Точное время
Нью-Йорк:
Берлин:
Иерусалим:
Москва:
Поиск
Мы в соц.сетях
Главная » Общественно-политическая жизнь в мире » Россия. Двойная подстава

Россия. Двойная подстава

2015 » Июль » 25      Категория:  Общественно-политическая жизнь в мире

Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨

 

Очередь из адвокатов и родственников у Лефортовской тюрьмы начинает формироваться примерно в пять часов утра. Ее здание, стоящее на тихой улочке неподалеку от Третьего транспортного кольца, теперь официально принадлежит министерству юстиции, однако ее по-прежнему неофициально называют тюрьмой ФСБ, пишет журналThe New Yorker, ранее порадовавший своих читателей статьей Дом секретов.

Рано утром 16 июня 2014 года посетителей ожидал заключенный Борис Колесников — генерал, служивший заместителем начальника антикоррупционного управления МВД. Ему и еще десятку сотрудников из этого подразделения предъявили обвинения в провоцировании на уголовно наказуемое деяние, в злоупотреблении служебным положением, в руководстве «организованной преступной группировкой», которая незаконно заманивала в свои сети государственных чиновников, искусственно провоцируя создание коррупционных схем.

 

Адвокат Колесникова Сергей Чижиков приехал на рассвете и несколько часов простоял в очереди. В девять часов утра охрана начала понемногу пропускать людей. К одиннадцати Чижиков все еще ждал в очереди. Прошло какое-то время, и охранник сказал, что его клиента отвезли на допрос в другое место — в штаб-квартиру Следственного комитета. «Ищите его там», — посоветовал охранник.
Когда Чижиков, наконец, попал в комнату для допросов на шестом этаже Следственного комитета, он нашел там Колесникова, сидевшего за столом вместе со следователем и двумя охранниками. 36-летний Колесников был чисто выбрит и одет в синий спортивный костюм. У него была крепкая и мускулистая фигура полицейского, приятное моложавое лицо и пухлые щеки.

За шесть недель до этого, 4 мая, Колесников получил двойную черепно-мозговую травму. Тюремное начальство заявило, что он упал с табуретки, когда пытался помыть маленькое окно в своей камере. Однако у родственников и у адвокатов возникли опасения, что Колесникова избили. Он не стал особо распространяться по поводу своей травмы, сказав Чижикову и другим своим адвокатам, что не помнит, как это случилось. Похоже, он опасался вдаваться в подробности. «Он очень тщательно подбирал слова, на вопросы отвечал медленно и всегда боялся, что за ним следят или его слова записывают, — вспоминал Чижиков. — Он был не очень откровенен в ходе беседы. Он считал, что все сказанное им может нанести ему вред». После полученной травмы Колесников был подавлен и пассивен. На предварительном судебном заседании он был «неактивен», как сказал Чижиков. «Его ввели, сказали ему сесть, и он сидел там. Он не пытался отстаивать свои права. Он как будто был безразличен ко всему — типа будь что будет». Колесников провел две недели в разных больницах, после чего его вернули в камеру, где с ним часто случались изнурительные приступы рвоты, и ему было трудно стоять даже непродолжительное время.


Когда Чижиков увидел его в комнате для допросов, Колесников казался более живым и воодушевленным, чем в последние недели. Но когда началась беседа, он сказал, что нехорошо себя чувствует и попросил отвезти его обратно в Лефортово. Он не хотел отвечать на вопросы следователей. Пока они ждали машину тюремной службы, чтобы та отвезла Колесникова в камеру, в комнату вошел главный следователь по его делу Сергей Новиков. Он спросил, не желает ли Колесников поговорить один на один. Это было весьма необычно и не по протоколу; Чижиков заявил, что он не советует этого делать, однако не мог остановить своего клиента. Новиков и Колесников вышли в коридор. «Насколько я понял, между ними было некое соглашение, и Новиков пришел, чтобы поговорить», - вспоминал Чижиков.

 

Спустя несколько минут Новиков вбежал в комнату. Он был потрясен и громко сказал: «Он прыгнул!» Чижиков не понял, что Новиков имел в виду. Тот показал рукой ныряющий жест и сказал, что Колесников выбросился с балкона шестого этажа и лежит внизу на бетоне. Затем Новиков бросился докладывать о случившемся начальству.

Оставшись один, Чижиков попытался собраться с мыслями и подготовиться к неминуемому в такой ситуации следствию. «Я догадываюсь, что они привезли его в этот день в Следственный комитет, чтобы состоялась эта беседа, — сказал он мне позднее. — Но почему это закончилось трагедией?» Внизу фотографы из бульварной прессы снимали труп Колесникова.

Читать далее:

http://ehorussia.com/new/node/11233

 



Источник: ehorussia.com
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.





РЕКОМЕНДУЕМ:

ТЕГИ:
Россия

ID материала: 10424 | Категория: Общественно-политическая жизнь в мире | Просмотров: 1067 | Рейтинг: 5.0/5


Всего комментариев: 1
avatar
1
россия - страна уродов..., одни уроды закапывают других...


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



Знакомства


Еще предложения
www.NewRezume.org © 2017
Главный редактор: Леонид Ходос
leonid@newrezume.org
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Вход