Точное время
Нью-Йорк:
Берлин:
Иерусалим:
Москва:
Поиск
Мы в соц.сетях
Главная » Очерки. Истории. Воспоминания » Евреи. ВЕНИАМИН СМЕХОВ о себе, о евреях и еврействе. Дневник

Евреи. ВЕНИАМИН СМЕХОВ о себе, о евреях и еврействе. Дневник

2015 » Июль » 12      Категория:  Очерки. Истории. Воспоминания

Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨

  

Всю жизнь я уверенно врал, что живу без комплексов. Нету никаких комплексов: я сильный, независимый, высокий, здоровый, я нравлюсь людям, и я ни разу не слышал призывов бить меня, чтобы спасать Россию… На эту же милую тему помню свой собственный крик-скандал, который поднял на бывшую жену 21 год назад… Собрали в школе родителей: дочь шла в первый класс, и вот учитель-старичок просит заполнять анкеты… Ясно даже младенцу, что советский народ завтра откажется строить свой любимый коммунизм, если я сегодня откажусь назвать национальность моего ребенка. Скандал я поднял из-за жены. Она требовала писать “русская”, хотя наши родители, кроме ее мамы, были евреи. Мне стыдно не того, что мы написали неправду. Мне стыдно сегодня, что я не настоял на своем 21 год назад, потому что я втайне радовался за дочку. Как говорили истинно верующие: “Не мы, так хоть дети детей наших”…


 * Отец рассказывает… “В 1952 году, в разгар “дела врачей”, – срочное собрание в издательстве. Директор по-деловому опрашивает всех завредов: сколько у нас евреев? “Наверху” требуют отчета, вы понимаете. И я, единственный еврей из зав. редакциями, тоже киваю. Тоже понимаю. И спокойно отвечаю: 33 и 3 десятых процента евреев в моей редакции. А представь себе, что я, как честный человек, стал бы кричать, возмущаться, вышел бы из партии, вышел бы из себя – глупо, самоубийство! Что было делать?.. ” Что было делать…

 * Мы все, повязаны особым видом независимости: мы не зависим от культуры. А чем выше забрался – тем больше независимости. А если уж начальник – скрытый еврей… пиши пропало. В киностудии “Экран”, где делали телефильмы, все сотни, тысячи работников знали, что главный редактор – скрытый еврей. Фамилия вроде на “ин” кончается, но с этого все и начинается… Вдвойне подхалим перед высшими чинами, вдвойне суров со своими, вдвойне хитер и осторожен, а уж как бдителен в национальном вопросе – это я и на своей шкуре познал. Режиссеры жаловались по секрету: лопнул наш роман, не дают мне тебя на главную роль, говорят, главный запретил… ты меня не выдавай, но это не мы зарубили твое участие в фильме (то есть не киногруппы в Москве, в Киеве, в Молдове, в Свердловске) это он, главный… но если ты меня выдать – сам знаешь, что мне будет… Вдвойне советским был А. Чаковский – особенно когда его газета “Литературка” выступала против мифологического “сионизма” или утопической “израильской агрессии”. Прелестный анекдот был на тему лицемерия евреев-начальников. Валентин Зорин как-то в Вашингтоне, отдыхая от гневных трудов по разоблачению дяди Сэма, беседует с большим человеком – Генри Киссинджером. Слово за слово, заговорили о национальном вопросе в СССР. “А вы кто по национальности?” – спрашивает Киссинджер у Зорина.

“Я – русский. А вы?” – “А я – американский”, – ответил нескрытный госсекретарь. … Была зима застойного времени. Где-то 75 – 77-й год, допустим. В Переделкине – огромные белые сугробы. Мы гуляем по узкой тропинке. Андрей Вознесенский полушутя перечисляет великих поэтов XX века и подводит весело итог: мол, из настоящих гениев России чистокровных осталось только двое я и Володя Высоцкий. Тут он услышал мое возражение (“огорчу тебя, Андрей, – ты в полном одиночестве”) и от изумления упал в сугроб. Я рассказал тогда же этот анекдот Высоцкому, он не засмеялся, только улыбнулся… Но всерьез выразился абсолютно согласно и с моим тогдашним правилом: я не могу себя считать никем другим, я только русский – по языку, по чувствам, по работе, по мыслям и по всему. Если бы мы жили в нормальной стране, а не в “стране рабов, стране господ”, вопрос этот считался бы идиотским или сволочным: “Кто вы по национальности?”…

 * Я искренне, до глубины души ощущал себя до недавнего времени русским (а если и евреем, то примерно настолько же, насколько и татарином, армянином, цыганом). Но вот мой приятель физик Саша Филиппов из-за своих смуглых черт лица и из-за повышенной нервозности строителей коммунизма в Обнинске был кем-то назван евреем. И Саша, зависимый от культуры человек, устыдился отрицать заведомую неправду. “Да, я еврей. А что?” И Виктор Некрасов, истинно русский интеллигент, не отрицал, когда его “обвиняли” в еврействе. “Зачем, Виктор Платонович, – спросил я еще в Киеве в 1971 году, – ведь это неправда?” (По известной традиции диаспоры, я втайне льстил себя надеждой прибавить к “нашему полку” еще одного великого человека.) “А при чем здесь, скажи мне, правда или неправда, если я еврей для них за мою речь у Бабьего Яра? Если они евреем называют любого, кто против них? Любого, кто на них не похож?”

И Виктор Платонович был тысячу раз прав, ибо когда антисемитизм вылез из подтекста в речи наших самодеятельных фашистов, там сразу зазвенели имена приговоренных к еврейству Сахарова, Лихачева, Евтушенко, Черниченко, Карякина, Старовойтовой… Видный советский антисемит С. Лапин, самодержец телевидения, удивлял “интеллигентов” своим многолетним пристрастием к режиссеру А. Эфросу. “Как это так – Лапин, и вдруг такая любовь к еврею?” Но в этой паршивой игре Эфрос для Лапина не был евреем, для него как раз Любимов, Высоцкий,Визбор, Окуджава, Галич – эти да, эти евреи, “невзирая на лица”… Георгий Товстоногов отлично знал, по каким случаям он был для них “евреем”, а по каким – “русским”. И Олег Ефремов знал, за что и когда впадал в “еврейство”, а за что – подымался до “высокого” звания “свой”… Мой друг, художник, в тяжкие дни таганской сумятицы, выразил свое потрясение А. В. Эфросом особым образом: “Как же он мог, будучи евреем, дать себя так провести? Ведь он кинул кость антисемитам!” И я лишний раз поразился мудрости художника, когда через месяц после моей мрачной речи в день “коронации” нового главрежа мне пришло вдруг по почте письмо. Авторы письма в грязных выражениях, хотя и белым доморощенным стихом, сообщали, что я – герой ордена Георгия Победоносца, чтобы я ничего не боялся отныне, ибо Бог Руси Великой – с нами, и он поможет нам в борьбе с… жидовским поросенком… топчущим своими… словом, мерзейшая галиматья.

Так сомкнулись верхний и нижний уровни. Властители партии и народа даровали, кому хотели, титулы “своих” и “чужих”, а теперь и самые низы черносотенного дна объявляли “чужого” меня – “своим”, по прихоти паршивых игрищ.

 * Мне стыдно за мой стыд – называть имена дедов: Моисей Яковлевич и Лев Аронович. Я был рад услышать от коллеги коего отца, что, когда в институте, на совете, кто-то из кураторов “сверху” подчеркнуто произнес одобрение “профессору Смехову Борису Михайловивичу”, отец резко отозвался с места: “Моисеевичу!” Я помню, на закрытом обсуждении караемого спектакля “Послушайте” начальство испытывало затруднения ввиду внепрограммного присутствия на стороне обвиняемого маститых писателей В. Шкловского, С.Кирсанова, Л. Кассиля. И два ляпсуса в речах того дня. Первый. Лев Кассиль, забыв, с кем имеет дело, вместо принятого за правило условия – только хвалить, только оборонять, оставляя критику для “своего круга”, вдруг к 2000 слов в защиту спектакля прибавил два слова сожаления: мол, а вот тут бы лучше не в темных красках, а посветлее… Боже, что случилось с начальниками! Один за другим вставали и кляли, поносили премьеру – уже не от своего, а от имени “классика советской литературы”… И тут вскипела, вскочила Зина Славина, импульсивная актриса: “Эх-х!!!” И все замолкли от трагического вскрика.

“Эх! – повторила Зинаида и прожгла взглядом классика. – Эх, Лев Абрамович, Лев Абрамович! А я думала, вы – Кассиль… ” На эту игру слов ответить было нечем, поэтому объявили перерыв. А второй ляпсус случился после перекура, когда, призывая себе в помощники писателей, круглая, бодрая начальница обратилась было с нежностью к Кирсанову: “Ну вот вы скажите, вас ведь так уважают советские читатели, Семен Александрович… ” Ее перебил не крик, а визг Кирсанова: “Исаакович! Исаакович я, гражданка!” И “гражданку” выбросил, подчеркнуто картавя, и сдвоенное “а” в отчестве раскатил, как учетверенное – тут и села чиновница, потеряв надежду сделать “чужого” – “своим”. Теперь мне не страшно – и молю Бога, что навсегда: теперь я могу громко сообщить, что бабушку мою звали Рахиль Яковлевна. И когда в 1949 – 1950 годах вся семья теснилась за столом у деда и все старшие переходили на шепот или на идиш, и мы с двоюродным братцем раздражались на их чересчур активные перебранки, совсем не вникая в секретные глупости взрослых, из этих времен врезается в память громкая фраза бабушки: “Господи! Дети мои, будем молиться за несчастных идн! Я не верю, чтобы после Гитлера опять такое повторилось!

Будем молиться, у нас есть один, на кого надо молиться: это Сталин. Нет, он не даст нас в обиду, он услышит, что нас опять хотят уничтожить, он узнает, он накажет, другого у нас нет: он любит идн, у него Лазарь – из самых близких друзей… ” Для непонявших: это был пик “космополитизма”, то есть “борьба с инородцами”, слово “идн” (так я его слышал) – означает как раз этих инородцев: а слово Лазарь – не из Библии, а из преисподней, ибо так звали Кагановича. Каганович, Сталин, Берия, Суслов, Маленков, Жданов – все они одной национальности – бандиты, а кем по вероисповеданию были их предки, глупо и смешно брать в расчет. Впрочем, все равно берут, но не из соображений интернациональных, а исключительно – из антисемитских. “Евреи, евреи – кругом одни евреи… ”

 * Комплекс аллергии к начальству, боюсь, никогда не пройдет. Жизни не хватит. А вот еврейский вопрос, кажется, получил в моей душе окончательный ответ. Признаюсь, я изжил мою болезнь – в Израиле. Я был там дважды, и этим все сказано. Пелена страха и вранья спадает сразу, как только ты восходишь к Иерусалиму. Если Бог внушил тебе разум – ничего другого не требуется. Это такой город, это такая земля. Кстати, я вот что слышал в Израиле о евреях. Эта тема никого здесь не трогает. Израильтяне говорят: это ваши проблемы – тех, кто в диаспоре. Израильских зрителей нельзя привлечь в театре ни анекдотами, ни новеллами на “проклятую” тему. Нет такого вопроса – есть прекрасная страна с тысячей собственных проблем. В том числе – как обустроить русских. Здесь называют себя как раз “по Киссинджеру”: русские, американцы, марокканцы, голландцы… в Израиле такое тепло между людьми и такая красивая игра пейзажей, храмов, пустынь и гор – я вернулся в Москву и не заметил, что меня обокрали: я остался без комплекса еврейской неполноценности. Правда, у меня взамен не возникло особого гонора или, как пишут, “чувства национальной исключительности”. У меня только укрепилась вера в то, что хороший или плохой человек, добро и зло, талант и бездарность, щедрость или жадность – все эти понятия никаким пунктам никакой анкеты не отвечают, как не имеют национальной (или географической) окраски ни жизнь, ни смерть. (Из статьи ”Комплексы мои дорогие” в «Независимой газете» ?163, 18.12.1991 – А.З.)



 Это очень непростой для меня вопрос. С одной стороны, меня лично это долгое время не касалось, поскольку (как мне объяснили совсем недавно) для слуха антисемитов моя фамилия звучала как-то ублажающе. С другой стороны, бьют не по паспорту, а по морде. Потому носом меня попрекали тоже. Но чего-то острого и страшного все же не было — Б-г наше семейство миловал.

 Мой папа, которому 10 января будет 92 года, работал в Госплане, был ученым — экономистом и математиком. Ему. В этой связи очень и очень интересным представляется его обращение к иудаизму — он даже написал книгу «Коль нидрей» [молитва, с которой начинается Йом Кипур и которая позволяет грешникам молиться вместе с праведниками, — А.З.], само название которой во многом символизирует и объясняет его возвращение к вере отцов. А начиналось все в Гомеле — почти все Смеховы оттуда. Вокруг было религиозное еврейство и хедер, который отец посещал в раннем детстве. Потом закрутился сюжет уже советской истории, и отец оказался вписанным в заглавные строчки этого сюжета: Госплан СССР, война, возвращение с войны, должность заведующего сектором Госплана… а в это время уводят в ссылку людей даже с нашего этажа на 2-й Мещанской… И все это — еврейский вопрос. Но его все время, когда мудро, а когда наивно, старшие заглушали перед младшими.

 Потом уже, когда стал постарше, стал свидетелем самостоятельных «разборок». Мой собственный характер, наверное, не шибко защищен премудростью, знанием и умом, и потому я как-то воспринимал происходящее в благополучном свете. То есть то, что я видел в театре на Таганке (казалось бы, в таком театре!) и, по идее, должно было меня ранить, будто бы и не замечалось мною. Понимал я это только задним умом. Абсолютно русская черта — быть крепким задним умом. Вот и я каким-то образом подцепил эту «бациллу». И то, что меня окружали антисемиты, понял гораздо позже. Ведь предполагалось, что это культурное заведение…

Особенность репертуара и могучий дар любимовской школы собирали людей не по национальному признаку. И любимыми друзьями театра были, в равной мере, и Карякин, и Давид Самойлов. Высоций и Окуджава тоже различий не видели. Как и мы. Антисемитизм существовал, но в неком приглушенном виде. Разумеется, я знаю кто есть кто, но почему-то на этом не зацикливаюсь. Недавно я поздравил в газете одного замечательного артиста с юбилеем. А когда на одном застолье предложил выпить за его здоровье, половина стола отказалась. Эти отказавшиеся, среди которых были и русские, сказали: «Мы знаем, что он — антисемит». А в наших с ним отношениях это никогда не сквозило… Не знаю… Еврейский вопрос — это масса слухов, обилие поворотов и буйство красок. Существует и такая огромная составляющая этой проблемы, как «еврейский антисемитизм». Но это уже тема для другой беседы. (Из выступления на творческом вечере в израильском культурном центре 2.12. 2003 – А.З.)



 Я осознавал себя, понимал себя, когда в 47 – 48 году вся семья, все детишки собирались на еврейские праздники, и мой дед Лев Аронович Шварцберг делал вид, что не видит, как я ворую мацу. И я выпивал кагор, который использовали как вино для кидуша. Все это мое, со мной. А потом, когда слушали новости по радио, бабушка громко говорила дедушке: «Лазарь Каганович не даст нам пропасть!» Потом выяснилось, что надежды на злодея были напрасны. Я – еврей, и это пожизненно. Мое образование в области антисемитизма все время развивается. Оно не ослабевает, не останавливается. Антисемитизм – большой университет. Я хорошо знаю, что в старом кавказском анекдоте про «берегите евреев» есть большой смысл. И еще знаю, что антисемитизм может приглушать свой звук, но никогда не остынет, не иссякнет окончательно. Он бывает немодным, но забыть о нем нам не дадут. Вернут его с того света. Дадут нам его почувствовать. Один знаменитый режиссер, когда в Москву приехала израильская делегация, сказал: «Мы же с вами родные». А я ответил: «Пожалуйста, не примазывайтесь! Я – коренной еврей, вы – коренной антисемит!» Я многому научился. Оголтелый антисемитизм «половинок», наполовину евреев, – вот еще одна ступень образования, еще одна классная комната, еще один феномен… Я дважды изгой – как актер театра на Таганке и как еврей



Переслал: Gustav Grundman
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.





РЕКОМЕНДУЕМ:

ТЕГИ:
евреи, в.смехов

ID материала: 10121 | Категория: Очерки. Истории. Воспоминания | Просмотров: 25164 | Рейтинг: 4.7/49


Всего комментариев: 11
avatar
1
читаю "прозревшего" Смехова, и на память почему-то приходит фраза ММЖванецкого: "И чайник у вас электрический, и сами вы какой-то неискренний..."
avatar
2
Всё что с этой статье написано правдо и сам всё это пережил.
avatar
3
самое забавное, что с т.з. современного Израиля и иудаизма вообще, дочь Вениамина-таки действительно русская...
avatar
4
замечательно!!!Все это знакомо до боли:и детский стыд признаться,что ты еврей,и общение (с оглядкой) с вроде бы друзьями,которые,как оказывалось,были скрытыми антисемитами,и гордость за свой народ,которую в полной мере ощущаешь именно здесь - в Израиле,где на любой намек,что ты русский,можно прямо ответить:Нет,я такой же ЕВРЕЙ,как и ты!
avatar
5
СОСТАВ ПЕРВОГО СОВЕТА НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ (ПРАВИТЕЛЬСТВА ИЛИ КАБИНЕТА МИНИСТРОВ)

1. Председатель совета народных комиссаров (Премьер-министр) - Ульянов (Ленин). Числится русским. На самом деле Ленин был полуевреем по матери (Бланк), а это по раввинским законам: полный еврей. Как Вы думаете, почему до сих пор мавзолей не снесли? Потому, что там еврей лежит. Жидовская гробница у русского кремля.

Далее – министры (комиссары)
2. Комиссар Иностранных дел - Чичерин. Числится русским. Чичерин по отцу был из старого родового дворянства, а по матери - полный еврей. Женат был на еврейке.
3. Комиссар по делам о Национальностях - Джугашвили (Сталин). Числится грузином.
4. Президент Высшего Экономического Совета - Лурье (Ларин). Еврей.
5. Комиссар по восстановлению - Шлихтер. Еврей.
6. Комиссар Земледелия - Протиан. Армянин.
7. Комиссар Государственного контроля - Ландер. Еврей.
8. Комиссар Армии и Флота - Бронштейн (Троцкий). Еврей.
9. Комиссар государственных земель - Кауфман. Еврей.
10. Комиссар общественных работ - Шмит. Еврей.
11. Комиссар общественных снабжений - Е. Лилина (Книгисен). Еврейка.
12. Комиссар народного просвещения - Луначарский. Числится русским.
На самом деле - еврей из выкрестов.
Был женат на еврейке Розенелъ.
13. Комиссар вероисповеданий - Шпицберг. Еврей.
14. Народный комиссар - Апфелъбаум (Зиновьев). Еврей.
15. Комиссар общественной гигиены - Анвелът. Еврей.
16. Комиссар финансов - Гуковский. Еврей.
17. Комиссар печати - Коген (Володарский). Еврей.
18. Комиссар по делам о выборах - Радомысльский (Урицкий). Еврей.
19. Комиссар Юстиции - Штейнберг. Еврей.
20. Комиссар по эвакуации - Фенигштейн. Еврей.
21. Его помощники - Равич и Заславский. Евреи.
Итого - из 22 двух высших руководителей страны 17 человек были еврями , 3 числились русскими (Ленин, Чичерин, Луначарский), 1 - грузином (Сталин) и 1 армянином (Протиан).

ВОЕННЫЙ КОМИССАРИАТ (Министерство обороны) состоял из 35 евреев, 7 латышей и 1 немца, русских не было.

КОМИССАРИАТ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ (МВД) состоял из 43 евреев, 10 латышей, 3 армян, 2 поляков, 2 немцев и 2 русских.

КОМИССАРИАТ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ (МИД) состоял из 13 евреев, 1 латыша, 1 немца и 1 русского.

КОМИССАРИАТ ФИНАНСОВ состоял из 24 евреев, 2 латышей, 1 поляка и 2 русских.

КОМИССАРИАТ ЮСТИЦИИ состоял из 18 евреев и 1 армянина, русских не было.

ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ КОМИССАРЫ - 21 еврей, 1 латыш и 1 русский.

БЮРО ПЕРВОГО СОВЕТА РАБОЧИХ И СОЛДАТСКИХ ДЕПУТАТОВ В МОСКВЕ состояло из 19 евреев, 3 латышей, 1 армянина, русских не было.ЦЕНТРАЛЬНЫЙ

ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ КОМИТЕТ 4-го РОССИЙСКОГО
КОНГРЕССА (СЪЕЗДА) РАБОЧИХ И КРЕСТЬЯНСКИХ ДЕПУТАТОВ состоял из 33 евреев и 1 «русского» - (Ленина).

Из 42 сотрудников (редакторов и журналистов) имевшихся в то время газет
(«Правда», «Известия», «Знамя труда» и т. д.) только один Максим Горький не был евреем.
avatar
6
Глубоконеуважаемый товарищ Мишаков! С беспардонным лгуном мне говорить не о чем, но многие люди "не в теме" могут вам поверить, потому что у них нет времени и возможности проверять. Так вот, для тех, кто -- пока -- не в теме: вышеприведенный список -- это ГРЯЗНАЯ ПОДДЕЛКА, состряпанная для разжигания национальной розни. Для проверки загляните хотя бы в НАСТОЯЩИЙ список первого совнаркома: https://ru.m.wikipedia.org/wiki/Совет_народных_комиссаров_РСФСР

А тов. Мишаков -- убогий расист. Таким убогим и живет, и умрет.
avatar
7
Ошибается тов.Мишаков. На самом деле даже те, кто "числился" неевреем, на самом деле являлись 100-процентными иудеями, тут и спорить не о чем. Таковыми были и земледелец Протиан (еврей по жене дяди)и остальные пять из семнадцати высших руководителей страны, а Сталин с Горьким - те вообще скрывали свое бухарско-еврейское происхождение и были тщательно и бесповоротно обрезаны. О чем свидетельствуют заключения патанатомиической экспертизы. Тов.Мишаков, если он честный человек, просто обязан подойти к трюмо и спустить штаны. После чего,к ужасу своему, убедившись, что то, что он по ошибке называл своим мужским достоинством, давно и безысходно подверглось жестокому купированию, должен вернуть штаны в исходное положение, дойти до ближайшего сортира и утопиться, решив таким образом свой индивидуальный еврейский вопрос..
avatar
9
6 rozenblatsimon, из написанного вами омерзительнейшего комментария, который почему-то был разрешён модератором, можно сделать вывод, что вы сами-то как раз и являетесь по вашей же терминологии "бухарско-еврейского происхождения". Потому что "чистые евреи" очень хорошо отличают понятия «иудей» и «еврей» и отделяют евреев, как их национальную принадлежность, от иудеев, как их принадлежность религиозную. Например: еврей-иудей, hebrew-jewish, יהודי-עברי. И поэтому не все евреи являются иудеями, потому что могут исповедовать отличную от иудаизма религию, а тем более, евреи- коммунисты о которых и речь. И по этому, несмотря на ваш "100% еврейский ник" - сами-то вы от еврейства достаточно далеки, если оказались "не в курсе" таких обыкновенных для евреев вещей. Своим откровенным невежеством и омерзительным сквернословием вы не только никого и ни от чего не защищаете, но ещё и заставляете краснеть за вас самих евреев, да ещё и себя же выставляете в крайне неприглядном свете.
avatar
8
5 yprager по вашему совету заглянул в НАСТОЯЩИЙ список первого совнаркома: https://ru.m.wikipedia.org/wiki/Совет_народных_комиссаров_РСФСР и прочитал там следующее:
С 1918 года образование Совета народных комиссаров РСФСР являлось прерогативой ВЦИК[2]....
С ноября 1917 года между сессиями ВЦИКа его функции осуществлялись Президиумом, оперативным органом ВЦИК...
Согласно национальностей представителей большевиков, входивших в состав Президиума ВЦИК на II Всероссийском съезде Советов рабочих и солдатских депутатов, литературнй критик В. В. Кожинов приводил следующие факты:
«Еще более „еврейским“ был верховный, с формальной точки зрения, орган власти — Президиум Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Советов (ВЦИК), избранный 26 октября 1917 года: из шести его большевистских членов четверо были евреи — В. Володарский, Каменев, Свердлов и Ю. М. Стеклов, чья НАСТОЯЩАЯ фамилия — Нахамкис (кроме них в Президиум были избраны еще два большевика — поляк Дзержинский и латыш Стучка; русских там не имелось вообще…)».
— «Какова была роль евреев в послереволюционной России?»
ВЦИК был упразднен в 1937 году в связи с образованием Верховного Совета РСФСР.
5 yprager, определитесь наконец, либо вы сами из тех, кто -- пока -- "не в теме" и приведенная вами ссылка -- это ГРЯЗНАЯ ПОДДЕЛКА, состряпанная для разжигания национальной розни. Либо там НАСТОЯЩАЯ правда. Евреи скрывались под русскими фамилиями во власти не потому, что не могли без этого туда попасть, а просто потому что их в высших эшелонах этой власти было много, очень много.... И поэтому сам Троцкий, замечая это, предупреждал своих евреев-революционеров , что «в первом революционном правительстве не должно быть ни одного еврея, поскольку в противном случае реакционная пропаганда станет изображать Октябрьскую революцию «еврейской революцией»...»
И это правда. Как и то, что я не антисемит, и никого не призываю ненавидеть или уничтожать евреев.
avatar
10
Хотел бы довести этот комментарий до сведения В. Смехова, но не возражаю, чтобы его читали все: цитируемый им диалог между Г. Киссинджером и В. Зориным, известный всем в б. СССР: ЗОРИН: - Я - русский!" КИССИНДЖЕР: А я - американский! - не анекдот, а подлинный обмен репликами.

Я не имею чести быть знакомым с В.С.Зориным, но прихожусь ему троюродным братом. Узнал об этом в возрасте хорошо за 40 из рассказа своей тётушки, жившей в Подмосковье и разыскавшей в столице свою двоюродную сестру Юдифь Борисовну Кипнис-Зорину. тётка моя (а также и моя родная мать) были ей (Юдифи,которую в семье звали Дуней) двоюродными сёстрами; их мать, а моя бабушка Сара-Ривка Давидовна Кипнис, в замужестве Маргулис, была родной сестрою деда Валентина Зорина - Кипниса Боруха или Берла (что по-русски передавалось как Борис). С её слов тётушка мне рассказывала, что отцом Валентина (род. в 1925) был человек по фамилии то ли Двойрес, то ли Брохес - троцкист, рано отошедший от политики, дальнейшая его судьба ей не известна. Расставшись с ним, Ю.Б.Кипнис вышла замуж за Сергея Зорина, который её малыша Валю усыновил (о чём, возможно, сам В.С. и до сих пор не знает, считая С.Зорина своим отцом). Став с юности журналистом-американистом, В.С.Зорин, как известно, много лет прожил в США как корреспондент советского ТВ, возглавлял там советских журналистов во время визита в США Брежнева, встречался с госсекретарём Г. Киссинджером, и во время одной из встреч произошёл, действительно, этот разговор. Людей, имеющих контакт с актёром В. Смеховым, прошу ему это передать. Вместе с моей благодарностью за искренний рассказ. Я с ним согласен: мы - русские евреи!Ни от одной из двух составляющих не надо отказываться!
avatar
11
Странный дяденька, он что решил перед кончиной покаяться или возвыситься. неужели ему плохо жилось русским, или на пенсии, или обида, что стал не пригоден и теперь русским быть нельзя. Насмешил дедушка.


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



www.NewRezume.org © 2017
Главный редактор: Леонид Ходос
leonid@newrezume.org
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Вход