Точное время
Нью-Йорк:
Берлин:
Иерусалим:
Москва:
Главная » Общественно-политическая жизнь в Израиле » Израиль. Круг или всё-таки спираль? (Ситуация в канун войны Судного Дня 1973 г и сегодня)

Израиль. Круг или всё-таки спираль? (Ситуация в канун войны Судного Дня 1973 г и сегодня)

2015 » Октябрь » 21      Категория:  Общественно-политическая жизнь в Израиле

Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨

Не верь, не бойся, не проси.

Народная мудрость

          На лекциях и занятиях по философии, обязательных для студентов, при изучении диалектического материализма нам объясняли, что развитие социальных систем происходит по спирали, а не по кругу. Однако в любой из этих кривых есть элемент повтора. Прошлые поучения, иногда в стиле дежавю, приходят на ум, когда обдумываешь то, как за последнее время развиваются события вокруг Израиля.

          Удивительно не люблю что-либо в области политики предсказывать. И, тем не менее, хочется пообсуждать, что день грядущий нам готовит, особенно в свете того, что положение Израиля приобретает некоторые общие черты с бывшим ранней осенью 1973. Конечно, исторические аналогии сплошь и рядом хромают, и, наверное, допустимо говорить, что аналогию здесь вижу лишь я. Надеюсь, что до её полной материализации дело не дойдёт.

          Тогда, в 1973, СССР был двумя ногами в Сирии, и только делал вид, что покинул десятилетиями горячо любимый Египет. Ситуация, казалось, была близка к реваншу, способному восстановить «арабскую честь», изрядно потрёпанную в ходе шестидневной войны 1967, да и войны на истощение 1969-70 гг. Примечательно, что СССР оказывал Египту и Сирии помощь советниками[i], регулярными воинскими частями, в первую очередь, ПВО, и передачей новейшей военной техники.

          Обстановка напоминает мне 1973 прежде всего тем, что в политике двух крупных соседей Израиля, именно Египта и Сирии, всё большую роль играет Россия, правопреемница, и, к сожалению, духовная наследница СССР. Конечно, тогда это был СССР. Бытует утверждение, что, хотя он и снабжал оружием «по потребности», но был противником военных действий своих протеже с Израилем. Поверить в это, однако, просто невозможно.

          Сомнительно, чтобы руководство СССР всерьёз видела для Египта и Сирии, даже порознь гораздо больших, чем Израиль, реальную угрозу целостности и независимости со стороны еврейского государства. Не такие простаки и неучи стояли во главе СССР. Трудно рассматривать передачу огромных запасов вооружения как чисто коммерческую операцию – продал, выручил наличные, а там хоть трава не расти. Ведь с самого начала поставки оружия своим клиентам если и имели финансовую составляющую, то лишь по статье «убытки» или «безвозвратные потери». Отсюда следует, что поставки оружия и персонала, а то и регулярных частей советской армии, имело в основном политические цели – укрепить свои позиции на Ближнем востоке, вытеснить оттуда американцев. Эти задачи оставались для СССР нерешёнными вплоть до исчезновения этой страны.

          К 1973 сложилась особая ситуация. Идеи не просто нанесения военного поражения Израилю, но и реванша за поражение в 1956, полного разгрома в 1967, сильного сопротивления в 1970 были важным фактором, толкающим в бой не только арабское, но и советское военно-политическое руководство. Необходимость перестроить систему ПВО, освоить очень малые высоты как основное поле деятельности фронтовой авиации, т. е. необходимость перенимать опыт каких-то евреев, которые, как точно было известно в генералитете и среди политического руководства СССР, провели войну в Ташкенте, где штурмом брали не населённые, а комиссионные пункты – это было выше их сил!

           Помню, ибо сам слышал, комментарий посла СССР в Совете Безопасности ООН члена-корреспондента АН СССР Н. Т. Федоренко, который прервал выступление министра обороны Израиля словами: «А тут приходит какой-то Мойша Даян и врёт!». Это «врёт» я запомнил навсегда. Конечно, по общему хамству на посту представителя СССР в ООН действительный член АН СССР А. Я. Вышинский[ii] остался пока непревзойдённым. Но тут, у Федоренко, была чёткая этническая составляющая выпада: он, историк и языковед, знал прекрасно пренебрежительность «Мойши» по сравнению с «Моше». Эта-то неприязнь ко всяким мойшам, посмевшим утереть нос тем, кто в своём боевом превосходстве не хотел допустить ни малейшего сомнения, и была одной из сил, толкавших к войне с Израилем.

          Вполне допускаю, что руководство СССР знало, что три победы кряду, одна, в 1967, определённо блестящая, вызвали у руководства Израиля, политического и военного, своего рода головокружение от успехов. Кроме того, в Израиле были сильны обусловленные рядом причин просоветские настроения, далеко не полностью испарившиеся под влиянием про-арабской ориентации СССР, начавшийся буквально с года 50го, и взрыва антисемитских настроений конца 40х-самого начала 50х. Эти настроения едва ли усилились за прошедшее к 1973 время, но и сомнительно, чтобы они исчезли полностью. В течение ряда лет, в период с середины восьмидесятых прошлого века до начала этого СССР, а затем и Россия, из числа активных игроков в борьбе за влияние на Ближнем Востоке устранились. СССР, перед исчезновением, расстался с основной массой своих евреев, а у России не было силы и нахрапа для особо активной политики. Она входила в «ближневосточный квартет», привычно поддерживала все антиизраильские и про-арабские резолюции в ООН, но не было былого куража. Словом, чуть перефразируя, имелась ситуация «куда-то удаль прежняя девалась, туда ж умчались дни лихих забав». Сейчас мы сталкиваемся с иным положением дел, когда «удаль» пытается вернуться.

          Примечательно, что, на мой взгляд, источники антиизраильских настроений в Египте и Сирии прежние. Круг влиятельных носителей их мало изменился, но многому научился с 1973. Сейчас они значительное внимание уделяют внутренней дестабилизации Израиля. Здесь программой минимум является активизация «полезных идиотов», неспособных отличить врага от друга, оптимумом является новая террористическая война с «разгневанным народом», а программа максимум – объединение обоих направлений борьбы с Израилем. Всё это по мысли новоиспечённых стратегов из числа «встающих с колен» входит в продуманный (или случайный?) план войны, призванный, допускаю, не столько создать «новый порядок», обеспечить своё господство на Ближнем Востоке (что сделать просто нечем), сколько разрушить старый. Конечно, воюя в небе Сирии, лётчики России приобретают полётный опыт, а их командиры – давно утерянное нахальство. Нагадить легче чем нарисовать, как могли бы сказать древние, коли сами бы перефразировали своё cacatum non est pictum. Реальность ли всё это, или фантазия автора может показать лишь время, но к попытке недругов нагадить Израиль должен быть готов.

          Есть, конечно, существеннейшая разница сегодняшнего дня по сравнению с 1973. Тогда речь шла о том, быть или не быть государству Израиль. Армии Египта и Сирии были хорошо вооружены, руководители вместе с народными массами готовы к войне, и были науськиваемы снаружи. Советская армия по своей полной силе, включая ядерное оружие, была вполне сопоставима с американской[iii]. Она возглавлялась куда более серьёзными военными, имевшими хоть какой-то опыт боёв, а не локальных поражений и местных интриг. Однако прямая опасность СССР для Израиля в значительной мере компенсировалось чувством ответственности советских правителей за сохранение тогдашнего миропорядка, своим местом в котором они были удовлетворены. Существенно, что руководство СССР было в определённой мере коллегиальным, несмотря на очень большую власть, сосредоточенную в руках Генерального секретаря ЦК КПСС. Так или иначе, но мировой войны они явно старались избежать.

          Последовавшие после распада СССР события ликвидировали чувство какой-либо ответственности и удовлетворения тем местом в мире, которое досталось ходом истории России. Несколько инфантильная процедура «вставания с колен» не повысила опасности реального мирового конфликта (для этого нет никаких сил), но стимулирует организацию локальных пожаров личного назначения. Однако именно к такой угрозе Израиль должен относится особенно серьёзно, ибо попытка пожертвовать этим государством для укрепления своего авторитета может оказаться в повестке дня. И здесь препятствием не станет память об отличной фаршированной рыбе, которой когда-то в детстве угощала соседка по квартире (или дому?) будущего лидера страны.

          Конечно, главной целью влезания России в Сирию стало желание отвлечь внимание от неудач украинской авантюры и желание показать себе и своим гражданам, что «да, мы тоже можем»[iv]. Как отмечает Г. Гамидов в блоге на Эхе Москвы, «Рассчитывать на быструю и скорую победу российских ВС в Сирии над ИГИЛ наивно. Но, думать, что, поняв всю бесперспективность авианалетов, Путин уведет свою базу из Сирии, еще наивнее. А это значит, что Россия увязла в Сирии надолго. Тем более, что конфликт в Сирии после ее вмешательства не только не приблизился к своему завершению, а напротив, еще больше усугубился».

          Малоответственная внешняя политика вкупе с весьма произвольной, мягко говоря, трактовкой фактов руководством России создаёт для Израиля дополнительные угрозы. Та лёгкость, с которой самолёты РФ появились в небе Сирии по просьбе Асада подсказывают и возможность оказать «братскую помощь» «палестинскому народу» по просьбе его сегодняшнего главаря или газских бандитов. А возможная реакция России сформулирована недавно её президентом так: «В принципе, все наши партнеры, во всяком случае, на экспертном уровне, осведомлены, что у России есть такое (высокоточное и высокотехнологичное) оружие... У России есть воля его применить, если это соответствует национальным интересам государства и российского народа». Видно, что тут всё зависит от трактовки субъективного понятия «интересы государства и народа», и возможен поворот в любую сторону. Сегодня президент уточнил, что «против террора надо действовать с опережением». В принципе такой подход желателен, если имеются убедительные доказательства намерений обвиняемых в терроре. Без этого подобный подход чреват просто бесконтрольной агрессией вместо оправданной самозащиты.

          СССР имел определённый и весьма неприятный опыт прямого столкновения с Армией обороны Израиля, а сегодняшняя Россия такого опыта не имеет. Эйфория гремящей уже второй год подряд в российских СМИ информационной победы может спровоцировать идею взять реванш за прошлые провалы. Не вижу тут реальной угрозы, поскольку военно-технологическая мощь Израиля по сравнению с 1973 несказанно возросла, а государства Египет с Сирия, особенно последняя, явно движутся, по образному выражению Шолом-Алейхема, «с ярмарки». Однако и их силой полностью пренебрегать не стоит. Надо надеяться на лучшее, но рассчитывать на худшее. Кто не знает древнего изречения «Хочешь мира – готовься к войне», которое и сегодня вполне современно. В первую очередь надо быть готовым к войне нервов и поигрывания мускулами. У Израиля явно есть способность должным образом прореагировать и на это, и на прямые военные вызовы. Конечно, к активным врагам Израиля добавился Иран с его ядерными амбициями. Но старые фанатики – аятоллы мало похожи на готовых погибнуть за идею мучеников. У Израиля есть чем ответить в трудную для себя минуту и им. Словом, надо лишь, чтоб эйфория самоуверенности, надежда на помощь со стороны кого бы то ни было, да и легковерие по отношению к врагам, рядящимся в друзей, не мешали.

          В сложившейся рядом с Израилем ситуации не вижу целесообразности участвовать в заполнении вакуума власти в Сирии. Иными словами, считаю бессмысленным открывать самим, следуя совету М. Фейглина, сирийский фронт и «смело занимать» земли, принадлежавшие когда-то евреям. Его упрёки в ущербности постоянно оборонительных действий Израиля не основательны, поскольку именно такие действия привели всего за семь десятилетий к созданию сильного государства на месте заштатной провинции. Напомню, что и наиболее знаменитая, шестидневная, война началась не с налёта израильской авиации на египетскую, а на две недели раньше, с блокады Египтом для судов Израиля Тиранского пролива.

Конечно, трудно предсказать, сколь долго войска России пробудут в Сирии, т.е. вблизи Израиля[v]. Среди вороха, написанного на эту тему, ограничусь цитатой из статьи Международная гражданская войнаодиозного М. Шевченко, для которого враньё – обычная работа. И, тем не менее, его не упрекнёшь в неспособности понять, какой ветер дует сверху. Он пишет: «Если бы Россия не вошла в сирийский конфликт, а Асад бы пал – это наш последний союзник – то Россия просто бы не участвовала в политике 21-го века. Тот, кто не участвует в этой сакральной территории, в политических процессах на этой территории, тот вообще не участвует в мировой политике. Это единственный регион мира, который имеет значение как сакральное, так и экономическое, потому что это самый богатый энергоресурсами регион 21-го века. Если вы там не участвуете, вы просто третьесортная, четырехсортная держава, которая будет разделена между Китаем, Западом и неизвестно кем». Цели вмешательства в дела Сирии он определяет внятно. Очевидно, что сказанное легко распространить и на то, что включает и территорию Израиля. А, как гласит еврейская поговорка, что большие выплёвывают, маленькие пережёвывают.

То, что происходит сейчас вокруг Израиля, пожалуй, не круг, а нисходящая спираль. Однако, она вполне заслуживает внимания той опасностью, которая в ней содержится.

 

Санкт-Петербург



Переслал: Ella Zarider
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.





РЕКОМЕНДУЕМ:

ТЕГИ:
израиль

ID материала: 11420 | Категория: Общественно-политическая жизнь в Израиле | Просмотров: 604 | Рейтинг: 5.0/1


Всего комментариев: 0


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



Поиск
Мы в соц.сетях
www.NewRezume.org © 2017
Главный редактор: Леонид Ходос
leonid@newrezume.org
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Вход