Точное время
Нью-Йорк:
Берлин:
Иерусалим:
Москва:
Главная » Очерки. Истории. Воспоминания » История еврейских земледельческих колоний в России

История еврейских земледельческих колоний в России

2015 » Август » 23      Категория:  Очерки. Истории. Воспоминания

Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨
©"Заметки по еврейской истории"

№10(145)

октябрь 2011 года


Реувен Бесицкий


Как это было

К истории организации еврейских земледельческих колоний в Новороссии

Памяти евреев-земледельцев Юга Украины - посвящается

Предисловие

История организации еврейских земледельческих колоний – одна из страниц истории евреев в России, история трагизма и мужества людей, оказавшихся не по своей воле в начале XIX века на степных, засушливых землях Новороссии. Евреи, 18 столетий оторванные от земли, не знавшие основ земледелия, физически не готовых к тяжкому труду и быта земледельца, оказались в ситуации, несмотря на помощь государства, известной как: «жизнь утопающего – дело рук самого утопающего». Неумение работать на земле, неурожаи, голод, болезни, поспешность и неподготовленность к переселению сделали своё чёрное дело: за время колонизации умерло более пяти тысяч человек при общем количестве переселенцев 25 - 30 тыс. человек. Этот эксперимент российской власти ничего не менял в нелёгкой жизни миллиона евреев черты оседлости.

Несмотря на все «пророчества» многих «доброжелателей», что евреи никогда не были и не смогут стать земледельцами, они своим самоотверженным трудом и упорством, несмотря на все невзгоды, доказали свою способность работать на земле и стали добрыми земледельцами. Жизнь в еврейских колониях оборвалась нашествием фашистских оккупантов. И лучшей памятью о них являются успехи земледельцев Израиля.

Такой мне открылась эта история сейчас – внуку и правнуку земледельцев из колонии Межиречь, образованной в 1846г. в степях Екатеринославской губернии выходцами Шкловского уезда Могилёвской губернии (Белоруссия).

Далёкое прошлое

История еврейского народа богата на различные события – полные и трагизма, и взлётов. Одно из величайших событий в истории народа – появление евреев на земле Обетованной – земле Ханаан. Здесь евреи обрели свою Родину и свою Землю; на этой земле кочевники – скотоводы и бывшие египетские рабы (Брейшит 37:12, 48:31-34) в сравнительно короткий исторический срок, стали земледельцами. И об этом убедительно говорят исторические факты, приведенные в Танахе (Библии), которые являются основным источником изучения древней истории еврейского народа.

В книге Дварим (Второзаконие) сказано: «Ибо Бог всесильный твой, ведет тебя в страну хорошую, в страну водных потоков, источников и родников, бьющих в долинах и горах, в страну пшеницы, и ячменя, и виноградных лоз, и смоковниц, и гранатовых деревьев, в страну масличных деревьев и мёда»2, (Дварим 8:7-8) что свидетельствует о высоком уровне земледелия и выращивания плодовых культур у коренных жителей, и евреи переняли этот опыт. Основные религиозные праздники тесно связаны с сезонными земледельческими работами.

Праздник Песах – праздник освобождения от рабства, праздник свободы – отмечают в период сбора ячменя: «Соблюдай месяц колосьев и совершай Песах Богу» (Дварим 16: 1). Во второй день этого праздника сжинали охапку ячменя, обмолачивали его, и мололи муку. Омер (2,16 литра = 1,2 кг.) этой муки доставляли в Храм как дар Всевышнему. С того момента весь новый урожай становился разрешенным для всех.

Через семь недель отмечают Шавуот – праздник дарования Торы, сбора урожая пшеницы и плодов. В этот день, в качестве жертвоприношения, в Храм приносили два хлеба из пшеницы нового урожая: «От поселений ваших принесите два хлеба возношения» (Ваикра 23:17). Следующий праздник Суккот – праздник окончания всех земледельческих работ: «Праздник Суккот совершай семь дней, когда уберешь с гумна твоего и из винодельни твоей» (Дварим, 16:13).

Благотворительность – один из основных принципов еврейской традиции, тесно связана с земледелием. В книге Ваикра (Левит) по этому поводу сказано: «А когда будете жать жатву в стране вашей, не дожинай до конца края поля твоего и опавшего при жатве твоей не подбирай и виноградника твоего не обирай дочиста, и оставшихся отдельных ягод в твоем винограднике не подбирай – бедному и пришельцу оставь их» (Ваикра, 19:9-10)

Танах и Талмуд установили законы возделывания земли: «Шесть лет засевай поле твое, и шесть лет обрезай виноградник твой, и собирай плоды ее земли. А в седьмой год суббота покоя будет для земли» и далее «Шесть дней ты будешь трудиться, а в седьмой день прекращай работу – и во время пахоты, и во время жатвы работу прекращай». (Ваикра, 25:3-5)

О высокой эффективности земледелия в царствовании Соломона свидетельствует история взаимообмена между финикийским царём Хирамом и Соломоном. Финикийский царь обязался поставлять Соломону кедры и кипарисы для строительства Храма, а Соломон, в свою очередь, обязался поставлять ежегодно в Финикию 20 тыс. коров[1] пшеницы и масло, выбитое из двадцати коров маслин.

Земледелие оставалось основой социально-экономического строя в Иудее вплоть до разрушения второго Храма. Но и после разрушения Храма евреи продолжали заниматься земледелием. По этому поводу Иосиф Флавий гордо заявлял: «Мы занимаемся, главным образом, обрабатыванием нашей превосходной земли».

И в дальнейшем евреи продолжали заниматься земледелием везде, где только законы и социальные условия оставляли такую возможность. В Северной Африке в IX в. группы евреев-земледельцев, занимались садоводством, виноградарством и пчеловодством. Когда в, завоеванную в 711 г. мусульманами, Испанию хлынул поток еврейских иммигрантов из Северной Африки, многие из них обратились к земледелию. Значительное число еврейских земледельцев существовало в Испании, и после Реконкисты.

В Италии шелковичное дерево впервые начало культивироваться евреями, которые фактически монополизировали эту отрасль земледелия в стране, в особенности в Сицилии в XII в. В Южной Франции, особенно в Провансе, среди еврейского населения было распространено виноградарство. Евреи производили вина, которые считались лучшими в стране. Земледельческие еврейские общины существовали и на Балканах. Евреи Крыма – крымчаки, в XIII-XVI веках занимались выращиванием винограда и огородничеством.

И только жестокие преследования на религиозной и национальной почве, выселение из мест проживания (Англия, Испания и др.), лишение гражданских прав, лишили евреев Европы права заниматься земледелием и не быть привязанными к одному месту. И вследствие этого они вынуждены были заняться, в основном, мелкой торговлей и ростовщичеством – той деятельностью, к которой с пренебрежением, а то и с презрением относилось коренное население.

Яркую картину бесправного положения евреев в раздробленной Германии и во французском Эльзасе представил пастор Христиан-Вильгельм Домм (Dohm) в своей известной книге «Об улучшении гражданского быта евреев» (Ueber die burgerliche Verbessering der Juden, Berlin, 1781). «Как в мирное, так и в военное время, он лишен права служить государству; везде главнейшее из производительных занятий - земледелие ему воспрещено, и мало стран, где ему предоставлено право владеть недвижимым имуществом. Каждое ремесленное общество сочло бы за позор, если бы еврей был принят в число его членов, и в этом простая причина, почему евреи вообще устраняются от занятий ремеслами и механическими искусствами».

Евреи в Польше и России

А как же складывалась судьба евреев в Российской империи?

До начала XVIII века население Великороссии евреев не знало: российские князья и цари запрещали селиться евреям на подвластных территориях. Так даже Пётр I, приглашавший всех иноземцев, для развития ремёсел и торговли, в Россию – евреям в этой милости отказал. Как известно, в 1742 году, в царствовании Елизаветы Петровны был издан указ об изгнании всех евреев из России, проводившееся под флагом борьбы с врагами Христа и отсутствием у них христианской морали. Еще раньше, такие же указы были изданы в царствовании Ивана Грозного, Екатерины I и Анны Иоанновны.

С определённой долей уверенности можно сказать, что эти репрессивные меры, в какой-то степени, были спровоцированы возникновением религиозного движения, называемого «ересь жидовствующих», возникшего во второй половине XV века. Против этих «еретиков» были приняты самые суровые меры.

Власть тоже не выбирала способов борьбы с «врагами Христа»: в 1563г., после взятия Полоцка войском Московского царства во время войны с Ливонией, как писал Карамзин, Иван Грозный распорядился «крестить всех Жидов, а непослушных топить в Двине». 300 евреев отказавшихся креститься, утопили в реке. Все это породило религиозную и национальную нетерпимость по отношению к евреям, и на длительный исторический период, открыло зеленый свет государственному и бытовому антисемитизму в России.

Но неожиданно, по воле судьбы, а вернее – по воле трёх императоров, евреи оказались на территории Российской империи. Это случилось в 1772, 1793 и 1795 годах. Именно тогда глубоко-самобытная община польских евреев, по мнению известного историка Ш. Дубнова, «неожиданно сделалась объектом «преобразовательных» экспериментов в лаборатории Иосифа II, другая увидела себя в роли «терпимой» в государственной казарме Фридриха II, который охотнее взял бы польские провинции без их еврейского населения; третья часть очутилась под властью России, которая до тех пор не могла мириться даже с наличностью горсти евреев на своей малороссийской окраине». В результате разделов Польши к России были присоединены: Белоруссия, Подолия, Полесье, вост. часть Волыни, Курляндия и Литва. Почти миллион польских евреев стал подданными России.

Как жили и чем занимались евреи, ставшие подданными России? В XII-XIV веках преследование евреев крестоносцами, обвинение в распространении чумы вызвали исход их из Западной Европы. Евреи бежали от преследований, гонений, кровавых наветов и селились, в основном, в Польше.

Польша была аграрной страной, и короли Польши приглашали евреев для развития торговли и промышленности, даровали им определённые привилегии: свободу вероисповедания, свободу передвижения по стране и возможность участия в хозяйственной жизни.

Польские евреи, находившиеся под покровительством короны, получали привилегии как милость монарха. Самая знаменитая польская хартия о евреях, данная Болеславом Благочестивым 16 августа 1264г., гарантировала особые льготы еврейским общинам в Польше. Она представляла собой взаимовыгодное соглашение. Корона гарантировала евреям: неприкосновенность личности и имущества, защиту их публичных и частных религиозных отправлений. А евреи должны были обогащать казну короны.

Все эти обстоятельства способствовали формированию еврейской общины (кагал), которая, с одной стороны стояла на страже сохранения еврейских традиций, которые являлись мощной силой самосохранения нации, а с другой – осуществляла связь между властью и общиной. В первую очередь это касалось отстаивания привилегий, дарованных короной евреям и сбор налогов с членов общины. Признанная государством общинная автономия представляла характерную обособленную единицу, с самобытным строем общинной и духовной жизни.

Католическая церковь ещё не проявляла своей власти, которую она проявила позже, сумев ввести ряд законодательных ограничений для евреев; и ещё не успев внушить полякам ненависть к евреям.

В разные периоды жизни евреев, эти привилегии часто менялись. Так, например, в 1525г. евреи получили «привилегию» - запрет на торговлю и проживание в Варшаве, в 1496г. появилось первое гетто в Кракове; в 1643 г. сеймовая комиссия издала постановление, согласно которому купец-поляк мог получать с товара 7% прибыли, иностранец — 5%, а еврей — 3%. Эта экономическая дискриминация в городах вынуждала евреев искать лучшей доли в имениях частных владельцев.

В связи с этим к началу XVIII в. примерно три четверти польских евреев проживали в частных имениях и местечках. Для этих евреев власть короля была минимальна, и они попадали под власть магнатов-землевладельцев. Конечно, помещики-землевладельцы радушно принимали евреев не из-за любви к ним, а по чисто прагматическим интересам. Помещики, занятые политическими делами и светской жизнью охотно доверяли ведение дел в их имениях евреям: управляющими, арендаторами и т.п. Это была не прихоть - евреи были умелыми и энергичными исполнителями воли хозяина, и приносили максимальный доход помещикам, в противном случае – их бы никто не держал.

В деревнях стало обыденным явлением – еврей-арендатор, доставляющий пану доход от молочного хозяйства, мельницы, винокурения, продажи спиртного (шинкари) и других предприятий. Самым распространенным видом являлась аренда дворянской привилегии (пропинация) на право производства и продажи спиртных напитков. И хотя евреи были рядовыми исполнителями воли своих работодателей - помещиков, вся злоба и ненависть к угнетателям была направлена, в основном, на евреев, что особенно проявилось во время восстания на Украине против поляков в 1648г.

Евреи жили изолированно от другого населения в своих самоуправляемых общинах (кагал), где у них была своя власть, суд, религиозная школа и строго соблюдались религиозные традиции. Однако жизнь евреев была незавидна: в городах они служили предметом ненависти по коммерческим (конкуренция) и религиозным мотивам, в сельской местности они были между «молотом и наковальней»: с одной стороны – своеволие помещиков над своими вассалами, а с другой – крестьяне, питавшие к ним ненависть как к эксплуататорам и торговцам. Тут уместно привести слова композитора Арнольда Шенберга в переписке с Василием Кандинским: «Евреи, являющимися дельцами, и ведут себя как дельцы. Если они мешают конкурентам, то на них нападают, но не как на дельцов, а как на евреев»

Ярким примером положения евреев, в частных владениях, (уже после присоединения польских земель к России) является произвол Шкловского помещика Зорича, который считал, что евреи для него «меньше, нежели у хозяев слуги» и «подвластны ему, покуда на земле его проживают». Евреи жаловались, что «Зорич оставил без платежа один только воздух». Он заставлял евреев продавать крестьянам, «планируемое» им количество водки, а когда евреи отказывались продавать - водку свозили в шинки, и вне зависимости от продажи, силой взыскивали с них деньги.

Зорич предполагал, что «он, яко помещик, мог, по прежним польским установлениям, простирать власть над евреями, в его селениях и на его землях живущими». Этот пример характеризует положение евреев в Польше, живших в частных владениях помещиков.

В таком обличье появились польские евреи на российской «сцене». В этот момент российская власть впервые, практически, познакомилась с евреями и столкнулась с проблемой адаптации евреев в российское гражданское общество. Екатерина II сохранила за евреями общинную автономию, недвижимость и даже пошла дальше в предоставлении гражданских прав, но при этом – создала небезызвестную черту оседлости.

Державин и евреи

Самой бедной из присоединенных земель была Белоруссия, где скудные земли и частые неурожаи приводили к голоду, от которого, в первую очередь страдали крепостные крестьяне. В 1797г. там разразился голод и для выяснения причин Павел I направил туда сенатора Г.Р.Державина.

Несколько слов об этом человеке. Г.Р.Державин известен как государственный деятель и поэт, но, по-видимому, малоизвестен как инициатор переселения евреев Белоруссии на целинные, степные и засушливые земли херсонщины для устройства земледельческих колоний. Он был «продуктом» своей эпохи, о которой мы говорили выше, что, несомненно, отложило отпечаток на его расследование голода в Белоруссии.

Павел I поручил Державину выяснить причины голода и действительно ли помещики из-за корыстолюбия оставляют крестьян без помощи в пропитании; если будут найдены виновные – строго наказывать. Обо всех злоупотреблениях помещиков Державин должен был сообщать генерал-прокурору. О евреях – ни единого слова.

Одновременно с указом императора, Державин получает официальное письмо от генерал–прокурора Обольянинова, которое также касалось расследования причин голода в Белоруссии. В своем письме Обольянинов просил Державина сообщать ему о ходе расследования причин голода и принимаемых мерах. И тут же - весьма недвусмысленная приписка: «А как, по сведениям, немалою причиною истощения белорусских крестьян суть жиды, по оборотам их в извлечении из них своей корысти, то высочайшая воля есть, чтобы ваше превосходительство обратили особливое внимание и примечание на промысел их в том и, к отвращению такого общего от них вреда, подали свое мнение по надлежащем всех местных обстоятельств соображении». По мнению В.Н.Никитина, автора книги «Евреи земледельцы», (материалы этой книги использованы автором статьи) написанной на основе архивных материалов Министерства земледелия и государственных имуществ, где он работал чиновником по особым поручениям, эта приписка повлекла для евреев «весьма серьёзные последствия».

Очевидно, что положение крепостных крестьян в Белоруссии почти всецело зависело от их хозяев – помещиков, но стараясь преуменьшить роль истинных виновников тяжелого положения крестьян, Державин очень хотел (как тут не вспомнить Обольянинова) всю тяжесть обвинения возложить на евреев – арендаторов, шинкарей и других наемных рабочих этих же помещиков, для которых главным было «содрать три шкуры» как с одних, так и из других.

Все свои наблюдения о положении в Белоруссии Державин изложил в обширной записке: «Об отвращении в Белоруссии голода и устройства быта евреев». Записка состоит из двух частей: первая – «О белорусских обитателях», в которой он высказывает своё мнение о причинах голода в Белоруссии и вторая часть – «О Евреях» с экскурсом в «историю» евреев, их демонизации, и практических советов по переселению части евреев, проживавших в сёлах и деревнях для занятия земледелием и фабричным трудом.

В первой части Державин высказал мнение, что основными причинами голода являются: 1) низкая эффективность земледелия и пьянство: польские крестьяне ленивы, мало заботятся о своём хозяйстве, зимой не хотят заниматься подсобными промыслами, любят выпить, повеселиться и поменьше трудиться. «По собрании жатвы неумеренны и неосторожны в расходах; пьют, едят, веселятся и отдают Жидам за старые долги и за попойки все то, что они не потребуют; оттого зимою обыкновенно уже показывается у них недостаток». 2) Помещики неудовлетворительно управляют своими имениями, доверяя эту работу арендаторам и экономам. 3) Самую большую прибыль помещики получали от винокурения и продажи вина. Этим же промыслом занимались священники, монахи, свободные сельские обыватели и евреи.

Землевладельцы сами поощряли продажу вина: строили корчмы и сдавали их в аренду, в том числе и евреям. В своих выводах Державин предлагал обратить внимание на плохое состояние сельского хозяйства и разработать рекомендации землевладельцам для его улучшения.

Во второй части записки Державин приложил немало сил для демонизации евреев, но здесь мы коснёмся только одного «перла» его обвинений: «Тунеядцы сии обманами и пронырствами пребывали в изобилии на счет своих гостеприимцев, и содержали их всегда своими данниками. Никогда никто не был из них хлебопашцем, (курсив наш) а всякий переводил более хлеба, нежели семьянистый крестьянин, в поте лица своего достающего оный». При этом Державин декларирует, что он познакомился с историей еврейского народа и Священным писанием, для того чтобы «дабы елико можно представить мнение моё о Евреях основательное».

Далее Державин восхищается великими российскими монархами, «которые строго воспрещали иметь приход и въезд сим искусным грабителям в пределы империи». Комментарии излишни. Трудно поверить, что, познакомившись со Священным писанием, вопреки известным фактам, о которых было сказано выше, Державин не захотел увидеть, что в библейские времена евреи были достаточно успешными земледельцами, и делает это умышленно, чтобы представить их только грабителями и мошенниками.

В отличие от Державина и других высокопоставленных чиновников – чиновник более низкого ранга, но знавший историю еврейского народа, и далёкий от политики, - Главный судья новороссийских колоний, статский советник С.Х.Контениус придерживался другого мнения. Он уговаривал переселенцев не пасовать перед трудностями и убеждал их: «вдревле, когда существовало Иудейское царство, евреи праздновали те же праздники, но так исправно занимались хлебопашеством и скотоводством, что пропитывали весь израильский народ».

На основании своего обследования основными виновниками голода и бедственного положения крестьян, Державин посчитал виновными евреев: несоразмерность их количества с количеством хлебопашцев, обман и спаивание крестьян, по его мнению, явились причинами голода. Державин предложил переселить часть евреев в другие места, – в Астраханскую и Новороссийскую губернии для занятия земледелием, но с таким расчетом, чтобы не был причинён ущерб крестьянам – не пострадал рынок сбыта их продукции, но и евреям не был бы нанесен ущерб при переселении.

Трудно представить, как предполагал Державин переселить даже часть из 60 тыс. семейств, проживавших в сёлах и деревнях, без нанесения ущерба, тогда как показали дальнейшие события, многие переселенцы перенесли страшные лишения, а для многих это закончилось трагедией. Необходимо отметить, что представители торгово-промышленного сословия (мещане и купцы), как евреи, так и люди других национальностей, по Российским законам не имели права проживать в сёлах и деревнях. Но затем этот факт, в отношении евреев, был превращен в «еврейский вопрос», и тогда это общественно-экономическое и историческое явление стало питательной средой для грубых предрассудков.

Строго говоря, Державин не считал виновниками голода одних только евреев; в частном письме генерал-прокурору Обольянинову, в отличие от официальной версии, Державин откровенно высказал несколько иную позицию по отношению к евреям: "Трудно без погрешения и по справедливости кого-либо строго обвинять. Крестьяне пропивают хлеб жидам, и оттого терпят недостаток в оном. Владельцы не могут воспретить пьянства для того, что они от продажи вина весь доход имеют. А и жидов в полной мере также обвинять не можно, что они для пропитания своего извлекают последний от крестьян корм. Словом, надобно бы всем сохранить умеренность и через то воспользоваться общим благоденствием. Но где же, и кто таков, кто бы в полной мере соблюл оную? Всяк себе желает больше выгод". Несмотря на такое откровенное признание, всё же по понятным причинам, основной удар Державина был направлен против евреев.

В разделах записки, посвященных переселению, Державин даёт практические рекомендации: о принципе отбора людей к переселению (только бедных), льготах переселенцам, обучению переселенцев земледелию, строительству домов, и о руководстве переселением. Несмотря на всю свою «любовь» к евреям, судя по этим рекомендациям, Державин как практик (бывший губернатор Олонецкой и Тамбовской губерний) понимал, что без знания переселенцами азов технологии земледелия и строительства домов им придется перенести тяжелые испытания. К сожалению, этой, казалось бы, простой истины не захотели увидеть высокопоставленные чиновники, руководившие переселением.

Для руководства переселением Державин предлагал ввести должность руководителя-протектора с широкими полномочиями, на которую, по мнению известного историка Ю.Гессена, претендовал сам. На наш взгляд в этом предложении Державина было рациональное зерно: единоначалие способствовало бы лучшей организации переселения и устройства земледельческих колоний по сравнению с многочисленными правительственными учреждениями (о них пойдёт речь ниже), которые занимались этим вопросом. Как известно: «У семи нянек – дитя без глаза», так оно и случилось с организацией еврейских земледельческих колоний

продолжение на сайте http://www.berkovich-zametki.com/2011/Zametki/Nomer10/Besickij1.php


Автор: Реувен Бесицкий
Переслал: Реувен Бесицкий
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.







ID материала: 10728 | Категория: Очерки. Истории. Воспоминания | Просмотров: 727 | Рейтинг: 5.0/2


Всего комментариев: 0


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



Поиск
Мы в соц.сетях
www.NewRezume.org © 2017
Главный редактор: Леонид Ходос
leonid@newrezume.org
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Вход