Точное время
Нью-Йорк:
Берлин:
Иерусалим:
Москва:
Поиск
Мы в соц.сетях
Главная » Очерки. Истории. Воспоминания » Очерки. Пётр Первый. Загадки смерти. Часть 2

Очерки. Пётр Первый. Загадки смерти. Часть 2

2015 » Март » 25      Категория:  Очерки. Истории. Воспоминания

Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨
Часть 2
То есть, мы видим с каким ужасом даже через два года после смерти Петра Великого Екатерина, ее дочери, герцог Голштинский воспринимают весть о назначении наследником внука Петра I. А ведь все эти люди окружали Петра в момент его смерти. А теперь перечитайте приведенный в начале статьи текст того же Соловьева о смерти Петра Великого и представьте на секунду, если бы Петр написал "Отдайте всё внуку — Петру Алексеевичу" или продиктовал это же имя Анне, той самой Анне, которая (обоснованно или нет — другой вопрос) даже два года спустя видела в Петре Втором свою погибель, и на коленях просила мать не передавать ему трон. 
Неужели вы думаете, что такие люди преспокойненько удалились бы от власти, покинули дворец и огласили бы последнюю волю Петра Великого? Вряд ли, скорее всего они бы сообщили окружающим, что тяжелобольной Петр умер, не назначив наследника, а править будет Екатерина, как особа, коронованная самим Петром. Если вы еще сомневаетесь в том, что окружение Петра Первого не допустило бы передачи власти внуку, то предлагаю вашему вниманию еще одну сценку, датируемую январем 1725 года. Основной источник здесь — тот же Бассевич.
 
Во время болезни царя по приказу Меншикова дворец окружила стража. Сенаторам, генералам, боярам, пришедшим во дворец, было сказано, что казна, крепость, гвардия и синод находятся в распоряжении императрицы. Ее противникам посоветовали считаться с этим, если они дорожат своими головами. Вслед за тем раздался бой барабанов гвардейских полков, окруживших дворец. То есть, мы видим, какому психологическому (грозившему перейти в физическое) давлению подвергали сторонники Екатерины приверженцев Петра II. Как активно и бескомпромиссно они действовали. Неужели эти люди огласили бы завещание Петра в пользу внука? Нет, конечно. 
 
Тот же Бассевич пишет, что кроме слов "отдайте всё…" были и другие, но их не смогли разобрать. Безусловно не "смогли разобрать" имя "Петр Алексеевич", будь там имя Екатерины — уверен, разобрали бы без труда, и не пришлось бы им тогда прибегать к столь экстраординарным мерам, которые больше напоминают государственный переворот, чем законную передачу трона. Но почему же они тогда не изготовили фальшивое завещание Петра в пользу Екатерины? Вряд ли в окружении Меншикова не было ни одного умельца подделывать почерк… Но в тех условиях, когда все знали о разрыве императора с женой, такой бумаге никто бы не поверил, могли бы обвинить в подлоге — да и не нужна была такая бумага после того, как царь официально короновал Екатерину. Главное — не допустить появления указа другого рода. Царская власть имела такой характер, что самодержец мог одним росчерком пера отменить все законы империи, в том числе и свои прошлые указы. 
 
Внимательно присмотримся к тексту Соловьева о последних днях жизни Петра. Мы видим, что Петр отдает государственные распоряжения, которые, как и положено, исполняются, но только главное распоряжение он хочет почему-то написать сам. Неужели подле него нет ни одного грамотного человека? Тем более, что обычно цари лишь ПОДПИСЫВАЛИ текст, написанный сотрудниками аппарата, а не писали собственной рукой весь текст указа. Даже будучи здоров, царь диктовал, редактировал, но черновую работу — писание — выполняли другие. Неувязка. 
 
Далее — написать два слова смог, а самого главного не смог… Такое возможно, конечно, в жизни, но слишком маловероятно. Тем более, если не смог написать — продиктуй при свидетелях. Вместо этого он делает еще одну глупость — зовет Анну. Хотел бы объявить ее наследницей, сказал бы примерно так: "Отдайте всё Анне и позовите ее, чтобы выслушала мое последнее напутствие". Так нет же, Анна ему понадобилась лишь в качестве секретарши. Тем более, кто-кто, а Петр прекрасно понимал, что такая "секретарша" скорее проглотит текст указа, чем огласит его, если в указе будет сказано о передаче престола ее племяннику Петру Алексеевичу. 
 
Дальше еще одно маловероятное событие. Только пришла Анна — Петр лишился голоса. Только что был голос — а тут царь как язык проглотил, да еще сознание потерял. В жизни всякое бывает, но такая череда совпадений… Тут явно прослеживается злая воля, а не игра случая. Добавьте к этому третье совпадение — саму смерть Петра, которая случилась сразу же после того, как он узнал о неверности своих близких людей… 
 
Поверить в такую цепь случайностей неизмеримо труднее, чем в то, что никаких случайностей не было. Была ясная цепочка событий, вытекающих одна из другой, и происходили они не так, как описывал Соловьев. Обратите внимание на то, что Екатерина находилась при Петре безотлучно и она же закрыла ему глаза (вот в это я охотно верю). Продиктовать Екатерине Петр ничего не мог при всем желании — есть все основания полагать, что писать она так и не научилась. 
 
Но если бы его последняя воля была выражена в пользу Екатерины, не потребовалось бы чертить слабеющей рукой ее имя или звать Анну. Указ бы написали, подписали и огласили за милую душу. Есть, конечно, малая вероятность того, что Петр всё же решил передать трон Анне, а пока бегали за наследницей, ее мама прикончила папу, чтобы тот не мог назвать ее имя. Но это вряд ли. Правление Анны ничем плохим Екатерине и Меншикову не грозило. Екатерина в любом случае оставалась бы вдовствующей императрицей, а Меншиков, имея под рукой гвардию, стал бы реально править от имени обеих государынь. Да и Петр не стал бы передавать престол жене чужеземного герцога, ведь отречься Анну он заставил, уже КОГДА ЗНАЛ О ДЕЛЕ МОНСА. С чего бы это ему вдруг передумать? А вот внука своего от престола отдалил, когда ЕЩЕ НЕ ЗНАЛ о приключениях Кати с Монсом — и в этом вся разница. 
 
Ничего домысливать не будем. Приведенные нами источники смутно намекают на наличие какого-то таинственного документа, они говорят, что Петр писал что-то, а что — не ясно. К тому же, по сей день жива легенда о неком сокрытом завещании Петра. Из проведенного нами анализа вытекает, что таким документом мог быть только акт о передаче власти Петру II. Любой иной сокрытию бы не подлежал.
 
Теперь рассмотрим все "за" и "против" предложенных мною четырех версий.
 
Первая — отравление. В пользу этой версии говорят некоторые факты. Начнем с того, что слух об отравлении Петра Великого Меншиковым и Екатериной появился сразу же после смерти царя. Люди, хорошо знавшие Екатерину, считали ее достаточно ловкой женщиной, вполне способной проделать подобную работу. Наличие слухов само по себе доказательством не является, но специалисты отмечают, что некоторые симптомы болезни Петра (паралич и жжение в животе) могут свидетельствовать об отравлении мышьяком, так как не укладываются в картину той болезни (заболевание мочевыводящих путей), которую официально считают причиной смерти царя. Но, с другой стороны, мышьяк в то время применялся и для лечения. 
 
Далее — гроб с телом Петра стоял непогребенным еще 40 дней (напомню, это были зимние дни). Значит люди, его хоронившие, не боялись, что симптомы отравления проявятся за это время? А может они просто хотели отвести от себя подозрения? Так или иначе, версия об отравлении — единственная, которая может быть с высокой степенью вероятности доказана либо опровергнута экспериментальным путем.
 
Вторая версия — ближайшее окружения Петра воспользовалось его беспомощным состоянием и отправило на тот свет. Надо сказать, что приступы с Петром случались время от времени, и такие близкие люди, как жена Екатерина и товарищ по "амурным" похождениям Меншиков, знали это досконально. Тем более, что с Петром регулярно случались и приступы других болезней — например, запоев. Вот мимолетный снимок быта последнего года жизни Петра I.
 
"Петр с Екатериною возвратился из Москвы в Петербург; готовились устраивать новое торжество, долженствовавшее совершиться через полгода, — обручение молодого голштинского герцога, родного племянника Карла XII с дочерью Петра и Екатерины, цесаревною Анною Петровною. Петр между тем неусыпно занимался своими обычными разнообразными делами, переходя от усиленных работ к обычным своим забавам. Так, в конце августа он присутствовал при торжестве освящения церкви в Царском Селе. 
 
Пиршество после того продолжалось несколько дней, выпито было до трех тысяч бутылок вина. После этого пира государь заболел, пролежал в постели шесть дней, и едва только оправился, как уехал в Шлиссельбург и там снова устроил пиршество, празднуя годовщину взятия этой крепости. Из Шлиссельбурга Петр поехал на олонецкие железные заводы, выковал там собственноручно полосу железа в три пуда весом, оттуда поехал в Новгород, а из Новгорода в Старую Русу, осматривал в этом городе соляное производство…". (Н. Костомаров "Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей")
 
Петр, как известно, основал "Всепьянейший собор", на котором он и его соратники расслаблялись от государственной деятельности, занимаясь систематическим пьянством, и умер царь вскоре после одного из таких "соборов". Во время болезни Петр временно терял трудоспособность, становился беспомощным, и в этом состоянии легко мог стать жертвой возможных заговорщиков.
 
Что касается основной болезни царя — заболевания мочевыводящих путей, то специалисты пишут, что не все известные в то время методы лечения были использованы. Так, при многодневной задержке мочи лишь один раз производилась катетеризация. А ведь в то время существовала операция — цистостомия, которую широко практиковали хирурги XVIII века и которая могла если не спасти Петра I, то хотя бы продлить ему жизнь. Но по непонятной причине врачи не пошли на нее.
 
Положение Петра в стране и в мире было таким, что лечили его лучшие врачи, и вряд ли можно допустить, что залечили царя по незнанию. Тем более, что приступы болезни были постоянными, и очень странно, что Петр все время более-менее благополучно выздоравливал, а ИМЕННО приступ, случившийся с ним вскоре после "дела Монса" стал смертельным. Да и в январе 1725 года, судя по всему, Петр не собирался умирать. Современники говорят, что царь НА ВСЯКИЙ СЛУЧАЙ исповедовался, причастился и ПОСЛЕ ЭТОГО надеялся выздороветь через семь дней.
"Покуда болезнь мешает монарху заниматься делами. Третьего дня он на всякий случай исповедовался и причастился, ибо и сам не думал оправиться от страшно мучивших его болей, от которых он очень ослабел. Ночь со среды на четверг он проспал часов пять, и этот день провёл довольно спокойно, так как боли значительно поутихли. 
 
Толстой, Головкин и Апраксин были допущены к нему, но прибывших после них Ягужинского и Остермана не допустили, чтобы не утомлять монарха. Вчера, в пятницу, лихорадки совсем не было, а урина была гораздо чище, и царю продолжали давать те же лекарства, которые он принимал всё время против задержания мочи. Его лечат теперь одними бальзамическими травами и надеются, что дней через семь или восемь он будет в состоянии встать с постели и заняться наиболее важными делами". (Кампредон, посол Франции)


Источник: historicaldis.ru
Автор: Сергей Аксёненко
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.





РЕКОМЕНДУЕМ:

ТЕГИ:
смерть, часть 2, загадка, Пётр 1

ID материала: 1729 | Категория: Очерки. Истории. Воспоминания | Просмотров: 1509 | Рейтинг: 5.0/1


Всего комментариев: 0


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



Знакомства


Еще предложения
www.NewRezume.org © 2017
Главный редактор: Леонид Ходос
leonid@newrezume.org
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Вход