Точное время
Нью-Йорк:
Берлин:
Иерусалим:
Москва:
Поиск
Мы в соц.сетях
Главная » Очерки. Истории. Воспоминания » Очерки. Бенджамин Дизраэли. Прозвище — Диззи.

Очерки. Бенджамин Дизраэли. Прозвище — Диззи.

2015 » Февраль » 13      Категория:  Очерки. Истории. Воспоминания

Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨
 
Шесть лет этот человек возглавлял правительство Великобритании, одной из великих держав второй половины ХIХ века, заняв этот пост в качестве лидера консервативной партии. Всю жизнь он шел к вершине своей политической карьеры, но достиг ее тогда, когда ему было уже 70 лет и жить оставалось не так-то уж много. 
 
Крещенный по воле отца еще в 13-летнем возрасте, оставаясь достаточно равнодушным к вере предков, он, тем не менее, всю жизнь в своей деятельности думал о предоставлении гражданских прав евреям не только в Англии, но и в тех странах, с которыми Британии пришлось дружить или воевать. Он не был первым и единственным евреем в английском правительстве, но само избрание в ХIХ веке еврея премьер-министром консервативной и достаточно юдофобской Англии — факт невероятный. Имя этого человека — Бенджамин Дизраэли. Прозвище — Диззи.
 
Когда в середине ХVIII в. в Лондоне поселился первый из рода Дизраэли — Вениамин, его имя было в Европе уже достаточно известным. И хотя история семьи Дизраэли уходит в глубину веков, сама фамилия появилась на свет лишь в конце ХV века, когда вместе со всеми изгнанными в 1492 г. с Пиренейского полуострова евреями эта семья покинула Испанию. Родовая фамилия была отброшена и заменена новой «в знак признательности Богу Израиля, спасшему их от беспримерных испытаний и от неслыханных опасностей». В течение двух веков Дизраэли жили в Венеции и лишь потом оказались в Англии. Случилось это в 1748 г. в эпоху благоволившего к евреям короля Георга II.
 
 Вениамин Дизраэли был удачливым купцом и промышленником. Он быстро достиг серьезных успехов в своем бизнесе и стал одним из самых богатых англичан своего времени. В соответствии с традициями семьи, Вениамин был глубоко религиозным евреем, жертвовавшим значительные суммы на содержание синагоги, но жизнь еврейской общины не занимала его, и он старался держаться подальше от общинной жизни. Такое отношение к религии он привил и своим детям, которые, как позднее выяснилось, пошли в этом отношении дальше него. В частности, сын Исаак стал первым в Англии евреем, который, формально оставаясь человеком религиозным, вообще не соблюдал никаких традиций.
 
 Более того, получив известность как литератор, он в возрасте 67 лет издал книгу «Дух иудаизма», в которой, воздав в самых восторженных тонах должное славному прошлому своего народа, утверждал, тем не менее, что это прошлое никак не будет омрачено, если «над ним поставить точку». Евреи, писал Исаак, должны модернизироваться, впитать в себя европейскую культуру и ничем не отличаться от тех народов, среди которых они живут. Фактически книга «Дух иудаизма» была первым в Англии серьезным манифестом еврейской ассимиляции. Закономерным итогом такого мировоззрения стало крещение Исааком Дизраэли всех своих детей — четырех сыновей и дочери.
 
 
    Исаак Дизраэли (1766-1848)
 
   Основным трудом Исаака Дизраэли, благодаря которому его имя сохранилось в истории литературы, было фундаментальное исследование «Достопримечательности литературы», которое он издал в 1791 г., когда ему было всего 25 лет. Благодаря этой книге, переведенной на многие языки, он получил известность как «отц литературной критики». А свою последнюю книгу Исаак обработал и опубликовал в возрасте 73 лет, уже будучи совершенно слепым. Помогала ему в этой работе дочь Сарра.
 
Уильям Гладстон.Бенджамин Дизраэли
 
 Бенджамин (английский вариант имени Вениамин, полученного при рождении в честь деда) был вторым ребенком в семье Исаака: он был на два года моложе Сарры и родился, когда отцу было уже 38 лет. Свое крещение он в течение жизни воспринимал как дар судьбы. Отец объяснил ему, что сделал это для того, чтобы «избавить красивого и способного ребенка от необходимости отказаться от наиважнейших гражданских прав и высших социальных благ вследствие его вероисповедания».
 
Это была эпоха бурной эмансипации евреев Европы, их выхода из гетто и интеграции в окружающую общественную среду. Путь к свободе нередко действительно пролегал через уход от религии отцов, но, как мы убедимся, далеко не всегда это означало утрату национального самосознания и отстранение от проблем своего народа. Именно такая судьба была характерна для Бенджамина Дизраэли, хотя сам он всю жизнь оставался убежденным в том, что еврейская религия с ее застывшими догматами «отрывает евреев от великой общечеловеческой семьи».
 
  
Будущий премьер-министр Англии родился в одном из предместий Лондона 21 декабря 1804 г. В 17-летнем возрасте он уже начал работать у адвоката, проявив большие способности и деловитость. Но однажды, написав по заказу крупной промышленной фирмы несколько анонимных брошюр о ситуации в южноамериканских регионах, получивших незадолго до этого независимость от Испании, увлекся литературным творчеством и решил пойти по стопам отца. Первый роман Дизраэли «Вивиан Грей» вышел, когда его автору было всего 22 года. Поклонник творчества Джонатана Свифта, едкий и ироничный, Дизраэли тонко подмечал нравы английской элиты своего времени. Его колкие и остроумные, полные сарказма романы (их он в течение жизни написал 11) пользовались успехом у читающей публики.
 
С особым интересом Дизраэли наблюдал за политическими нравами Англии, и эти наблюдения привели его к решению самому попробовать свои силы на политической арене. Он примкнул к «вигам» — партии торговой и финансовой буржуазии, прообразу будущей Либеральной партии, но, потерпев дважды поражение на выборах в парламент, перешел к «тори» — партии земельной аристократии и англиканского духовенства, прообразу будущей Консервативной партии. В 33 года он стал членом палаты общин.
 
За два года до этого Дизраэли написал памфлет «Защита английской конституции», где он говорил о необходимости внедрения принципов демократии в политическую жизнь английского общества и превращения тори из партии аристократической в народную. Среди соратников по партии у него нашлись единомышленники, возникла некая фракция под названием «Молодая Англия» во главе с Дизраэли, и когда спустя 4 года в 1846 г. к власти пришли либералы, Дизраэли оказался лидером парламентской оппозиции. Так главой английских консерваторов он и оставался все последующие 35 лет, фактически до самой смерти.
 
Все эти годы были отмечены борьбой за власть, но понадобилось едва ли не три десятилетия, пока к тори не пришла окончательная победа, а их лидер — еврей Бенджамин Дизраэли по прозвищу «Диззи» не стал премьр-министром. Случилось это в 1874 г. И тогда журналисты вспомнили слова Диззи, которые он сказал, когда парламентарии фактически согнали его с трибуны во время его самого первого выступления: «Я теперь сяду, но настанет время, когда вы будете вынуждены меня слушать».
 
В истории Англии Дизраэли остался как человек, укрепивший мощь Британской империи. Едва ли не основным достижением 4638534_05077518 (223x250, 16Kb)Дизраэли, стоявшего во главе этой империи и считавшего, что ее благополучие лежит в эксплуатации колоний, было укрепление позиций Англии в Индии. Еще в 1858 г., будучи министром финансов, он добился перехода всех владений частной Ост-Индской компании, которой принадлежали эти азиатские территории, под власть английского правительства. А уже став премьер-министром и узнав, что хедив (титул египетского паши Измаила) нуждается в деньгах и срочно хочет продать 170 тысяч акций Суэцкого канала из 400, убедил английское правительство приобрести этот пакет акций. Для этой сделки были использованы средства финансовой империи Ротшильдов. Открыв Англии жизненно важный путь в Индию, Дизраэли укрепил ее могущество в колониальных владениях, а, следовательно, и в мире. Вслед за этим (также по инициативе Дизраэли) королеве Виктории был присвоен титул императрицы Индии.
 
Награда не заставила себя ждать: стареющий политик был немедленно возведен в звание лорда Биконсфильда — по названию его родового имения в графстве Бекингем, недалеко от Лондона. (Титул этот остался после смерти Дизраэли невостребованным, так как наследников после него не осталось).
 
После окончания Русско-турецкой войны 1877-78 гг. Дизраэли, благодаря тонкому дипломатическому маневрированию, вынудил Россию на Берлинском конгрессе в 1878 г. отказаться почти от всех своих территориальных завоеваний на Балканах. В свою очередь Турции Дизраэли помог (ценой уступки Англии острова Кипр) обеспечить после ее поражения в войне целостность оставшихся владений. После окончания конгресса. Дизраэли был с триумфом встречен в Англии; он был награжден орденом Подвязки и дипломом почетного гражданина Лондона.
 
 
Еврейское происхождение Дизраэли наложило серьезный отпечаток на все, чем он только занимался. Историческая память об унижении изгнания предков с испанской родины; оскорбления, которым он подвергался со стороны школьных товарищей за еврейское происхождение; наблюдаемая ежедневно социальная дискриминация евреев в современной ему Англии; непрекращающееся (несмотря на все успехи эмансипации) преследование евреев в Европе и, в первую очередь, в царской России — все делало для Дизраэли «еврейский вопрос» конкретным и вполне осязаемым на протяжении всей его долгой жизни (ум. в 1881 г. в возрасте 77 лет). К этому примешивалось трепетное отношение к великому прошлому своего народа. Но вдруг оказалось, что и христианство Дизраэли имеет свои преимущества.
 
 
В молодые годы, отмеченные неудачным сотрудничеством с вигами, Дизраэли совершил поездку в Палестину. Прикосновение к  святым местам оставило в его душе неизгладимый след.
Вернувшись в Европу, он посвятил еврейской истории два своих романа. Особую популярность приобрел роман «Давид Алрои», главный герой которого — вождь мессианского движения евреев в Курдистане в ХII в. Ряд его произведений был посвящен современным евреям. Героем одного из его романов стал преуспевающий банкир еврейского происхождения, прообраз барона Ротшильда. Герой другого («Танкред, или Новый крестовый поход») — молодой аристократ, который уезжал в Палестину с целью вернуть христианской церкви ее иудейские первоосновы — по мнению Дизраэли, подлинный источник европейской цивилизации.
 
 
 
Мысль о том, что христианство не самостоятельная религия, а высшая стадия развития иудаизма и что рано или поздно все евреи примут христианство, вообще владела Дизраэли на протяжении всей его жизни. В силу этого он даже утверждал, что евреи были и остаются духовной элитой человечества, поскольку христиане фактически также исповедуют вместе с иудеями одну и ту же религию. Об этом же, по мнению Дизраэли, говорит тот факт, что, несмотря на все преследования, еврейский народ продолжает существовать. Эту мысль он не раз проводил и в своих парламентских выступлениях. К примеру, когда барону Ротшильду, избранному в парламент, как еврею не позволили занять место в палате общин, Дизраэли призвал парламентариев изменить это решение, напомнив о долге европейского общества перед еврейством, из среды которого вышел Иисус.
 
(Позднее палата лордов приняла решение, согласно которому в присяге, произносимой депутатами, вместо слов «по истинной вере христианина» евреи могли говорить «да поможет мне Иегова». Кроме того, саму присягу они могли произносить с покрытой головой).
Как у всякого видного политика, у Дизраэли были серьезные враги в политических кругах Англии, которые в борьбе с ним спекулировали и на его еврейском происхождении.
 
Утверждалось, например, что внешнеполитический курс Дизраэли часто определялся отношением того или иного государства к евреям. В качестве примера приводилась история принятия Берлинским конгрессом 1878 г. особого Трактата, обязывавшего балканские государства предоставить равные гражданские права лицам всех вероисповеданий вне зависимости от их происхождения. Трактат был принят после того, как конгресс рассмотрел особый меморандум о тяжелом положении евреев в балканских странах.
Прессой решения Берлинского конгресса расценивались как личная победа Дизраэли в его борьбе с антисемитской политикой русского правительства. И в самом деле, принятию Трактата особенно сопротивлялись представитель Румынии и уполномоченный России князь Горчаков. Последний и вовсе утверждал, что «евреи Сербии, Румынии и России не похожи… на парижских, лондонских, берлинских и венских евреев, и уравнение их в правах повлечет за собой вредные для страны последствия». Тем не менее, с помощью Дизраэли, который был на этом конгрессе одним из самых влиятельных участников, трактат о равноправии евреев был принят.
 
 
 
«Еврейский вопрос» красной нитью проходит и через все литературное творчество Дизраэли. Во всех его произведениях выведены образы евреев, гордящихся своим происхождением и живущих романтической верой в светлое будущее своего народа на исторической родине.
Романы Дизраэли на еврейские темы пользовались широкой популярностью и у русского еврейства. «Давид Алрои» и «Танкред» были переведены на еврейский язык и выдержали несколько изданий, сыграв серьезную роль в распространении идей палестинофильства — предшественника современного политического сионизма. А история жизни Бенджамина Дизраэли осталась для нас примером того, что далеко не всегда отход от иудаизма автоматически приводил евреев к утрате национального самосознания. 
 
 
Н.БАСОВСКАЯ и А.ВЕНЕДИКТОВ. 
 
Бенджамин Дизраэли. Сделавший невозможное 
 
Фрагмент передачи "Всё так" на радиостанции "Эхо Москвы"
 
 
 
Н.БАСОВСКАЯ ...надо сказать о еще одной житейской детали в его жизни, очень важной. О его женитьбе. Он очень давно, с юношеских лет, говорил о том, что счастливым может быть только брак по расчету…
 
А.ВЕНЕДИКТОВ: Дайте я найду эту цитату.
 
Н.БАСОВСКАЯ: Давайте. Он не раз это говорил.
 
А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот: «Я глубоко уважаю институт брака», - говорил Дизраэли, - «а потому всегда считал, что каждая женщина должна быть замужем, а каждый мужчина оставаться холостяком».
 
Н.БАСОВСКАЯ: В душе. Да, он, конечно, не был идеальным, ангелом, супругом-ангелом. Но мужем он был хорошим, и жена у него была удивительная. Он видел несколько браков по любви, которые распадались на его глазах в силе именно былой любви, страсти, ревности. И он сказал, записал, сформулировал: «Друзья», говорил он, «нет-нет-нет, брак по любви – это ни в коем случае. Любовь – это отдельно. Брак – это отдельно». В 1839 году он так и женился. Это была вдова его коллеги по парламенту, безвременно неожиданно скончавшегося Мэри Энн Левис. Господин Левис участвовал вместе с Дизраэли в политической борьбе. И он пришел выражать сочувствие вдове, выразил, они были немного знакомы. И это сочувствие постепенно стало перерастать в гораздо более глубокие отношения. Но Мария Энн потом говорила, что ей показалось с самого начала их знакомства, что она всегда была ему очень симпатична. Вот видимо, в этом смысле был их брак. 
 
В нем был интересный нюанс: когда они женились, ей было 45 лет. Когда он делал предложение. А ему 33 года. Для того особенно времени разница, всех поражавшая, и многие об этом говорили, фыркали по поводу такого обстоятельства. Но любопытно, что когда он сделал ей предложение, 45-летняя Мэри Энн, вдова, попросила год на размышления, сказав так: «Я хочу за этот год приглядеться получше к вашему характеру». Но он начал так тосковать и отчаиваться, что она сменила гнев на милость и раньше, чем через год, дала свое согласие. Она происходила из состоятельной буржуазной семьи, но бывала и в высшем свете принята. В это время как сливались буржуазия с былой аристократией. 
 
Была мало образована. Сам Дизраэли как-то остроумно заметил, что Мэри Энн точно не знает, кто были раньше – греки или римляне. Ну, выразительно. Она занята была другим – она бесконечно, беспредельно восхищалась своим мужем и создавала ему все возможные моральные и прочие, и материальные условия для продвижения в карьере. Во-первых, она заплатила значительную часть его долгов, не пожалев своего пристойного, не огромного, но пристойного состояния. Как-то ее спросили в обществе, что именно она читает, какую любит литературу. Женщина очень прямая и, видимо, наивная, она ответила, видимо, искренне: «Что вы? Мне некогда читать художественную литературу, потому что я читаю все газеты и журналы, чтобы не пропустить упоминания о моем Диззи» - нежное такое, ласковое словечко…
 
А.ВЕНЕДИКТОВ: От фамилии, замечу. Не от Бенджи, а от Диззи.
 
Н.БАСОВСКАЯ: Дизраэли, да. То есть это был счастливый брак. Она содействовала его великой карьере. Жена великого человека по всем эталонам и стандартам должна именно этим быть озабочена. В его карьере намечались счастливые переломы…
 
А.ВЕНЕДИКТОВ: Надо напомнить, что он 5 раз баллотировался на пост депутата, 4 раза проиграл – первые 4 раза, 4 раза соскальзывал со столба, и лишь на пятый раз…
 
Н.БАСОВСКАЯ: Потом сменил партию – от вигов перешел к тори, снова стал выдвигать предвыборные проекты. Очень нелегко это происходило. И конечно, постоянным препятствием было его происхождение. И его вот эта национальная принадлежность, которая ему позже, уже на склоне лет, была огромной помехой. Ему же пришлось на склоне лет бороться за то, чтобы были приняты какие-то законы, но приняты уже не при нем, а при Гладстоне, разрешавшие полноценную парламентскую деятельность для евреев, разрешавшую… евреев не в смысле происхождения только, а в смысле религии. Для тех, кто не перешел в христианство, а придерживается иудаизма, чтобы они тоже могли. А то Ротшильда в парламент не пускали. Ротшильда, который сыграл очень большую роль в карьере Дизраэли. Юная принцесса, ставшая затем королевой, Виктория поначалу Дизраэли совершенно не принимала.
 
А.ВЕНЕДИКТОВ: Он был чужой, иной, непривычный, странный.
 
Н.БАСОВСКАЯ: Да еще и принц Альберт, ее обожаемый супруг, взял да и обронил «Дизраэли – не джентльмен». Альберт почувствовал это совершенно правильно. Например, когда Дизраэли изничтожал морально упоминавшегося мной премьер-министра Пиля - это был образец джентльменства, он его бичевал ужасными фразами, острыми, критическими, обвинениями, Пиль уронил голову и закрыл глаза шляпой. Но в этот момент Дизраэли солгал. Он сказал: «Я никогда ни о чем не просил у Пиля». Здесь кто-то сказал, что вы просили у него должности. Просил, в письменной форме просил. Было письмо его к Пилю, и было письмо его жены, этой обожающей Мэри Энн – «Дайте какой-нибудь пост моему мужу, только не говорите, что я написала». И как гласит молва, у Пиля это письмо было в кармане, но он, джентльмен, не вынул его и не счел возможным превращать парламентскую трибуну Англии в сведение личных счетов. Вот джентльмен, не джентльмен. Но как же Дизраэли удалось преодолеть такой невероятный барьер, как неприязнь принца Альберта и нелюбовь королевы Виктории? Очень остроумно. Началось это преодоление с того, что Дизраэли по-другому, чем все предшественники, стал выполнять одну скучную обязанность парламентскую. Ему было вменено в обязанность писать для королевы отчеты о парламентских сессиях, о дебатах, которые там происходили.
 
А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть секретарь такой Палаты Общин.
 
Н.БАСОВСКАЯ: Да. Очень важно, но очень скучно. Виктория, нормальная женщина, очень женщина, не очень великой глубины аналитического ума, может быть, королева Елизавета Первая стала бы читать это увлеченно, или Екатерина, а Виктории это было скучно, и всегда это писалось таким казенным стилем, мы говорим – протокольным. А Дизраэли начал эти отчеты писать литературно, с оттенками, с нюансами, с эмоциями, и вдруг Виктория поняла, что ей интересно стало читать эти документы. И это было начало изменения отношения к Дизраэли. Вот любопытно, Алексей Алексеевич, опять вот как всегда – личными способностями.
 
А.ВЕНЕДИКТОВ: Личными способностями.
 
Н.БАСОВСКАЯ: Личными усилиями. Ничего, готовых форм нет. Ну и второе, о чем он сам написал, это очень на него похоже – лесть.
 
А.ВЕНЕДИКТОВ: Причем прямая и грубая.
 
Н.БАСОВСКАЯ: Он говорит: «Люди очень любят лесть. Королям надо льстить по-королевски». И он Виктории писал такие слова: «Вы фея, вы волшебница». С годами, а она была уже в годах, когда он был премьер-министром, она совсем уже была мало похожа на фею. В 18 лет еще была. Но родивши очень много детей и вообще рановато состарившись, такое было у нее свойство, очень грузная, она на фею и волшебницу похожа была мало, но как всякая женщина, видимо, была очень рада услышать, что она и фея, и волшебница. Но на самом деле, мы были бы совершенно не правы, если бы, рассказав о его жизни и его личных качествах, не попробовали бы осмыслить, кем же он как политик вошел в историю 19-го века, и почему на самом деле можно сказать, что это одна из ключевых фигур европейской истории зрелого Нового времени. Очень многие проблемы, сегодня звучащие – например, отношения между Англией и Россией, сегодня поразительно обострившиеся, пусть не на самом, слава богу, страшном уровне, но обострившиеся, все это корнями уходит туда, включая и отношения с Россией, включая и отношения с Францией, включая картину Центральной и Юго-Восточной Европы, в особенности Юго-Восточной, балканские страны – знаменитый восточный вопрос в балканской политике европейских держав – все там. И там Дизраэли играл одну из первейших ролей. Ну, начнем с того, что в 1876 году именно он придумал присвоить Виктории титул императрицы Индии.
 
А.ВЕНЕДИКТОВ: Это он уже премьер?
 
Н.БАСОВСКАЯ: Да, не первый раз. Это его личная идея. Идея, которая безумно понравилась стареющей королеве. И которая была ей очень дорога. Особенно потому, что перед этим в 18… как раз в эти же годы он совершает еще один замечательный поступок. В 76-м году он завершает эту акцию. С его подачи, при его активнейшем, да прямом участии, это он сделал, Англии удалось, в общем-то, купить Суэцкий канал. Покупки бывают разные. А именно – купив контрольный пакет акций, которыми владели до этого на паритетных правах французы, французская компания Суэцкого канала, и правитель Египта под властью Османской империи, хедив египетский, который, обеднев, решил внезапно продать эти акции. Вовремя об этом услышав, Дизраэли в нарушение правил, без санкции парламента, потому что парламент на каникулах, созвать его внезапно нельзя, когда он соберется, он будет долго обсуждать…
 
А.ВЕНЕДИКТОВ: А 4 миллиона фунтов – это огромная сумма.
 
Н.БАСОВСКАЯ: 4 миллиона фунтов стерлингов он получает только с согласия Кабинета министров и одобрения королевы.
 
А.ВЕНЕДИКТОВ: Но она спросила – А где вы возьмете деньги? Он сказал – Не беспокойтесь, Ваше Величество, это мой вопрос.
 
Н.БАСОВСКАЯ: И он взял деньги у Ротшильда.
 
А.ВЕНЕДИКТОВ: Но как! Вы знаете, как?
 
Н.БАСОВСКАЯ: Да.
 
А.ВЕНЕДИКТОВ: Ротшильд обедал.
 
Н.БАСОВСКАЯ: Ланч.
 
А.ВЕНЕДИКТОВ: Ланч. Дизраэли входит в клуб и просит у него денег, вот просто просит. Садиться и просит денег. И Ротшильд говорит…
 
Н.БАСОВСКАЯ: Под какие гарантии?
 
А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, под какие гарантии? – Британское государство, - говорит.
 
Н.БАСОВСКАЯ: Взял на себя смелость. Ведь в эту минуту Британское государство был он.
 
А.ВЕНЕДИКТОВ: Да. И получил деньги.
 
Н.БАСОВСКАЯ: Деньги получил, затем они Ротшильду были возмещены. Ротшильд вообще в накладе не остался. Дизраэли написал ей по поводу покупки этих акций: «Дело сделано. Он Ваш, Мадам». Он – Суэцкий канал.
 
А.ВЕНЕДИКТОВ: Да.
 
Н.БАСОВСКАЯ: Крупный политический деятель. Вершил крупные дела. На самом деле, многие либералы были против покупки этих акций и усиления английского контроля над Суэцким каналом, потому что они совершенно справедливо предвидели, что за этим последует дальнейшее усилении Англии здесь, на Ближнем Востоке, в Египте, возможна экспансия…


Источник: www.liveinternet.ru
Переслал: Boris Brin
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.





РЕКОМЕНДУЕМ:

ТЕГИ:
очерки, дизраэли

ID материала: 926 | Категория: Очерки. Истории. Воспоминания | Просмотров: 1558 | Рейтинг: 0.0/0


Всего комментариев: 0


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



www.NewRezume.org © 2017
Главный редактор: Леонид Ходос
leonid@newrezume.org
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Вход