Точное время
Нью-Йорк:
Берлин:
Иерусалим:
Москва:
ПОИСК ПО САЙТУ
Мы в СОЦ Сетях
Главная » Очерки. Истории. Восспоминания » Богословский АЛЛА БОГОСЛОВСКАЯ: «Свидания с Иосифом Кобзоном я добивалась полгода»

Богословский АЛЛА БОГОСЛОВСКАЯ: «Свидания с Иосифом Кобзоном я добивалась полгода»

2016 » Январь » 7      Категория:  Очерки. Истории. Восспоминания

Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨

Каким был сам Никита Владимирович, как, несмотря на 36 лет разницы, в 79 он
взял да и женился «на молоденькой» и как трогательно хранил до самого
последнего вздоха свое позднее счастье — об этом и многом другом вы узнаете
из выпущенной московским издательством «Захаров» книги «Как я оседлала
Никиту Богословского», фрагменты которой «СОБЫТИЯ» предлагают читателям.



...Работая над книгой и уже заканчивая ее, я все возвращалась и
возвращалась к тогдашнему заглавию: «Я люблю тебя, Алка...» Требовалась
некоторая альтернатива таким простым словам, как «я люблю»... Мои
мучительные раздумья на эту тему были прерваны так неожиданно и странно и
так вовремя, что решение — как назвать книгу — явилось как бы само собой.
Название это способно вызвать недоумение и оторопь... Поэтому спешу
сказать, что слова, ставшие заглавием, принадлежат вовсе не мне, а...
Иосифу Кобзону, интервью с которым я случайно увидела по телевизору.

Дело было так: выступает по телевизору артист Кобзон и, слышу, что-то
говорит о Богословском... Я прислушиваюсь и узнаю вдруг удивительные
вещи... о себе! Что, мол, какая-то девушка Алла из Харькова оседлала
композитора Богословского, который ничего уже к тому времени не писал, был
уже живой легендой и самому себе памятником... Не слушая больше ничего, я
бросаюсь... к письменному столу и уверенно вписываю заглавие книги. Ура!
Теперь — полный порядок... Радость и удовлетворение по этому поводу слегка
лишь омрачаются некоторыми досадными неточностями в интервью Кобзона. Ну
как же можно назвать меня девушкой, зная, что у меня есть дочь? И в Москву
я приехала вовсе не из Харькова... А вот насчет «оседлала» — это здорово!..
Большое Вам спасибо, Иосиф Давыдович!

...Но мои воспоминания вовсе не об артисте Кобзоне. А о композиторе,
писателе, поэте и художнике... О Никите Богословском... О моей любви к
нему... О его любви... И о моей «легенде»...
«Хотелось бы вначале разглядеть вас при дневном свете», — сказал мне
Богословский в нашу первую встречу»

...Когда его увозила машина «скорой», он, вырвавшись из рук врачей, кинулся
ко мне, повис у меня на шее и прошептал в самое ухо, с болью, горечью и
отчаянием: «Мне уже не вернуться... Как ты будешь без меня? Все было так
хорошо! Я люблю тебя, Алка!..» И его увезли...

...Из больницы мне позвонили в семь утра и сказали, что ты умер... 17 дней
и ночей я жила между нашим домом и больницей... В последний раз зайдя
внутрь, я вижу, как по коридору идет твой врач. С твоей сумкой...

Доктор подходит, ставит сумку и молча разводит руками... Достает из кармана
и протягивает мне смятый листок бумаги, аккуратно сложенный пополам: «Вот,
записка вам. Он написал. Незадолго...» Я беру листок, осторожно
разворачиваю... Это — бланк от рецепта. На нем черным фломастером
нарисовано плачущее сердце, пронзенное стрелой, и короткая фраза: «Я люблю
тебя, Алка!»...

...Хорошо помню четвертое сентября 1992 года... Последний рабочий день,
пятница. Я забежала в Союз композиторов за какой-то справкой и, получив ее,
поспешила дальше: нужно было успеть сделать еще пару дел. Выйдя из Союза,
я... увидела Богословского, стоявшего неподалеку и курившего сигарету с
видом человека, не знающего, чем заняться. Вторую руку он держал в кармане.
Я поздоровалась на ходу, но Богословский остановил меня, вынул руку из
кармана и поманил пальцем...

— Ну, как дела, как успехи? — спросил он, рассматривая меня и пуская дым.

— Да все хорошо, Никита Владимирович, успехи замечательные, — пробормотала
я...

— Торопитесь? — спросил Богословский, и я отметила его проницательность. —
Не хотите прогуляться? Хорошая погода...

— А в плохую не предложили бы, Никита Владимирович?

— Да и в хорошую-то предлагаю, чтобы только удержать вас. Я гулять не люблю.

Я улыбнулась из вежливости, все еще не теряя надежды как-нибудь смыться...
Ничего оригинального в голову не приходило, и я... задала пошлейший вопрос:

— Что вы пишете сейчас, Никита Владимирович?

Богословский насмешливо приподнял бровь:

— Мадам! Я обратил на вас внимание как на женщину. И только. Не пытайтесь
взять у меня интервью. В этом качестве вы мне неинтересны.

С этими словами он решительно взял меня под руку и повел вдоль Дома
композиторов... Громко и весело принялся рассказывать мне, как только что
удрал с какого-то заседания, где «решали, голосовали и постановляли», чем
вызвали у него смертельную скуку... Он шутил, развлекался анекдотами, не
утруждаясь, кстати, заботой о лексике... Навстречу нам то и дело попадались
знакомые лица коллег-композиторов. Все они почтительно здоровались с
Богословским и пристально поглядывали на меня... Я чувствовала себя
чуть-чуть неловко...

— Никита Владимирович! Место какое-то неудобное для прогулки. Наши ходят,
смотрят на вас...

— Плевал я! — небрежно бросил он. — Может, в «Балалайку» зайдем (так
назывался ресторан в Доме композиторов), выпьем?..

79-летний Богословский выглядел превосходно: в светло-сером костюме с
«бабочкой», свежий и ароматный. Я прикинулась смущенной: «С удовольствием
бы, Никита Владимирович. Но рядом с вами я выгляжу прачкой». Он
бесцеремонно оглядел меня с головы до ног: «Именно поэтому я не приглашаю
вас в «Метрополь»... Я высокомерно вздернула бровь... Богословский
примирительно, но с усмешкой, сгладил: «Вы обиделись, что ли? Бросьте! Даю
вам честное слово, на прачку вы совершенно не похожи. Так что, зайдем?» Я
со значением посмотрела на него и, вправляя в голос металл, произнесла:

— Благодарю вас, Никита Владимирович, я не хочу ни в какую «Балалайку», у
меня дела.

— У красивых женщин не бывает дел, только личная жизнь... — сказал он,
закуривая.

— Красивая женщина — это я?

— В принципе — да.

— А личная жизнь — вы?

Он вынул из кармана изящную пепельницу и погасил сигарету. Затем закрыл ее,
положил в карман, достал пачку сигарет и закурил снова...

— Может, зайдете ко мне как-нибудь? — неожиданно спросил он... — Я хотел бы
видеть вас в самый симпатичный день... В понедельник. Позвоните часов в 12.

— Дня или ночи? — сострила я, не особенно удачно, кажется.

Богословский хохотнул.

— Хотелось бы вначале разглядеть вас при дневном свете...

Он подошел ко мне совсем близко. Я стояла парализованная.

— Легкой жизни не обещаю вам, мадам. Позвоните в понедельник. Я буду ждать.

Теперь молчали мы оба. Я закрыла глаза и перестала сопротивляться. Он
поцеловал меня... Открыв глаза, я увидела его лицо. Крупным планом...

— Запретный прием, Никита Владимирович, — выдохнула я.

— Да никакой это не прием! Я просто поцеловал женщину, которая мне
нравится! — весело сказал он. — Неправильно формулируя, вы опошляете мой
порыв!

— А как правильно? — спросила я.

— Опять интервью? — грозно воскликнул он...

Я улыбнулась беспомощно...

— Ну, не будем делать резких движений и плавно доживем до понедельника. Я
созрею.

— Да вы и так вполне зрелая женщина, — с недоумением произнес он.

Читать далее:

https://mail.google.com/mail/u/0/?shva=1#inbox/151ce07bb2d9292f

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 



 



Переслал: Yakov Perepelitsky
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.





РЕКОМЕНДУЕМ:

ТЕГИ:
очерки

ID материала: 12613 | Категория: Очерки. Истории. Восспоминания | Просмотров: 514 | Рейтинг: 5.0/1


Всего комментариев: 0


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка


Реклама
Статистика
Материалов: 16369

Пользователей:
Онлайн всего: 290
Гостей: 284
Пользователей: 6
Leonid, gamal20052005, melnik2465, bormikhailov, ludmilat1508, mejberg2008

Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Министерство финансов использует в декабре этого года почти половину оставшихся в Резервном фонде денег — рекордные 930 ...       У нас, в Петербурге, источником для питьевой воды была Нева. Она всего около 60 км протяжением, но очень полноводная. Ря...       Меморандум о гарантиях безопасности в связи с присоединением Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия Дата...       Есть три основных фактора, благодаря которым полученное знание остается в памяти: повторение, заинтересованность, странн...       Среди всех угроз, с которыми сталкиваются США, самой опасной является Россия, заявила министр американских ВВС Дебора Ли...      
www.NewRezume.org © 2016
Главный редактор: Леонид Ходос
leonid@newrezume.org
Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям