Точное время
Нью-Йорк:
Берлин:
Иерусалим:
Москва:
Поиск
Мы в соц.сетях
Главная » Очерки. Истории. Восспоминания » Поэт 100-летие неизвестного поэта

Поэт 100-летие неизвестного поэта

2016 » Март » 21      Категория:  Очерки. Истории. Восспоминания

Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨

А когда ему было 5 лет, Ленин, встретив его с няней в Александровском саду, спросил: «Ты кто?..». И услышал: «Я? Человек!»
Андрей Рыбаков. 1951 год 

Другого поэта такого уровня, ни разу не публиковавшегося при жизни, я не знаю. И столь сильных стихов, написанных в ГУЛАГе и о ГУЛАГе, о серпе, который «свистит неподалеку», и о молоте, который «подымают за спиной», на самом деле немного. Хотя и вышла целая антология «Поэзия узников ГУЛАГа».

 Запомните это имя — Андрей Рыбаков.
 Андрей Николаевич дожил до реабилитации и даже — до перестройки, но своих стихов напечатанными так и не увидел. Только его сын, известный правозащитник Юлий Рыбаков, издал его посмертную книгу. Боюсь, она так и останется единственной.
 11 февраля — столетие Андрея Рыбакова.
 Олег Хлебников
P.SНиже — заметки Ю.А. Рыбакова о своем отце.

«При обыске изъяли его стихи и записные книжки Блока»

 Мой отец родился 11 февраля 1916 года в Петрограде. В детстве я услышал от него, что фамилия наша от предков — рыбаков с Онежского озера, которые еще в Петровские времена были взяты в Навигацкую школу, оттуда и пошла морская династия. С гордостью отец рассказывал мне о прапрадеде — участнике открытия Антарктиды, прадедах, защищавших Севастополь и Порт-Артур.
 По рассказам бабушки, отца чуть не с младенчества отличало не только упрямство и своенравие, но и обостренное чувство собственного достоинства. По ее словам, в пятилетнем возрасте, когда семья ненадолго перебралась в Москву, случай свел отца с В.Ульяновым (Лениным). Мальчика водили гулять в Александровский сад; однажды нянька, вернувшись, рассказала, что мимо проходил Ленин, остановился, посмотрел на ребенка, спросил: «Ты кто?..». И услышал: «Я? Человек!». Будущий вождь пролетариата засмеялся и пошел дальше…
 Позже, когда семья вернулась в Петроград, отец учился в Анненшуле, школе с углубленным изучением немецкого языка, рядом с Новой Голландией. Затем — театральная студия им. В.И.Немировича-Данченко, незаконченный Литературный институт им. А.М. Горького.
 Уже в те годы наиболее созвучным его мироощущению стали творчество и личность Александра Блока. Он собирал все, что связано с ним, знал о нем многое, что еще могли рассказать его современники.
 В мае 1941 года он был арестован по доносу о критических высказываниях в адрес власти и чуждых советскому строю стихах. В период следствия отец едва не был расстрелян, его дело в неразберихе первых месяцев начавшейся войны было передано трибуналу, откуда выход был один… Мой дед Николай Федорович Рыбаков, тогда капитан 2 ранга, преподаватель морского училища, узнав об этом, отправился в Петропавловскую крепость, где размещались отделы военной прокуратуры, и разъяснил начальнику следственного отдела, что его сын не военный и судить его, если он в чем-то виноват, должен гражданский суд. Как ни странно, дед вышел из Петропавловки свободным и продолжил служить, несмотря на сына — «врага народа», а отец был осужден гражданским судом по 58-й статье к пяти годам лагерей и 10 годам поражения в правах.
 При обыске, кроме его собственных стихов, были изъяты и затем пропали в недрах ГПУ детские записные книжечки Блока, подаренные отцу старой нянькой поэта.
Заключение он отбывал в Сибири, в Кемеровских лагерях, сначала на лесоповале, позднее в лагерном, «крепостном» театре. Лагеря смешанного типа, где за одной колючей проволокой находились и уголовники, и политические, были машиной безжалостной эксплуатации и уничтожения. Ежедневно из лагеря вывозили по несколько телег с умершими. Голод, цинга, непосильный труд и холод довели отца до дистрофии. Но в лагере нашлись питерские интеллигенты, которые помогли ему оказаться в санчасти, а там он встретил мою мать.
Из заключения отец вернулся с женой и сыном. Из-за поражения в правах, по которому он не имел права жить в крупных городах, после освобождения работал в Новгородской областной филармонии, Уральском драматическом театре.
 В Питер мы вернулись только в 1957 году, после реабилитации. Арест и неволя на творческом взлете, оторванность от культурных процессов и творческой среды своего времени, постоянное ощущение надзора и узость круга близких по духу людей легли тяжелым бременем на его жизнь. С другой стороны, ссылка, а потом и добровольная изоляция позволили ему избежать соблазна нравственных компромиссов и приспособленчества.
 В своих ни разу не опубликованных при жизни стихах он остался верен себе и свободе, оставив нам свидетельство о своем страшном веке. Его жизнь оборвалась 7 октября 1988 года, на пороге перемен в судьбе России, о которых он мечтал всю свою жизнь.
 Юлий Рыбаков

Андрей РЫБАКОВ

«Мой старый друг, не узнавай меня!»

  Зачем опять ты снишься, ночь за ночью,
  Сжимая сердце на исходе сна?
  Я никаких чудес себе не прочу,
  И мне ли нынче гибель не ясна?

Как ты поешь, пожмем друг другу руки.
 Не о тебе теперь и не к тебе!
 Об этих днях прочтут чужие внуки
 В распахнутых архивах УГБ.

 Как низко-низко реяла комета,
 Разжав звезды кровавой пятерню,
 Как много злаков не дождалось лета,
  И безымянно пало на корню.

Так пали все, кто созревал до срока,
 Так пали все, кто шел передо мной.
 Уже и серп свистит неподалеку,
 И молот подымают за спиной.

 1941


   ***

Рабов исконных родина,
 Эпохе укоризна,
 Красавица — уродина,
 Обманутых отчизна,

 Тебя хвалить указано
  Покорному народу,
  Тебя любить приказано,
  А я люблю свободу!

Башкой не замороченной
 Пока еще мотаю.
 Без жертвы опороченной
 Вокруг — семьи не знаю.

 Кто послабее — скрючены
  Работой, да заботой,
  Кто посильнее — скручены,
  А лучшие — замучены
  Без имени, без счета.

1943


 ЛАЗАРЬ

Закончился мой летаргический сон,
 Воскресли дремавшие силы.
 Я — Лазарь, я чудом Господним спасен,
 Живым выхожу из могилы.

 Ничем я не страшен, и только глаза
  Показывать миру не надо:
  Ни солнце не выжжет, ни смоет слеза
  Навек отраженного Ада.

Я видел, как души тощали в беде,
 Как быстро и просто сползало
 В пылающем пекле, на черном суде
 И чести, и совести сало.

 Вы чутки? Пустяк! Вы гуманны? Пустяк!
  То было. Отыщется молча
  В жиру поросячьем проворный костяк
  Зубастый, оскаленный, волчий.

Я видел, что видеть живым не дано,
 И, сердце живое калеча,
 Ударился грудью о самое дно
 Кремнистой души человечьей.

 Земные просторы поют за дверьми,
  И настежь распахнуты двери.
  Я заново вижу сияющий мир,
  Но заново миру не верю.

1946
  ***

На кого теперь питать надежду?
 На какую уповать судьбу?
 Горы снега. Стены снега. Между —
 Волчья тропка от столба к столбу.

 Вот идут. Не рядом. Друг за другом.
  Не уйти, а все-таки идут.
  Долго ли еще кружится вьюгам.
  Сердцевина горя — это тут!

Боже мой, да что же это с нами?
 Мы ли эту призывали тьму,
 Злой тоской, пророческими снами
 Ворожа столетью своему?

 Ты кому досталась, мать Россия?
  Красной тряпкой твой заткнули рот.
  Чьи они? Откуда? Кто такие?
  Самозванцы. Плуты. Не народ.
 ***

Мы встретились, как водится, нежданно —
 Негаданно, не к месту и не в срок,
 За столиком плохого ресторана,
 На перекрестке путаных дорог.

 Как встал он вдруг, натружено и грузно,
 Как озарились горькие черты!
  Он снял очки. О Господи, я узнан,
  Я пригвожден забытым словом — ты.

Нет, я — не я. Надень свои консервы.
 Я только тень знакомца твоего.
 Он на корню подрублен в сорок первом,
 Я, для чего-то, пережил его.

 Когда, назло народу не сгорая,
  Трещал кусток треклятой купины,
  В сухих морях отверженного края
  Я годы греб в галерах сатаны.

Когда ж, издав немыслимые звуки,
 Я спел ему, что прочие поют,
 Меня швырнули миру на поруки,
 Как на дом шизофреников дают.

 Чего ж еще? Пожнем плоды свободы!
  Притушим фары тайного огня.
  Итак, до лучшей, до иной погоды,
  Мой старый друг, не узнавай меня!


Переслал: BORIS FRADKIN
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.





РЕКОМЕНДУЕМ:

ТЕГИ:
очерки

ID материала: 13665 | Категория: Очерки. Истории. Восспоминания | Просмотров: 6367 | Рейтинг: 4.9/38


Всего комментариев: 3
avatar
1
Прекрасные стихи. Спасибо за рассказ.
avatar
2
Великий поэт!..
avatar
3
Великий поэт и такая страшная судьба.Вечная Память . Я предлагаю список для чтобы поставить вместо соловецкокамня поставить памятник жертвам ГУЛАГАлена Галич


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка


Избранный президент США Дональд Трамп готовится немедленно после инаугурации в пятницу подписать, без визы Конгресса, ук...       Выступая на церемонии инаугурации вновь избранный президент США Дональд Трамп объявил новый курс, которым отныне будут с...       Если посмотреть на избирательную карту Нью-Йорка 2016 года она – синяя с вкраплениями красного цвета. Район, где живёт Т...      
www.NewRezume.org © 2017
Главный редактор: Леонид Ходос
leonid@newrezume.org
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Вход