подразделении 81 с 2004 по 2007-й. – Ты просто должен выполнить задачу. Другого выбора нет. Мы создаем нечто, способное дарить жизнь или отнимать ее. И как только ты это осознал, все твои поступки подчиняются лишь этой мысли. Работаешь на адреналине».

29-летняя Радински вспоминает, что во время спецопераций работала по 24–48 часов: она и ее командиры по очереди спали прямо в офисе. Иногда приходилось выезжать на позиции. Однажды вся группа замерла перед экранами прямой видеотрансляции. Все ждали, сработает созданное ими устройство или нет. Когда стало ясно, что сработает, комната взорвалась криками радости. Все побежали в паб – обмыть успех.

Опыт, полученный на службе, пригодился Радински и в гражданской жизни. Устроившись в корпорацию Microsoft, она создала алгоритмы, которые помогли предсказать первую за 130 лет вспышку холеры на Кубе. Сегодня Радински – соучредитель компании SalesPredict, которая разрабатывает аналитические решения для розничной торговли. Сотрудники – бывшие бойцы подразделения 8200. Они и сейчас трудятся «одной семьей». Радински вспоминает, как однажды ее группа взяла на себя коллективную вину за проваленную операцию. «Никто не указывал пальцами на других. Если мы побеждали, то сообща, если проигрывали – тоже», – рассказывает бывшая разведчица.

Свежая кровь

%d0%b8%d0%b7%d1%80%d0%b0%d0%b8%d0%bb%d1%8c%d1%81%d0%ba%d0%b0%d1%8f-%d0%b0%d1%80%d0%bc%d0%b8%d1%8f6Последний из вышедших в отставку командиров подразделения 8200 уже успел основать, пожалуй, самый успешный в мире синдикат в сфере информационной защиты. 46-летний гендиректор и соучредитель бизнес-инкубатора Team8 Надав Цафрир поставил на поток создание стартапов, решающих самые сложные проблемы кибербезопасности. Он командовал подразделением 8200 пять лет, до 2013-го. За это время создал «Киберкоманду» – элитное подразделение ЦАХАЛ для операций в онлайне.

Вместе с двумя другими основателями Team8, тоже бывшими высокопоставленными офицерами подразделения 8200, Цафрир привлек $40 млн стартового капитала и собрал команду лучших ученых и инвесторов. Среди них – специалисты IT-гигантов Alcatel-Lucent, Accenture, AT&T, Cisco и Nokia, а также венчурный фонд Innovation Endeavors, которым руководит председатель совета директоров Google Эрик Шмидт. Цафрир ни словом не обмолвился о характере своей работы в подразделении 8200, но рассказал, что его структура прекрасно приспособлена к нынешней глобальной экономике.

Одна из особенностей подразделения – сменяемость кадров. Средняя продолжительность службы в нем – четыре года. Текучесть кадров – 25% в год. От такого показателя большинство крупных корпораций пришли бы в ужас. Но в изменчивом мире высоких технологий это важнейшее преимущество, считает Цафрир. «Каждый год в подразделение приходят молодые, умные, мотивированные и увлеченные своим делом юноши и девушки. Они видят проблемы в совершенно другом ракурсе». Новые команды решают задачи, с которыми не справились предшественники. «Мы просто не рассказываем им, что многие пытались их решить и не смогли», – улыбается киберразведчик.

Связи

%d0%b8%d0%b7%d1%80%d0%b0%d0%b8%d0%bb%d1%8c%d1%81%d0%ba%d0%b0%d1%8f-%d0%b0%d1%80%d0%bc%d0%b8%d1%8f7Менаше Биньямин, отец Элада Биньямина, прослужил в подразделении 8200 четверть века. Командовал в нем группой. Выйдя в отставку, создал компанию по разработке программного обеспечения для анализа рентгенографических и томографических изображений. «Если бы не опыт, полученный в подразделении 8200, отец, думаю, не смог бы создать собственную фирму», – рассказывает 41-летний Элад. Того же мнения он и о собственном медицинском стартапе. Но опыт отнюдь не все. На тот момент, когда Менаше продал свою фирму корпорации Kodak, в ней работали 55 человек. Треть из них – бывшие сотрудники подразделения 8200. В стартапе Элада их половина, в том числе его лучшие друзья.

Связи между бывшими сослуживцами по подразделению 8200 для «нации стартапов» сложно переоценить. «Допустим, у тебя есть друг, который вот-вот должен закончить службу в 8200-м. Он точно знает, когда из подразделения демобилизуются другие ребята. Ты просто дожидаешься их, одного за другим, – рассказывает Биньямин. – А потом звонишь со словами: послушай, у нас уже работает командир твоей группы. Может, заедешь к нам, посмотришь, что к чему?»

Так проще подыскивать сотрудников: можно пропустить лишние этапы. «Ты знаешь, что получишь в итоге: сочетание нужного уровня навыков и уверенности в себе, – делится секретом Биньямин. – Эти 24-летние ребята провели по пять-шесть лет, решая вполне реальные проблемы. Они создавали критически важные системы и продукты. Все, что они делали – это не теория. Там все по-настоящему». В бизнесе их навыки будут приносить дивиденды десятилетиями.

Ричард Бехар

ujew.com.ua



Источник: ujew.com.ua
Автор: Ричард Бехар
Переслал: gabay moisey
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.





РЕКОМЕНДУЕМ:

ТЕГИ:
израиль

ID материала: 18384 | Категория: Общественно-политическая жизнь в Израиле | Просмотров: 11691 | Рейтинг: 5.0/16


Всего комментариев: 1
avatar
1
Браво ребята !! Молодцы ! Горжусь вами! Здоровья !! Удачи!!


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



www.NewRezume.org © 2017
Главный редактор: Леонид Ходос
leonid@newrezume.org
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Вход