Точное время
Нью-Йорк:
Берлин:
Иерусалим:
Москва:
Поиск
Мы в соц.сетях
Главная » Очерки. Истории. Воспоминания » Тере, Таллин, здравствуй!

Тере, Таллин, здравствуй!

2015 » Август » 26      Категория:  Очерки. Истории. Воспоминания

Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨
Точка зрения
Чем опасна взбитая сметана
Моя школьная подруга, москвичка, побывавшая в начале прошлого года с семьей на отдыхе в Швейцарии, прислала мне письмо. В нем она рассказала об этой прекрасной стране. Впечатления от поездки были очень сильные. Во-первых, природа просто сказочная. Альпы, озера в центре городов (Баденское, Женевское), необыкновенные закаты, тишина. Тишина, помимо сказочной красоты природы, - еще одна отличительная черта Швейцарии (эту особенность швейцарской жизни отметил еще Н. М. Карамзин в «Письмах русского путешественника»). Разговаривают швейцарцы полушепотом, в том числе и дети. С детства все занимаются музыкой, поют и играют на любых инструментах. Райский уголок нашей вечно вздыбленной планеты. Слов нет, хороша страна Швейцария!
А отчего бы ей не быть такой хорошей? Она живет и всегда жила своей особой, нейтральной жизнью, не вмешивается в конфликты, со всеми дружит. Во время войны, когда Европа была залита кровью, Швейцария оставалась такой же спокойной, сказочно красивой страной, её жители разговаривали такими же тихими голосами и играли на любимых инструментах любимые мелодии.
Вспомним на минуту Штирлица из «Семнадцати мгновений весны». Волею остросюжетной ситуации он оказался в Швейцарии, в маленьком кафе, где попросил принести полстакана простой, не взбитой сметаны. Официантка даже не поняла, чего он хочет. У них в прейскуранте восемь сортов сметаны – с вареньем, с сыром, взбитая и т. д. Но «просто сметана» неведома. «У них не едят просто сметану, - подумал Штирлиц. – А у нас мечтают о простой корке хлеба. А здесь нейтралитет: восемь сортов сметаны, предпочитают взбитую. Как, наверное, хорошо, когда нейтралитет. И для человека, и для государства... Нет, это страшно, всегда хранить нейтралитет. Если бы мы не сломили Гитлера под Сталинградом, он бы оккупировал эту Швейцарию - и тю-тю нейтралитет вместе со взбитой сметаной».
Штирлиц, конечно, вымышленный персонаж, художественный образ, дополненный великолепным талантом и неотразимым обаянием В. Тихонова. Но его устами автор, Юлиан Семенов, высказал мысли вполне резонные. Как букашку, раздавил бы Гитлер сказочную Швейцарию, не сломай ему Красная Армия хребет под Сталинградом. Швейцария и сама опасалась психованного соседа, боялась его рассердить. В 1938 году она ввела строгие ограничения для бежавших из Германии евреев и, соблюдая «нейтралитет», нередко выдавала их обратно Гитлеру, за что в 2001 году каялась и извинялась. Впрочем, совсем недавно выяснилось: нейтралитет нейтралитетом, но если речь идет о нешуточных барышах, даже замешанных на крови, то нейтралитет куда-то улетучивается. И спустя шесть десятилетий, когда тайное вдруг становится явным, возникает скандал европейского масштаба. Об этом чуть позже.
Однажды в еврейском русскоязычном журнале я прочла очерк «Тере, Таллинн, здравствуй!». Автор очерка, к сожалению, умер, поэтому я не называю его имя. Он жил в Ленинграде, позднее уехал в США. Где-то в 1970-х годах побывал он с экскурсией в Таллинне, столице Эстонии. Таллинн покорил его чистотой, культурой, тихими уютными кафе, где вас, уж будьте уверены, не обсчитают, не обхамят, даже если вы устроите здесь небольшой скандальчик с матюгами и другими признаками азиатского бескультурья. Одним словом, - Европа.
Сами эстонцы тоже вызывали восторг у автора очерка. Они спокойны, малоречивы, исполнены достоинства. Автор знакомит читателя с эстонской историей, на протяжении которой Эстония много раз подвергалась чужеземным нашествиям и оккупациям и свободной была всего 22 года: с 1918 - 1940. Но, несмотря на все это, эстонцы сохранили свой язык, культуру, национальную гордость и достоинство, унаследованные от древних пращуров – эстов.
У эстонцев исторически сложились непростые отношения с Россией, и этим объясняется их нелюбовь к русским. Особенно после 1940 года, когда Сталин, в результате сговора с фюрером, стал наводить там порядок по-сталински. Потом пришел Гитлер. В нескольких скупых строчках, не углубляясь в тему, автор очерка сообщает, что немцы сразу же часть евреев расстреляли, часть отправили в концлагеря, таллиннских евреев расстреляли под Пиритой (ныне пригород столицы), теперь на этом месте построен современный спортивный комплекс. О чем без всяких комментариев сообщается в тексте.
Эстонцев фюрер не трогал, чем и заслужил их благосклонность. Они простили ему предательство 1940 года. Что касается евреев, то добропорядочные потомки древних эстов – гордые и мужественные, с европейской, как и немцы, культурой – усердно помогали их убивать. Европейская культура не стала препятствием для средневековых злодеяний, и Эстония первой среди прибалтийских республик рапортовала Гитлеру о свободе от евреев. Этих фактов в очерке нет, а есть восхищение маленьким, гордым и культурным народом, замечательным городом Таллинном, его старинной, волнующей красотой.
Я этого восхищения не разделяю. Прелести эстонского национального характера не имеют для меня никакого значения. Потому что этот маленький народ, сам многократно подвергавшийся чужеземным захватам и несправедливостям, в тяжелейший период человеческой истории ничуть не уступал в жестокости другим народам, большим и малым. Равнодушна я и к красоте Таллинна, будь он хоть трижды красив. По его старинным улицам и сегодня беспрепятственно маршируют сапоги СС. В Эстонии ежегодно проходят сборища недобитых фашистов со всей Европы, а добропорядочные эстонцы с незамутненным сознанием и сохраненным историческим достоинством, как и при Гитлере, попивают свой кофий в уютных чистеньких кафе, лакомятся взбитой сметаной – символом европейской сытости. Ничем не отягощая свою память, они укрепляют здоровье в спортивном комплексе, выстроенном на месте расстрела таллиннских евреев. Ни сожаления, ни раскаяния Эстония не испытывает. С такой вот чистой совестью и прибыла она в ЕС.
Фасад европейской культуры, безусловно, притягателен. На нем начертаны великие имена, перед которыми замирает душа. Он значителен и восхищает каждого, кто его лицезреет. Именно это и погубило многих европейских евреев, до последнего не веривших, что высококультурная немецкая нация способна вдруг одичать до животного состояния. Но что оказалось за фасадом? Нюрнбергские расовые законы (1935 г.) не потрясли цивилизованное человечество, в 1936 году в Германии успешно прошли международные спортивные игрища. И даже после Хрустальной ночи американский посол в Германии продолжал спокойно выполнять свою дипломатическую миссию. Потребовался Перл-Харбор, чтобы вразумить, наконец.
Много ли в культурной, цивилизованной Европе стран, не причастных к убийству миллионов евреев? Раз, два – и обчелся. Даже наша союзница, высокородная Англия, замарала свой парадный мундир. И еще как! Нейтральная, полушепотная, музыкальная Швейцария и та обмишурилась. Как выяснилось, швейцарские банки, поправ все законы нейтралитета, европейскую мораль и культуру, принимали от нацистов в свои закрома награбленные у евреев деньги и ценности. Страна богатела, играла в бирюльки, ела взбитую сметану в то время, когда бывшие владельцы отнятых ценностей падали в кровавые рвы, превращались в дым в нацистских газовнях. Европа предала евреев тогда и сейчас предает. В страхе перед террором, в угоду нефтяным интересам.
Не надо хватать меня за язык, говорить, что были и те, кто, рискуя жизнью, спасал евреев. И датский король даже вышел на улицу во главе своих подданных с желтой звездой на груди (Дания, считается, была в числе немногих стран, спасавших евреев). Да, были праведники, «незаметные герои человечества» (Ш. Маркиш), рисковали собой, своими детьми. Мы всех помним и чтим. Но будь их числом поболее, или хотя бы столько же, сколько убийц и тех, кто в это время ел взбитую сметану и богател на крови, - не было бы шести миллионов безвинных жертв. А мужественный датский король - всего лишь легенда. Но даже как легенда он не стал примером для европейских потомков, и современная Европа вновь исходит антисемитизмом.
Полным антиподом легендарному датскому королю стала министр финансов Норвегии Кристин Халворсен. В дни операции «Литой свинец» в Газе по Европе прокатилась волна антисемитских акций и выступлений. Министр К. Халворсен, лидер Левой социалистической партии в составе правящей коалиции, не в последних рядах принимала участие в манифестации, где выкрикивались лозунги: «Смерть евреям!» и «Смерть Израилю!». Другая дама, тогдашний министр по международному развитию и сотрудничеству Швеции, Гунилла Карлсон, заявила, что намерена поставить в правительстве вопрос об иске Израилю за нанесенные разрушения зданий. Швеция вкладывала миллионы долларов в здравоохранение Газы. Объявилась и Дания со схожими претензиями, забывшая своего короля, - в лице еще одной дамы, министра развития Улы Торенс. И даже тихая нейтральная Швейцария не избежала «праведного гнева»: в Берне, исключительно мирном городе, с плавающими лебедями, сказочным зоопарком из фильма «Семнадцать мгновений весны» - даже в этом волшебном, неповторимом Берне прошли в те дни шумные антиизраильские демонстрации.
Цивилизованный и политкорректный мир мало извлек уроков из жестокой истории ХХ века. Он наступает на старые грабли. Слишком увлекся взбитой сметаной.
Фира Карасик
Сообщить в Яндекс о проблеме


Источник: Ирина Карасик (Фира)
Автор: Фира Карасик
Переслал: Фира Карасик
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.





РЕКОМЕНДУЕМ:

ТЕГИ:
евреи Швейцария, Европа

ID материала: 10729 | Категория: Очерки. Истории. Воспоминания | Просмотров: 761 | Рейтинг: 5.0/4


Всего комментариев: 1
avatar
1
Поневоле хочется привести два бессмертных высказывания Зэева Жаботинского:

" ...никогда нельзя «идти навстречу» тому, кто не хочет идти навстречу тебе."
"Человеческое общежитие построено на взаимности; отнимите взаимность, и право становится ложью. Тот господин, который в эту минуту проходит за моим окном по улице, имеет право на жизнь лишь потому и лишь постольку, поскольку он признает мое право на жизнь; если же он хочет убить меня, то никакого права на жизнь я за ним не признаю. Это относится и к народам. "
Господа европейсие политики никак еще не допрут, что Израиль это отнюдь не государство-жид, которого можно по Пушкину "таскать за пейсики" (!Капитанская дочка"): уже доказано - да еще как!
Внутренняя культура европейской публики не выше той, что была у блестящей и зверской римской цивилизации. А во внешней культуре европейцев есть своя ложка дегтя: трудно забыть дикий антисемитизм Листа и Вагнера или мерзкий рассказ "Жид" "тонкого русского писателя" Тургенева.


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



www.NewRezume.org © 2017
Главный редактор: Леонид Ходос
leonid@newrezume.org
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Вход