Точное время
Нью-Йорк:
Берлин:
Иерусалим:
Москва:
Поиск
Мы в соц.сетях
Главная » Очерки. Истории. Воспоминания » Россия. Изобретение историй

Россия. Изобретение историй

2015 » Июль » 22      Категория:  Очерки. Истории. Воспоминания

Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨

 

Фото-Александр Николаевич Яковлев

В недавнем  интервью директор Государственного архива Российской Федерации, доктор исторических наук. Сергей Владимирович Мироненко сказал: «А вы уверены, что наши с вами сограждане хотят знать правду? Вот я, например, совершенно не уверен. Понимаете, вот правду знать – это очень горько. Александр Николаевич Яковлев мне сказал, что он одного не может простить Михаилу Сергеевичу, что Михаил Сергеевич на прямой вопрос: есть ли секретные протоколы, ответил, что их нет. Хотя прекрасно знал как генеральный секретарь, что в архиве Политбюро лежало несколько пакетов, которые передавались от генерального секретаря к генеральному секретарю. Один пакет был «Катынское дело», другой пакет был договор «пакт Риббентроп-Молотов», где были оригиналы, подлинные документы.

По поводу панфиловцев. 7 человек уже пришло из тех, что должны лежать в могиле.  Ну, это же невозможно. Ну, как же? Приходит один, приходит другой, третий, четвертый – ты должен лежать там, твое имя выбито, мы тебя почитаем, ты Герой Советского Союза (посмертно). А предположим, украинец Добробаба – два раза был в плену, ему еще лагерей добавили, когда он вернулся. А он среди панфиловцев. 47-48 год, ведется следствие. Главная военная прокуратура – пожалуйста, мы опубликуем это дело. Допрашивают командира полка: был бой у разъезда Дубосеково? Не было боя. Не было. Справа был, слева был, а вот в этом месте не было. Спрашивают корреспондента Кривицкого: а вы-то откуда обо всем этом узнали? Говорят: ну, из донесения политотдела, меня Ортенберг, главный редактор «Красной звезды» отправил туда. А вы политрука Клочкова-то видели? Да, ну, что вы! Нет. А кто же эти слова-то «велика Россия, а отступать некуда — позади Москва!» придумал? Я – говорит Кривицкий.  И вывод за подписью главного военного прокурора: это вымысел, этого события не было».

Фальсификация  истории войны http://echo.msk.ru/programs/victory/1539436-echo/

 

 

Политрук Василий Клочков погиб 16 ноября 1941 года. Похоронен в братской могиле на окраине подмосковного села Нелидово. Слова, которые сегодня известны всей стране, приписали политруку сотрудники газеты «Красная Звезда», в которой и был опубликован 22 января 1942 года очерк «О 28 павших героях». «Подвиг 28 гвардейцев-панфиловцев, освещенный в печати, является вымыслом корреспондента Коротеева, редактора «Красной Звезды» Ортенберга и в особенности литературного секретаря газеты Кривицкого. Этот вымысел был повторен в произведениях писателей Н. Тихонова, В. Ставского, А. Бека, Н. Кузнецова, В. Липко, Светлова и других и широко популяризировался среди населения Советского Союза».

Справка-доклад, подготовленная по материалам расследования и подписанная 10 мая 1948 года главным военным прокурором вооруженных сил СССР Николаем Афанасьевым.http://www.kommersant.ru/doc/2712788

 

 

Ну, вот и не знают историю в России. А то, что знают, всегда приходит с Запада.
 

                              Под покровом ночной темноты
Так как самые ключевые моменты русской истории либо не имеют документов, либо они уничтожены, либо недоступны, то завершу этот очерк реконструкцией истории смерти Сталина, которую проделал на основе тайных сообщений высоких партийных функционеров мощный чеченец Абдурахман Авторханов.

Но прежде приведу эпизод, известный от киношников.

Берия, Хрущев, Молотов, Каганович отлично знали, что Сталин готовит полную чистку старого политбюро и загодя в состав Президиума ЦК (так стало называться политбюро после 19 съезда КПСС в 1952 г.) ввел новых 12 апостолов (в том числе и Шверника с Сусловым) как раз по числу старых, уже приговоренных…

Сталин хочет разнообразить старую схему ликвидации сподвижников и напоследок решает поиграть с ними в кошки-мышки. Вот здесь-то и пригодилась его любовь к кино.

Товарищ Сталин сам решил выступить в качестве режиссера.

В январе 1953 года дело врачей уже успешно продвигалось, и Сталин прикидывал, в каких точках Красной площади следует установить кинокамеры для съемок первой грандиозной публичной казни, намеченной на весну 1953 года. Там должны были висеть не только убийцы в белых халатах — известные академики и профессора Вовси, Виноградов, братья Коганы, Раппопорт и другие, но и вся старая гвардия из Политбюро, начиная с «главного еврея СССР» Кагановича, как его на допросах уже именовали следователи, а Молотов — даже со своей женой Полиной Жемчужиной

 

Логика была простая: врачи-убийцы лишь выполняли приказы изменников из Политбюро. Но те, в свою очередь, получали приказы на уничтожение вождей от международной сионистской организации «Джойнт».

Для Сталина изготовили модель Красной площади в виде складывающейся доски, наподобие шахматной, внутри которой хранились модельки виселиц с телами. Он расставлял их так и этак, то концентрическими кругами, то в каре и прикидывал, как это смотрится с разных точек площади. Как всякий профессиональный режиссер, Сталин в сценарии отмечал ракурсы и планы съемки и определял места, где будут установлены кинокамеры. Выбрав ракурс, Сталин предавался мечтам о том, как замечательно он проведет весну 1953 года.

После публичной казни снятый о ней фильм пройдет по всей Руси великой, народ зайдется в праведном гневе, и тогда Сталин, спасая еврейское население от справедливого возмездия, вышлет его на север (таково было готовящееся объяснение для Запада), в уже строящиеся бараки на неминуемое уничтожение. Так достойно гений завершит великое дело решения национального вопроса, давним специалистом по которому он слыл в партии.

Разработав выдающийся режиссерский план, Сталин решил отдохнуть. Когда он только его задумал, в феврале 1953 года к нему на ближнюю кунцевскую дачу привезли из киноархива в Белых Столбах очередную трофейную ленту, голливудский фильм, который примерно можно перевести как «Возмездие». Сюжет его таков. ХYIII век, пиратская шхуна. На ней не терпящий никакого прекословия капитан, жесткая дисциплина, беспощадность по отношению к захваченным в плен. Но капитан постепенно сходит с ума, хотя этого еще никто не знает. Сумасшествие его протекает оригинально: он подозревает то одного, то другого члена своей шхуны в предательстве, в намерении сдать пиратский корабль властям.

Кого именно, он вычисляет так. У него в каюте есть шахматы, фигурки которых сделаны с портретным сходством членов команды. Он играет сам с собой в шахматы и когда берет фигуру «противника», то выходит и объявляет команде об изменнике, который является прототипом взятой шахматной фигурки. (Очевидно, разработку режиссуры казни на Красной площади с помощью модели Красной площади в виде шахматной доски Сталин заимствовал из этого фильма).

После разоблачения команда с улюлюканьем казнит «изменника». На доске 16 фигур противника, в фильме 16 казней, одна изобретательней другой. Когда остается последняя, 16-я фигура «противника» — король (это помощник капитана), капитан сбивает ее с доски щелчком, выходит на палубу, ловит помощника, ловко его протыкает, а затем с безумным хохотом направляет корабль на скалы.

Создав в своем параноидальном стареющем мозгу новую массовую кровавую композицию (дело врачей-убийц — дело очередных врагов из Президиума ЦК, агентов «Джойнт» — высылка всех евреев на север), с помощью которой Сталин собирался решить одновременно так много актуальных вопросов, он вызвал в последних числах февраля 1953 года на ближнюю Кунцевскую дачу весь приближенный ареопаг, предназначенный к ликвидации.

Наступила сладостная минута игры кошки с мышками. После обильного как всегда застолья, на котором соратникам полагалось напиваться (старый прием диктатора: он ставил к каждому выпившему соглядатая на случай, вдруг соратник с пьяных глаз сболтнет лишнее), Сталин предложил им посмотреть очень полезный новый фильм.

Фильм начался часов в 12 ночи и шел более 2 часов. К концу фильма все зрители давно поняли, к чему клонит отец и учитель, протрезвели и, по завершении просмотра, дрожащими голосами попросили вождя разрешить им разъехаться по домам. «Зачем так рано по домам?», — удивился вождь. — Еще нет и трех ночи. Этот фильм очень поучителен. Давайте мы посмотрим его еще раз».

Рано поутру, после второго просмотра, вождь решил, что уже не так рано и милостиво отпустил соратников домой.

Столь неприкрытая демонстрация своего всемогущества, фактически, откровенное «Иду на вы», одновременно и устрашила, и сделала соратников бесстрашными. Ведь ясно, что после такого киносеанса Сталин оставит им не более нескольких дней свободы и пару месяцев жизни.

Но прежде, чем сказать о последующих событиях, отвечу на естественный вопрос, откуда известны эти факты, где документы? Документов на эту тему нет и быть не может. Вообще, все, что касается криминальных акций Сталина, не может быть документально подтверждено. Я имею в виду — самое начало акции, те слова, которые говорил Сталин наркому внутренних дел с глазу на глаз. Последующие события типа протоколов допросов арестованных или стенограмм судебных процессов есть не более чем фарс, прикрывающий истинную причину трагедии.

Это очень хорошо заметно по убийству Кирова, всю механику которого можно раскрыть только аналитически, и этот анализ неопровержимо указывает на прямую инициативу Сталина в устранении потенциального соперника. Но в данном случае с подготовкой ликвидации соратников есть очень важное свидетельство присутствующего на ночном сеансе человека. Это Михаил Чиаурели, придворный кинематографист и шут Сталина, снявший такие «шедевры» тоталитарного кино как «Клятва» и «Падение Берлина» и такие псевдоисторические фильмы как «Георгий Саакадзе» или «Арсен».

Именно от него историю с киносеансом узнал режиссер Михаил Калатозов, («Чкалов», «Летят журавли» и др.), который поделился ею с кинообщественностью (фрагменты воспоминаний Калатозова попали в «Московские новости»). А уж когда мы (щедровитяне) проводили организационно-деятельностные игры и сиживали после них в сауне, то много пикантных деталей услышали от секретаря союза кинематографистов Армена Медведева и сценариста Рустама Ибрагимбекова ( «Белое солнце пустыни»).

Теперь — слово Авторханову. Он пишет о ликвидации Сталина:

«Эта версия получена при исключительных обстоятельствах, о которых еще рано писать….

Через несколько дней Берия пригласил к себе на дачу Маленкова, Хрущева и Булганина и предложил им два детально разработанных плана: «малый» и «оптимальный».

«Малый план» предусматривал отставку Сталина без участия посторонних сил. У Сталина на очередном ужине с четверкой в Кунцеве должен случиться смертельный удар — такой, чтобы он сразу не умер, но и не смог бы выжить. Умирать Сталин должен был при свидетелях, в том числе таких, как его дети и врачи.

«Оптимальный план» предусматривал взрыв дачи Сталина, когда он спит (значит, днем). Под видом продуктов нужно было доставить динамит для взрыва не только помещения Сталина, но и прилегающих зданий, чтобы заодно ликвидировать и лишних свидетелей.

За успех «малого плана» должны отвечать все четверо, ответственность за успех «оптимального плана» Берия брал на себя лично. В каждом из этих планов предусматривались и превентивные меры: из Москвы надо было удалить под разными предлогами явных сторонников Сталина, особенно тех, кто ведал средствами коммуникации и информации (Министерство связи, радио и телевидения, ТАСС, редакции «Правды» и «Известий»), а также некоторых видных руководителей из Министерства обороны, МТБ, МВД и комендатуры Кремля. В то же время наиболее надежных сторонников четверки (маршал Жуков и другие) следовало вызвать в Москву.

Все средства связи дачи Сталина, его кремлевской квартиры и служебных кабинетов начиная с определенного Х-часа отключались от всех общих и специальных правительственных проводов. Все машины, дачи Сталина, охраны и обслуги «конфисковывались» с начала Х-часа. Все дороги к даче и от нее — как по земле, так и по воздуху — закрывались для всех, в том числе для всех членов Президиума ЦК, кроме четверки.

Функции членов четверки были четко разграничены: Берия отвечал за «оперативную часть» плана, Маленков — за мобилизацию партийно-государственного аппарата, Хрущев — за столицу и коммуникацию, Булганин — за наблюдение за военными. С самого начала Х-часа четверка объявляла о «тяжелой болезни» Сталина и брала в руки власть «до его полного выздоровления». Так легализовались все действия заговорщиков.

Самым оригинальным в этом рассказе надо считать, пожалуй, то, что заговорщики утвердили оба плана сразу! Начать решили с «малого плана», но в случае его провала тут же пускался в ход запасной, «оптимальный план». Если заговор, так с абсолютно гарантированным успехом — этому учил ведь и сам Сталин («бить врага надо наверняка!»).

После такой подготовки и состоялась встреча четверки со Сталиным на его дачу в Кунцеве вечером 28 февраля 1953 года. Поговорив по деловым вопросам и изрядно выпив, Маленков, Хрущев и Булганин уезжают довольно рано — но не домой, а в Кремль. Берия, как это часто бывало, остается под предлогом согласования со Сталиным некоторых своих мероприятий. Вот теперь на сцене появляется новое лицо: по одному варианту — мужчина, адъютант Берия, а по другому — женщина, его сотрудница.

Сообщив Сталину, что имеются убийственные данные против Хрущева в связи с «делом врачей», Берия вызывает свою сотрудницу с папкой документов. Не успел Берия положить папку перед Сталиным, как женщина плеснула Сталину в лицо какой-то летучей жидкостью, вероятно, эфиром. Сталин сразу потерял сознание, и она сделала ему несколько уколов, введя яд замедленного действия. Во время «лечения» Сталина в последующие дни эта женщина, уже в качестве врача, их повторяла в таких точных дозах, чтобы Сталин умер не сразу, а медленно и естественно.

Таков рассказ старых большевиков.

*****

На митинге 19 июля 1964 года. устроенном в честь венгерской партийно-правительственной делегации во главе с Яношем Кадаром, Хрущев в своей речи, передававшейся через прямую трансляцию по всему СССР и через Intervision по всей Восточной Европе, во всеуслышание признался в насильственной смерти советского диктатора: «Сталин стрелял по своим. По ветеранам революции. Вот за этот произвол мы его осуждаем… Напрасны потуги тех, которые хотят руководство изменить в нашей стране и взять под защиту все злоупотребления, которые совершил Сталин… И никто не обелит (его. — А. А.) — Черного кобеля не отмоешь добела… (Аплодисменты.)

В истории человечества было немало тиранов жестоких, но все они погибли так же от топора, как сами свою власть поддерживали топором» (Радио Москва 1, 19 июля 1964 года, 11.55 среднеевропейского времени, мониторная радиозапись станции «Свобода»). Слова о тиранах газеты «Правда» и «Известия» при напечатании речи Хрущева вычеркнули, но их слышали многие миллионы людей в СССР и Европе.

Не в том загадка смерти Сталина, был ли он умерщвлен, а в том, как это произошло. Поставленные перед альтернативой, кому умереть — Сталину или всему составу Политбюро, члены Политбюро выбрали смерть Сталина. И по-человечески никто не может ставить им в вину такой выбор.

Это был один из немногих случаев в истории Советского государства, когда интересы членов правительства совпали с интересами народа».



Переслал: Мара и Нора Виннеры
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.





РЕКОМЕНДУЕМ:

ТЕГИ:
истории, Россия

ID материала: 10335 | Категория: Очерки. Истории. Воспоминания | Просмотров: 1948 | Рейтинг: 5.0/8


Всего комментариев: 1
avatar
1
Сколько ещё тайн сохранилось.


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



Знакомства


Еще предложения
www.NewRezume.org © 2017
Главный редактор: Леонид Ходос
leonid@newrezume.org
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Вход