Точное время
Нью-Йорк:
Берлин:
Иерусалим:
Москва:
Поиск
Мы в соц.сетях
Главная » Очерки. Истории. Воспоминания » Очерки. Котовский: из бандитов в герои (часть 1: Бандит)

Очерки. Котовский: из бандитов в герои (часть 1: Бандит)

2014 » Декабрь » 1      Категория:  Очерки. Истории. Воспоминания

Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨

Григорий Иванович Котовский... Легендарная личность в СССР...
Мало кто знал тогда, что «пламенный революционер» пятнадцать лет был бандитом и только семь с половиной лет революционером...
Григорий Иванович Котовский родился 12 июля 1881 года в местечке Ганчешты (Хынчешты), Кишиневского уезда Бессарабии, в семье механика винокуренного завода, который принадлежал родовитому бессарабскому князю Манук-Бею. 
Родители Григория - отец Иван Николаевич и мать Акулина Романовна - воспитывали шестерых детей.
Факт, но свою биографию Котовский постоянно фальсифицирует: то указывает иные года рождения – в основном 1887 или 1888 годы, то утверждает, что происходит «из дворян», а в советских энциклопедиях читаем – «из рабочих».


Кстати, о факте «омоложения» Григория Ивановича Котовского на 6-7 лет, то есть о том, что Котовский родился в 1881 году, стало известно только после его смерти в 1925 году.
Даже в анкетах для вступления в коммунистическую партию Григорий Иванович указывал мнимый возраст, тщательно утаивая тайны своей юности. 
Да и национальность указывал несуществующую – «бессарабец», хотя с Бессарабией был связан только местом рождения и ни его отец, ни мать ни к молдаванам, ни к «бессарабам» себя не относили. Отец его был, видимо, обрусевшим православным поляком, быть может, украинцем, мать – русской. 


Крайний эгоцентрист и «нарцисс», он всю свою жизнь не мог смириться с тем, что отец его происходил «из мещан города Балты», а не из «графов». Даже после революции, когда принадлежность к дворянскому сословию очень вредила людям, Григорий Котовский указывал в анкетах, что происходил из дворян, а дед его был «полковником Каменец-Подольской губернии».
О своем детстве Григорий Иванович вспоминал, что «был слабым мальчиком, нервным и впечатлительным. Страдая детскими страхами, часто ночью, сорвавшись с постели, бежал к матери (Акулине Романовне), бледный и перепуганный, и ложился с ней. Пяти лет упал с крыши и с тех пор стал заикой. В ранних годах потерял мать…» 
С тех пор Котовский страдал эпилепсией, расстройствами психики, страхами….
После смерти матери заботу о воспитании Гриши взяли на себя его крестная мать София Шалль, молодая вдова, дочь инженера, бельгийского подданного, который работал по соседству и был другом отца мальчика, и крестный отец – помещик Манук-Бей.


Котовский ГригорийОтец Григория умер 1895 году от чахотки, как пишет Котовский - «в бедности», но это опять ложь: семья Котовских жила хорошо, нужды не испытывала, имела собственный дом. 
В этом же 1895 году владелец поместья «Ганчешты» и крестный отец Григория - Манук-Бей - устраивает его в Кишиневское реальное училище и оплачивает его обучение. 
Манук-Бей принимал активное участие в жизни семьи Котовских, например пособие на учение было даровано также одной из сестер Котовских, а во время годичной болезни Ивана Котовского Манук-Бей выплачивал больному жалование и оплачивал визиты врачей.
Григорий Котовский, впервые попав в такой крупный город, как Кишинев, и оставшись там совершенно без присмотра, стал прогуливать занятия в реальном училище, хулиганить и через три месяца был выгнан из него.
Соученик Котовского, Чеманский, который впоследствии стал полицейским, вспоминает, что Гришу ребята называли «Березой» – так в деревнях зовут смелых, драчливых парней с манерами лидеров.


После того, как Котовского выгнали из реального училища, Манук-Бей устраивает его в Кокорозенское сельскохозяйственное училище и оплачивает весь пенсион.
Котовский, вспоминая годы учебы, писал, что в училище он «проявлял черты той бурной, свободолюбивой натуры, которая позднее развернулась во всю ширь… не давая покоя школьным наставникам».
В 1900 году Григорий Иванович закончил Кокорозенское училище, где особенно изучал агрономию и немецкий язык, ведь его крестный отец Манук-Бей обещал направить его для продолжения обучения на Высшие сельскохозяйственные курсы в Германию.

Котовский

В отдельных книгах о Котовском указывалось, видимо, с его слов, что он заканчивает училище в 1904 году. Что хотел утаить Котовский? Вероятно, свои первые уголовные дела и аресты. 
В автобиографии он писал, что в училище в 1903 году знакомится с кружком социал-демократов, за что впервые попадает в тюрьму, но, тем не менее, никаких данных об участии Григория Ивановича Котовского в революционном движении в те годы историки так и не смогли найти...


В 1900 году Григорий Котовский, как практикант, работал помощником управляющего в имении «Валя – Карбуна» у молодого помещика М. Скоповского (в других документах - Скоковского) в Бендерском уезде и был выгнан из имения уже через два месяца своей практики за обольщение жены помещика.
Не получилась практика и у помещика Якунина в имении Максимовка Одесского уезда - в октябре того же года Григорий был выгнан за похищение 200 рублей хозяйских денег...
Так как практика не была закончена, документов об окончании училища Котовский не получил.
В 1902 году умирает Манук-Бей. Котовский опять-таки нанимается помощником управляющего к помещику Скоповскому, который к этому времени уже развелся с женой. На этот раз, узнав, что ему грозит скорый призыв в армию, Григорий присваивает 77 рублей, полученных от продажи помещичьих свиней, и ударяется в бега, но был пойман Скоповским. Помещик нагайкой отхлестал Котовского, а помещичьи слуги жестоко избили его и связанного бросили в февральской степи.


В марте – апреле 1902 года Котовскнй пробует устроиться управляющим к помещику Семиградову, но тот соглашается предоставить ему работу только при наличии у него рекомендательных писем от предыдущих нанимателей. Так как никаких рекомендаций, а уж тем более положительных, у Котовского не было, он подделывает документы о своей «образцовой» работе у помещика Якунина, но «низкий» слог и безграмотность этого документа заставили Семиградова перепроверить подлинность данной рекомендации. 
Семиградов, связавшись с Якуниным, узнал, что симпатичный молодой агроном – вор и мошенник, а Котовский за этот подлог получил четыре месяца тюрьмы...
Период с декабря 1903 года по февраль 1906 года – это время, когда Григорий Иванович Котовский становится признанным лидером бандитского мира. 
Котовский вспоминал, что в 1904 году поступил «практикантом по сельскому хозяйству» в экономию Кантакузино, где «крестьяне работали на помещика по 20 часов в день». Он был там практически надсмотрщиком, однако утверждал, что «с трудом выносил режим… тесными нитями связался с батрацкой голытьбой»4


Хозяин поместья князь Кантокузино узнав, что его жена «увлеклась молодым практикантом», замахнулся на Гришу плеткой, за что, якобы, Григорий «решает отомстить той среде, в которой вырос, и сжигает имение князя». 
И опять ложь - в это время Григорий работал лесным объездчиком в селе Молешты у помещика Авербуха, а в дальнейшем – рабочим на пивоваренном заводе Раппа...
В январе 1904 года началась русско-японская война, и Григорий скрывается от мобилизации в Одессе, Киеве и Харькове. В этих городах он в одиночку или в составе эсеровских террористических групп принимает участие в налетах по экспроприации ценностей. 
Осенью 1904 года Котовский становится во главе кишиневской эсеровской группы, что занималась грабежами и вымогательствами.


 

 

В 1905 году Григорий был арестован за уклонение от призыва, а о его  участии в налетах и грабежах полиция тогда не догадывалась. Несмотря на судимости, Котовский был отправлен в армию, в 19-й Костромской пехотный полк, который находился тогда в Житомире на доукомплектации. 


В мае 1905 года Котовский бежал из полка и с помощью житомирских эсеров, которые снабдили его фальшивыми документами и деньгами, отправляется в Одессу.
О своем дезертирстве в советское время Григорий Котовский не вспоминал... 
За дезертирство тогда полагалась каторга, поэтому с мая 1905 для Котовского начались времена «уголовного подполья».

Котовский Григорий

В своих записках, которые Котовский вел в 1916 году в Одесской тюрьме и называл «Исповедью», он писал, что первый грабеж он совершил под влиянием революции летом 1905 года. Оказывается, революция была виновата в том, что он стал бандитом...
В своей автобиографии он пишет: «…Я с первого момента моей сознательной жизни, не имея тогда еще никакого понятия о большевиках, меньшевиках и вообще революционерах, был стихийным коммунистом…» Однако, на самом деле бандитская карьера Григория Ивановича Котовского началась с участия в мелких налетах на квартиры, магазины и помещичьи усадьбы...


С октября 1905 года Котовский заявляет, что он анархист-коммунист или анархист- индивидуалист и действует самостоятельно как атаман отряда в 7-10 боевиков (З. Гроссу, П. Демянишин, И. Головко, И. Пушкарев и другие).
Отряд Котовского базировался в Бардарском лесу, который находился у родных Ганчешт, а образцом для подражания атаман избрал легендарного молдавского разбойника XIX века Васыля Чумака. 
С января 1906 года в банде Котовского уже 18 хорошо вооруженных человек, многие из которых действуют на конях. Штаб-квартира банды переместилась в Иванчевский лес на околицах Кишинева. Для Бессарабии это было крупное бандитское формирование, которое могло конкурировать с самой влиятельной там бандой Бужора, насчитывавшей до сорока бандитов.


В декабре 1905 котовцы провели двенадцать нападений на купцов, царских чиновников, помещиков (в том числе на кишиневскую квартиру Семиградова). Январь следующего года был особенно «жарким». Начался он нападением первого числа на купца Гершковича в Ганчештах. Однако сын купца выбежал из дома и поднял крик, на который сбежались полиция и соседи. Отстреливаясь, котовцы едва смогли унести ноги... 
6-7 января банда совершила 11 вооруженных ограблений. Всего с 1 января по 16 февраля было совершено 28 ограблений. Случалось, что за один день ограблению подвергались три квартиры или четыре экипажа. Известно нападение Котовского на имение своего благодетеля, которым владел после смерти Манук-Бея помещик Назаров.
В начале 1906 года полиция объявила за поимку Котовского премию в две тысячи рублей.


Котовский был артистичен и самолюбив, величал себя «атаманом Адским» или «Атаманом Ада», распространял о себе легенды, слухи, небылицы, а во время своих налетов частенько устрашающе кричал: «Я Котовский!». Он был человеком самовлюбленным и циничным, склонным к позерству и театральным жестам.
О разбойнике Котовском знали многие в Бессарабской и Херсонской губерниях!
В городах он появлялся всегда в образе богатого, элегантного аристократа, выдавал себя за помещика, коммерсанта, представителя фирмы, управляющего, машиниста, представителя по заготовке продуктов для армии… Он любил посещать театры, любил хвастать своим зверским аппетитом (яичница из 25 яиц!), его слабостью были породистые кони, азартные игры и женщины.
Полицейские сводки воспроизводят «портрет» уголовника: рост 174 сантиметра (был он вовсе не «богатырского, двухметрового роста», как писали многие), плотного телосложения, несколько сутуловат, имеет «боязливую» походку, во время ходьбы покачивается. Котовский был обладателем круглой головы, карих глаз, маленьких усов. Волосы на его голове были редкими и черными, лоб «украшали» залысины, под глазами виднелись странные маленькие черные точки – татуировка блатного авторитета, «пахана». От этих наколок Котовский старался избавиться позже.

Котовский Григорий

Кроме русского, Котовский владел молдавским, еврейским, немецким языками. Он производил впечатление интеллигентного, обходительного человека, легко вызывал симпатии многих.


Современники и полицейские сводки указывают на огромную силу Григория. С детства он начал заниматься поднятием тяжестей, боксом, любил скачки. В жизни, а особенно в тюрьмах, это ему очень пригодилось. Сила ему давала независимость, власть, устрашала врагов и жертвы. 
Котовский той поры – это стальные кулаки, бешеный нрав и тяга к всевозможным утехам. Когда он не коротал время на тюремных нарах или на «больших дорогах», выслеживая жертву, он прожигал жизнь на скачках, в публичных домах, в шикарных ресторанах. 
В феврале 1906 года Котовский был узнан, арестован и помещен в Кишиневскую тюрьму, где стал признанным авторитетом. Он менял порядки заключенных, расправлялся с неугодными, а в мае 1906 года попытался безрезультатно организовать побег семнадцати уголовников и анархистов из тюрьмы. Позже Григорий еще дважды пытался бежать, но опять безуспешно.
31 августа 1906 года, закованный в кандалы, он смог выбраться из одиночной камеры для особо опасных преступников, которая постоянно охранялась часовым, попасть на тюремный чердак и, сломав железную решетку, спуститься с него во двор тюрьмы по веревке, предусмотрительно сделанной из разрезанного одеяла и простыни. Тридцать метров отделяло чердак от земли! 


После этого он перебрался через забор и оказался в ожидавшей его пролетке, которую заботливо подогнали его сообщники. 
Столь мастерски исполненный побег не оставляет сомнений в том, что охрана и, быть может, начальство были подкуплены.
5 сентября 1906 года пристав Кишиневского городского участка Хаджи-Коли с тремя сыщиками пытаются задержать Котовского на одной из улиц Кишинева, но ему удается бежать, несмотря на две пули, застрявшие в ноге.
Наконец 24 сентября 1906 года пристав Хаджи-Коли задерживает разбойника, проведя повальную облаву самых злачных районов Кишинева. Но оказавшись в камере, Котовский снова готовит побег, а в его постоянно охраняемой камере во время обыска обнаруживают револьвер, нож и длинную веревку!
В апреле 1907 года состоялся суд над Котовским, который поразил многих относительно мягким приговором – десять лет каторги: тогда и за более мелкие преступления казнили...


Сам Котовский на суде заявлял, что занимался не грабежами, а «борьбой за права бедных» и «борьбой против тирании». 
Высшие судебные инстанции были не согласны с мягким приговором и провели повторное рассмотрение дела. Следствие выявило, что банду Котовского «прикрывали» полицейские чины, а один из полицейских даже сбывал награбленное котовцами. 
Через семь месяцев, при повторном рассмотрении дела, Котовский получил двенадцать лет каторги...

Котовский Григорий

До января 1911 года Котовский побывал в Николаевской каторжной тюрьме, а также в Смоленской и Орловской тюрьмах, а в феврале 1911 года он попадает на настоящую каторгу в Казаковскую тюрьму (Нерченский уезд Забайкальской губернии), заключенные которой добывали золотоносную руду.
Он заслужил доверие у тюремной администрации и его назначили бригадиром на постройке Амурской железной дороги, куда в мае 1912 года перевели из шахты. 
27 февраля 1913 года Котовский совершает побег. В своей «советской» автобиографии Котовский писал, что «при побеге убил двух конвоиров, охранявших шахту»: и снова ложь…


По фальшивому паспорту на имя Рудковского он некоторое время работал грузчиком на Волге, кочегаром на мельнице, чернорабочим, кучером, молотобойцем. В Сызрани его кто-то опознал, и по доносу Котовского арестовали, однако из местной тюрьмы он легко бежал...
Осенью 1913 года Котовский возвращается в Бессарабию, где к концу года он опять собрал вооруженную банду в семь человек, а в 1915 году котовцев было уже 16 человек.
Первые налеты Котовский совершил на старого обидчика, помещика Назарова из Ганчешт, С. Руснака, Бандерское казначейство и кассу винокуренного завода. В марте 1916 года котовцы совершили нападение на арестантский вагон, который стоял на запасных путях станции Бендеры. Переодевшись в офицерскую форму, бандиты разоружают охрану и освобождают 60 уголовников, несколько освобожденных остались в банде Котовского.
В сводке полицмейстеру отмечалось, что банда Котовского действовала, как правило, по одному сценарию. В налетах на квартиры принимали участие 5-7 человек в черных масках с прорезями для глаз. Несмотря на то, что его подручные выходили на «дело» в масках, Котовский маску не надевал, а иногда даже представлялся своей жертве. 
Бандиты являлись вечером и занимали свои места, действовали по указанию главаря. Интересно, если жертва просила Котовского «не забирать все» или «оставить что-то на хлеб», «атаман Ада» охотно оставлял жертве некоторую сумму. 


Как свидетельствует уголовная статистика, Григорий Иванович в 1913 году успел совершить пять грабежей в Бессарабии, в 1914 году он стал грабить в Кишиневе, Тирасполе, Бендерах, Балте (всего до десяти вооруженных налетов), в 1915 году – в начале 1916 года котовцы совершили более двадцати налетов, в том числе три в Одессе… 
Тогда Котовский мечтал «лично собрать 70 тысяч рублей и махнуть навсегда в Румынию»4.
Котовский ГригорийВ сентябре 1915 года Котовский и его бандиты совершили налет на одесскую квартиру крупного скотопромышленника Гольштейна, где  Котовский, вынув револьвер, предложил купцу внести в «фонд обездоленных на покупку молока десять тысяч рублей, так как многие одесские старушки и младенцы не имеют средств на покупку молока». Арон Гольштейн предложил «на молоко» 500 рублей, однако котовцы усомнившись, что в таком богатом доме находится столь малая сумма, изъяли из сейфа и карманов Гольштейна и его гостя барона Штайберга 8838 рублей «на молоко». Юмористом был Григорий Иванович, в 1915 году за такие деньги можно было напоить молоком всю Одессу…
1916 год – вершина «воровской популярности» Григория Ивановича Котовского. Газета «Одесская почта» помещает статью под названием «Легендарный разбойник». Котовского называют «бессарабским Зелем-ханом», «новым Пугачевым или Карлом Моором», «бандитом-романтиком». Он становится героем «желтой» прессы, «лубочным разбойником», о приключениях которого он мечтал в детстве. Причем героем «справедливым», который избегал убивать во время налетов, и грабил только богатых...


«Одесские новости» писали: «Чем дальше, тем больше выясняется своеобразная личность этого человека. Приходится признать, что название «легендарный» им вполне заслужено. Котовский как бы бравировал своей беззаветной удалью, своей изумительной неустрашимостью… Живя по подложному паспорту, он спокойно разгуливал по улицам Кишинева, просиживал часами на веранде местного кафе «Робин», занимал номер в самой фешенебельной местной гостинице»4.
В конце февраля 1916 года Котовский перенес свою «деятельность» в Винницу.


 

 

Генерал-губернатор Херсонской губернии М. Эбелов бросил на поимку котовцев крупные силы полиции. Продолжалась мировая война, рядом проходил Румынский фронт, а котовцы подрывали надежность тыла. Снова во всех населенных пунктах появились листовки с предложением награды в 2000 рублей за указание места, где скрывается бандит Котовский.
С конца января 1916 года начались аресты членов банды. Первыми были арестованы: Ивченко, Афанасьев и известный лидер преступного мира Исаак Рутгайзер. При выезде из Тирасполя повозку, в которой ехали эти преступники, нагнала полиция, завязалась перестрелка, и бандиты были захвачены. 
Помощник начальника одесского сыска Дон-Донцов задержал 12 котовцев, но сам атаман скрылся…


Котовский ГригорийВ начале июня 1916 года Котовский объявился на хуторе Кайнары, в Бессарабии. Вскоре выяснилось, что он скрывается под именем Ромашкана и работает надсмотрщиком над сельскохозяйственными работниками на хуторе помещика Стаматова. 
25 июня полицейский пристав Хаджи-Коли, уже три раза арестовывавший Котовского, начинает операцию по его задержанию. Хутор был окружен тридцатью полицейскими и жандармами. При аресте Котовский оказал сопротивление, пытался бежать, за ним гнались 12 верст… 
Как загнанный зверь, он прятался в высоких хлебах, но был ранен в грудь двумя пулями, схвачен и закован в ручные и ножные кандалы.
В аресте Котовского принимал участие его товарищ по учебе, ставший помощником пристава, – Петр Чеманский. Интересно, что через двадцать четыре года, когда войска Красной Армии вошли в Бессарабию, старика Чеманского судил военный трибунал и приговорил к расстрелу за участие в аресте Котовского...


В октябре 1916 года состоялся суд над Григорием Котовским. Хорошо осознавая, что ему неизбежно грозит казнь, Котовский полностью раскаялся и заявил в свое оправдание, что часть захваченных денег он отдавал бедным и в Красный Крест, на помощь раненным на войне. Но при всем при том никаких доказательств этих благородных деяний не предъявил...
Котовский оправдывался тем, что он не только не убивал людей, но и никогда из оружия не стрелял, а носил его ради форса, потому что «уважал человека, его человеческое достоинство… не совершая никаких физических насилий потому, что всегда с любовью относился к человеческой жизни». 
Просил Григорий отправить его «штрафником» на фронт, где он «с радостью погибнет за царя»… 
Однако в середине октября 1916 года он был приговорен Одесским военно-окружным судом к казни через повешенье.
В то время, как власти не спешили исполнить приговор, Котовский забросал царскую канцелярию прошениями о помиловании. Одновременно он отослал в местную администрацию просьбу заменить повешение расстрелом.


За разбойника ходатайствовали популярный тогда командующий Юго-Западным фронтом генерал Брусилов и его жена Надежда Брусилова-Желиховская. Котовский, зная, что мадам Брусилова занимается благотворительностью и опекает осужденных, пишет ей письмо, умоляя спасти его.
Вот строчки из этого письма: «…поставленный своими преступлениями перед лицом позорной смерти, потрясенный сознанием, что, уходя из этой жизни, оставляю после себя такой ужасный нравственный багаж, такую позорную память и испытывая страстную, жгучую потребность и жажду исправить и загладить содеянное зло… чувствуя в себе силы, которые помогут мне снова возродиться и стать снова в полном и абсолютном смысле честным человеком и полезным для своего Великого Отечества, которое я так всегда горячо, страстно и беззаветно любил, я осмеливаюсь обратиться к Вашему Превосходительству и коленопреклоненно умоляю заступиться за меня и спасти мне жизнь»4.
В письме он так именует себя: «…не злодей, не прирожденный опасный преступник, а случайно павший человек». 


Письмо к Надежде Брусиловой спасло жизнь приговоренному. Госпожа Брусилова была очень восприимчива и жалостлива, а главное – ее муж, командующий Юго-Западным фронтом, непосредственно утверждал смертные приговоры. По настоянию жены генерал Брусилов сначала просил губернатора и прокурора отложить казнь, а впоследствии своим приказом заменил казнь пожизненной каторгой. Позже, встретившись с мадам Брусиловой, Котовский поблагодарил ее за спасение своей жизни и заявил, что теперь «будет жить для других».
Котовский ГригорийПосле Февральской революции 1917 года ворота тюрем распахнулись для революционеров, но Котовского решили не выпускать на волю, причем вместо пожизненной каторги ему присуждают 12 лет каторги с запрещением заниматься общественно-политической деятельностью...
8 марта 1917 года в Одесской тюрьме вспыхнул бунт заключенных, во время которого отличился заключенный Котовский, призывавший уголовников прекратить бунт. Он надеялся, что такой поступок ему зачтется. Результатом этого бунта стали новые тюремные «революционные» порядки, которые по сообщению газеты выражались в следующем: «Все камеры открыты. Внутри ограды нет ни одного надзирателя. Введено полное самоуправление заключенных. Во главе тюрьмы Котовский и помощник присяжного поверенного Звонкий. Котовский любезно водит по тюрьме экскурсии»4.


В конце марта 1917 года газеты сообщали, что Котовский был на время отпущен из тюрьмы, и он явился к начальнику Одесского военного округа генералу Марксу с предложением о своем освобождении. Котовский убеждал генерала, что может принести большую пользу нового режиму как организатор «революционной милиции». 
Он заявил, что знает всех преступников Одессы и может помочь в их аресте или перевоспитании. В прессе появлялись сообщения о том, что Котовский успел оказать некоторые услуги Секции общественной безопасности в поимке провокаторов и уголовных. В частности, он ходил вместе с милицией на обыски и аресты, будучи при этом заключенным… 
Невероятная изворотливость и способность жертвовать… своими сообщниками!
Однако его предложение было отклонено одесскими городскими властями, но Котовский не унимался…


Он отправил телеграмму министру юстиции А. Керенскому, которому сообщил об «издевательствах над старым революционером», и просил отправить его на фронт, но тот, не решаясь сам освободить разбойника, вернул прошение «на усмотрение местных властей».
5 мая 1917 года по распоряжению начальника штаба Одесского округа и решению суда Григорий Иванович Котовский наконец-то был условно освобожден, причем с условием немедленного «выдворения» на фронт. Однако позже Котовский утверждал, что был освобожден «по личному распоряжению Керенского». Еще до этого Котовский имел «особый статус» заключенного, носил гражданскую одежду, часто приходил в тюрьму только на ночлег!
В марте – мае 1917 года «вся Одесса» носила Котовского буквально на руках. В Одесском оперном театре Григорий Котовский предлагает на аукцион свои «революционные» кандалы: ножные кандалы приобрел либеральный адвокат К. Гомберг за огромную сумму в 3 100 рублей и передал их как дар музею театра, а ручные кандалы приобрел хозяин «Кафе Фанкони» за 75 рублей, и они несколько месяцев служили рекламой кафе, красуясь на витрине. Во время аукциона в театре юный Леонид Утесов подбадривал его репризой: «Котовский явился, буржуй всполошился!»


783 рубля, из вырученных за кандалы, Котовский передал в фонд помощи заключенным Одесской тюрьмы...
Летом 1917 года Григорий Иванович Котовский в качестве добровольца-вольноопределяющегося 136-го Таганрогского пехотного полка 34-й дивизии (по другим данным – лейб-гвардии уланского полка) уже на Румынском фронте – «смывает кровью позор».
В настоящих боевых действиях Котовскому так и не пришлось участвовать, но миру он поведал о жарких боях, опасных рейдах в тыл врага… и сам «наградил» себя за храбрость Георгиевским крестом и чином прапорщика, хотя в действительности произведен был только в унтер-офицеры! И снова ложь...
В начале января 1918 года Котовский, в компании анархистов, помогает большевикам совершить захват власти в Одессе и Тирасполе. Хотя, почему-то, о днях революции он не любил вспоминать, и эти дни стали очередным «белым пятном» его биографии. Известно, что Котовский становится уполномоченным Румчерода и выезжает в Болград, чтобы предотвратить еврейский погром.


В Тирасполе в январе 1918 года Котовский собирает отряд из бывших уголовников и анархистов для борьбы против румынских королевских войск. 14 января отряд Котовского прикрывает отход красных войск из Кишинева, затем он возглавляет южный участок обороны Бендер от румынских войск, а 24 января отряд Котовского численностью в 400 бойцов направился под Дубоссары, разбив румынские передовые части.
Позже Котовский становится командиром «Партизанского революционного отряда, борющегося против румынской олигархии» в составе Одесской советской армии.
В феврале 1918 года конная сотня Котовского была включена в состав одной из частей Особой советской армии – в Тираспольский отряд. Эта сотня совершает набеги на молдавскую территорию, нападая на мелкие румынские подразделения в районе Бендер, однако уже 19 февраля Котовский, расформировав свою сотню, выходит из подчинения командованию и начинает действовать самостоятельно. По сути банда осталась бандой, и ее больше интересовали реквизиции, чем военные действия...


В начале марта 1918 года войска Германии и Австро-Венгрии развернули наступление на Украине, был захвачен Киев, угроза нависла и над Одессой… В то время как командарм Муравьев подготавливал оборону Одессы, «партизанско-разведывательный отряд» Котовского бежал из Приднестровья через Раздельную и Березовку на Елизаветград и дальше на Екатеринослав – в тыл.
Тогда-то судьба и свела Котовского с анархистами – Марусей Никифоровой и Нестером Махно. Однако Григорий на тот момент уже сделал выбор, далекий от романтических фантазий анархистов. Следы Котовского теряются в суматохе отступления Красной Армии из Украины. В апреле он распускает свой отряд и в это судьбоносное для революции время направляется в отпуск. 
Это стало новым дезертирством «героя с расшатанными нервами»...
Вскоре Котовский попадает в плен к белогвардейцам-дроздовцам, которые прошли маршем по красным тылам от Молдовы до Дона, но и от них Котовский бежал в Мариуполе, спасшись от очередного неминуемого расстрела.


Ходили слухи, что в начале 1919 года у Котовского завязался бурный роман со звездой экрана Верой Холодной. Эта очаровательная женщина оказалась в гуще политических интриг: разведки и контрразведки красных и белых пытались использовать ее популярность и светские связи. Но в феврале 1919 года она внезапно умерла, а возможно, была убита, а тайна ее смерти так и осталась неразгаданной...
В то время, наравне с администраторами гетманской Украины и австрийским военным командованием, Одессой правил «король воров» Мишка Япончик. Именно с ним у Котовского наладились тесные «деловые» отношения. Котовский в те времена организует террористическую, диверсионную дружину, которая, имея связи с большевистским, анархистским и левоэсеровским подпольем, фактически никому не подчинялась и действовала на свой страх и риск. Численность этой дружины в разных источниках разная – от 20 до 200 человек. Реальнее выглядит первая цифра…


Эта дружина «прославилась» убийствами провокаторов, вымогательством денег у фабрикантов, хозяев гостиниц и ресторанов. Обычно Котовский присылал жертве письмо с требованием выдать деньги «Котовскому на революцию». 
Примитивный рэкет чередовался с крупными ограблениями...
Террористическая дружина Котовского помогла Япончику утвердиться «королем» одесских бандитов, ведь Япончика считали революционером анархистом. Тогда между Япончиком и Котовским не было большой разницы: оба рецидивисты – бывшие каторжане, анархисты. Вместе с «людьми Япончика» котовцы нападают на Одесскую тюрьму и освобождают заключенных, вместе громят конкурентов Япончика, «бомбят» магазины, склады, кассы. 
Их совместное дело - восстание революционеров и бандитов в пригороде Одессы, на Молдованке, в конце марта 1919 года. Вооруженное выступление окраин носило ярко выраженную политическую окраску и было направлено против власти в Одессе белогвардейцев и интервентов Антанты. 
Каждая из «союзных сторон» имела свои виды на восстание: люди Япончика упивались хаосом и стремились экспроприировать буржуазные и государственные ценности, а революционеры надеялись использовать бандитскую вольницу для создания хаоса и паники в городе, что, в свою очередь, должно было помочь осадившим Одессу советским войскам.
Тогда несколько тысяч восставших захватывают окраины Одессы и совершают вооруженные рейды в центр города. Против них белогвардейцы направляют войска и броневики, но восстановить свою власть на окраинах Одессы белые были уже не в силах...


В то время, как белогвардейские войска стали оставлять город и стягиваться к одесскому порту, дружина Котовского, пользуясь паникой, останавливала на улицах офицеров и убивала их. Засев на склонах над портом, котовцы обстреливали публику, что грузилась на пароходы, стремясь покинуть Одессу. 
Тогда же каким-то неизвестным бандитам (может быть котовцам?) удалось совершить налет на государственный одесский банк и вывезти из него на трех грузовиках денег и ценностей на пять миллионов золотых рублей. Судьба этих ценностей осталась неизвестной. Только в народе в 1920-30-е годы ходили слухи о кладах Котовского, якобы зарытых где-то под Одессой...



Источник: history-paradox.ru
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.





РЕКОМЕНДУЕМ:

ТЕГИ:
факт, Одесса, война, анкета, бандит, герой

ID материала: 6309 | Категория: Очерки. Истории. Воспоминания | Просмотров: 1389 | Рейтинг: 5.0/2


Всего комментариев: 0


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



www.NewRezume.org © 2017
Главный редактор: Леонид Ходос
leonid@newrezume.org
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Вход