Точное время
Нью-Йорк:
Берлин:
Иерусалим:
Москва:
Поиск
Мы в соц.сетях
Главная » Общественно-политическая жизнь в мире » Механизмы психологической защиты в антисемитизме

Механизмы психологической защиты в антисемитизме

2014 » Октябрь » 24      Категория:  Общественно-политическая жизнь в мире

Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨

 

«Чего они все от нас хотят?» – вопрос, который евреи, задают себе, зная, что ответа нет. «Они» ничего не хотят. Они просто испытывают: неприязнь, отвращение, презрение, ненависть. А чувствами не спорят, так, во всяком случае, говорят опытные психиатры. Но вот откуда эти чувства берутся – это действительно стоит рассмотреть.

Чем характерен антисемитизм

У каждого человека есть различные внутренние инстинктивные побуждения, которым лучше волю не давать. Побуждения эти, часто не соответствуют общественной морали и статусу человека, поэтому, проявись они наружу, при людях, ты и в глазах людей и в своих глазах лишишься человеческого облика. И человеку приходится прятать их от самого себя куда-то внутрь, стараться забыть или как-то компенсировать. Защищая, таким образом, положительность своей самооценки от покушения на нее своих же внутренних побуждений. Психология описывает целый ряд механизмов такой психологической защиты.
В социальной психологии существует взгляд, согласно которому и побуждения, не соответствующие имени «человек», и различные механизмы защиты и компенсации существуют не только у отдельных людей, но и у целых групп и народов.
Очень ярко дает это увидеть такое интересное явление как антисемитизм.
По сравнению с антисемитизмом все остальные «анти-» относятся к тому типу отношений, о которых говорят «ничего личного», они всегда имеют какую-то более или менее понятную основу, причину возникновения. В основном это обычно ощущение угрозы существованию и статусу. И даже такое явление как присущая всем многократно смягченная ксенофобия, понятна как следствие природного деления рода человеческого на племена и языки.
А антисемитизм интересен тем, что причины и механизм возникновения и действия его совершенно иррациональны. Он растет откуда-то изнутри, с уровня некоего «беспричинного существования», из коллективного бессознательного, а затем уже ищет и находит для себя обоснование. То есть, он – именно «личное», то есть присущее народам как личностям. И проявления его бывают не менее иррациональны, чем его причина – он, в худшем случае, подталкивает на уничтожение евреев любой ценой, даже ценой собственной жизни. Наши мудрецы оформили это внутреннее побуждение в образе «Амалека», народа, смысл существования которого в веках – уничтожение евреев.


Итак, с антисемитизмом все происходит буквально по типу бунта внутренних неприемлемых побуждений отдельной человеческой особи. И так же как эти побуждения, ощутив которые, человек чувствует необходимость как-то объяснить их для себя и для других, так и антисемитизм, явление коллективное, облачается в некие оформленные образы, соответствующие культуре данного народа. А в дальнейшем с этими образами происходит обычное преобразование – они становятся не просто обоснованием, а «причиной» особого отношения к евреям. И признать его простую природную, то есть первичную по отношению ко всем образам и обоснованиям, основу никакой антисемит никогда не согласится.
Но так как изнутри поднимается нечто, неподвластное человеку или сообществу, такое, что с обликом народа, цивилизованностью и моралью не очень-то совместимо, потому и возникают в коллективном подсознании механизмы психологической защиты.

Проекция

Одним из первичных и распространенных механизмов защиты является проекция, которая в антисемитизме проявляется, может быть, намного более явно, чем другие. Механизм этот состоит в том, что человек «отсылает» свои неприемлемые побуждения другому, в том, что мы обычно виним окружающих в своих бедах. Психологи отмечают, что проекция ярче всего проявляется у незрелых и ранимых личностей. Для нашего рассмотрения интересна так называемая вредоносная проекция, которая приводит к настолько ошибочной интерпретации реальности, что в тяжелых случаях вызывает галлюцинации и бред, когда теряется способность отличать фантазии от реальности
В проекции основной тон обвинений всегда соответствует чертам обвиняющего. Говоря короче, создать образ врага больше не из чего, как только из самого себя.


Например, украинец традиционно никогда не обвинял евреев в стремлении к захвату мира, потому что подобных склонностей нет в нем самом. Украинец всегда славился своей хозяйственной сообразительностью, поэтому главным обвинением в адрес евреев было то, что они «хитрые» и «жадные». Зато русский человек, верный солдат «Третьего Рима», овладевшего шестой частью земли, видел в евреях стремление захватить весь мир. Понятно поэтому, что «Протоколы сионских мудрецов» родились именно в России. Для американца, естественно и положительно воспринимающего то, что его страна распространила свое культурное и финансовое влияние на весь мир, евреи плохи тем, что «обладают слишком большим влиянием».


Принятые в данном народе или цивилизации культурные штампы иногда создают в людях внутренние противоречия с потребностью в положительной самооценке. В результате это часто выплескивается на евреев по принципу проекции: это не я такой – это они такие. На подобном механизме основан печально известный «кровавый навет», который веками был распространен в странах, где с детства символически причащались, вкушая «кровь». Духовная символика этого обряда была слишком высока и недоступна простым людям, не могла войти в сознание, зато ощущение что он «вкушает кровь», не могло не вызвать внутренней, даже неосознаваемой, «схлестки». Характерно, что в странах ислама, где нет подобных ритуалов, традиционно не было кровавых наветов.


Интересна в данном случае роль именно культурного, то есть, казалось бы, некоего внешнего фактора. Однажды принятый нормальными людьми, изначально отнюдь не каннибалами и не вампирами, ритуал, став частью самоидентификации, вошел со временем в коллективное бессознательное и в дальнейшем потребовал коллективной же психологической защиты, в том числе и проекции, - обличения другого народа как употребляющего в пищу кровь.
Можно только предположить, что такое глубокое влияние культурных факторов может быть объяснено одной из теорий З.Фрейда, согласно которой зачатки самой культуры и основ социальной структуры родились из тотемизма и табуирования различных предметов и сторон жизни, начало которым было положено коллективным убиением и поеданием отца. То есть из некоего, предшествующего всему человеческому, комплекса вины. Но, повторим, это может быть только предположением.

Проекция: деньги, имущество, святое

Есть в арсенале антисемитизма еще один, более, скажем так, «безобидный», чем кровавый навет, пример проекции как коллективной психологической защиты.
Одно из самых характерных обвинений в адрес евреев состоит в том, что все они, все их интересы - в деньгах и имуществе, в том, что деньги для них – святое, это – «их бог». И расхождение с реальностью здесь в том, что цель в этом обвинении подменяется средством. Деньги и имущество для евреев всегда были не более чем средством для существования.


Понятие «святое» можно определить как некую высшую ступень в иерархии ценностей, то, за что человек не пожалеет жизни, - ни своей, ни того, кто на это «святое» покусится. Всем известно, за что евреи в истории не жалели своей жизни – за свой народ, за право принадлежать к нему. Деньги, имущество у них никогда не принадлежали к списку подобных вещей. А сбой в видении реальности у обвиняющих вскрывает то в их внутреннем целеполагании, что подверглось в данном случае проекции на евреев.


Вся история людей и сообществ в их цивилизационном развитии есть история захватов, грабежа и посягательства на чужую собственность. Подчеркнем: не сводится к ним, но они – необходимые свойства этого развития. Чужая собственность всегда была тем, ради чего представители очень многих народов не жалели чужих жизней и рисковали своими. Для того, чтобы ограничить природные побуждения людей к овладению чужим имуществом путем обмана, грабежа и убийства, общества, государства вынуждены были вводить жесткие законы и прибегать к мерам, делающим реализацию этих внутренних побуждений «дорогим удовольствием», освящать запреты неким небесным авторитетом и пр. В результате люди стали делегировать свои побуждения к имущественным захватам коллективному бессознательному. Что, с одной стороны, представляло легитимными любые действия своего государства по отношению к другим, чем облегчало работу власти по управлению людьми. С другой стороны, выливалось в проекцию своих, теперь уже коллективных, несовместимых с моралью и законами, побуждений, на евреев.
Кроме проекции есть еще несколько механизмов психологической защиты, которые антисемитизм дает возможность проследить в их коллективной форме.

Регрессия

Один из них – регрессия. Так называется неосознанное нисхождение с типа поведения, принятого в настоящем, на более ранний уровень приспособления, который позволяет удовлетворить желания. Так, регрессия проявляется часто в эмоциональной нестабильности, вспышках эмоций и подобных, кажущихся странными, проявлениях. Подобные вспышки и падение с принятого в обществе уровня поведения очень характерны для казалось бы, степенных и внешне культурных граждан, которые начинают вдруг испытывать внутреннее давление юдофобии. В истории часто случалось, что толпа подобных, вчера еще законопослушных граждан, давая волю вспышкам эмоций, превращалась в необузданное стадо диких зверей.


Не следует рассматривать положение о коллективном характере подобных вспышек как натяжку, искусственную параллель с защитным механизмом отдельной личности. В такие моменты у группы людей высшие, приобретенные слои коллективной личности и культурные паттерны как бы отключаются, перестают работать так же, как это происходит и у отдельного человека. А у человека давление его внутренних побуждений так же «убеждает» в легитимности проявления более низкого, эмоционального, уровня все его приобретенные навыки, как это делает с гражданами эффект толпы в моменты, когда вспышка юдофобии дает легитимацию убийствам, унижениям, и другим проявлениям нецивилизованного поведения.
Характерно, что в психологии личности регрессия в ее патологической форме проявляется при психических заболеваниях, особенно при шизофрении.

Рационализация

Вслед за регрессией интересно упомянуть такой, наиболее распространенный механизм внутренней самозащиты, как рационализация. Это защитный механизм, оправдывающий мысли, чувства, поведение, которые в обществе неприемлемы. Человеку вообще свойственно объяснять свое поведение, таким образом рационализируя его. Не следует путать рационализацию с преднамеренными ложью и притворством.


Рационализация помогает сохранять самоуважение, избежать чувств ответственности и вины. Поэтому проявления этого защитного механизма бесполезно искать у людей, не отягощенных моралью и условностями общества.
И понятно, что этот механизм внутренней защиты становится тем более востребован, чем выше интеллектуальное и культурное развитие личности и социума. Социальные группы и общества, в которых унижение людей и убийство было нормой, не оставили после себя никаких признаков рационализации юдофобских настроений, которые в них царили. С развитием общества культурные артефакты, подтверждающие подобные настроения, появляются все чаще: пословицы и поговорки, народные картинки и устные рассказы, предрассудки в отношении евреев и пр.


Все масса подобного культурного потенциала работала на легитимацию особого уничижительного отношения к евреям и была выражением потребности в рационализации внутреннего давления юдофобских побуждений. То, что множество подобных артефактов создавали образ еврея в юмористическом или сатирическом ключе, «облегчало», принижало образ еврея, чем делало приемлемой мысль о нанесении ему вреда. Не говоря уже о том, что во множестве из них отражался защитный механизм проекции собственной агрессивности, представлявший потребителю этой продукции образ еврея как врага, - его лично, или его народа или же всего рода людского.
Интересно то, что рационализация в данном случае работала на оправдание именно мыслей и чувств, как упреждающий фактор по отношению к последующим возможным действиям, заранее их рационализирующий. Это очень характерно для механизма юдофобии, когда развитие антисемитских настроений рано или поздно приводит к серии единичных или же к коллективным действиям, – унижению, грабежу или убийству евреев: в рационализации ненависти люди нуждаются именно на первой стадии. И механизм ее работает настолько успешно, что затем сами действия: погромы, грабежи и убийства, не нуждаются, как ни странно, в последующей рационализации, тем более для тех, целью которых был простой грабеж. Наоборот, - люди стремятся затем к этим действиям как к некоему катарсису, как к необходимому разрешению внутреннего противоречия между человеческим достоинством и дикими побуждениями.

Интеллектуализация

Тесно связан с рационализацией другой механизм психологической защиты, интеллектуализация. Она предполагает преувеличенное использование интеллектуальных ресурсов для устранения эмоциональных переживаний и чувств. Не имеет смысла перечислять здесь всю массу философских, литературных, исследовательских, - как профессиональных так и дилетантских, - сочинений о той отрицательной роли, которую, по мнению авторов, играли евреи в истории стран, народов и всего человечества, и о легитимности ненависти и презрения к ним остальных народов. Писаниям этим, что называется, нет числа.


Стоит обратить внимание на два других любопытных момента. Особенность интеллектуализации как механизма психологической защиты положительного облика общества от звериных побуждений юдофобии, которые бушуют внутри общественного сознания в том, что она, может быть, единственный из психологических механизмов, который способен представить особое отношение к евреям как «ничего личного». Все остальные механизмы, защищая приобретенные в процессе развития цивилизационные навыки и представления от внутреннего, явно противоречащего цивилизованности, давления юдофобии, все же не отрицают особого, идущего откуда-то изнутри, ее характера. Интеллектуализация, характерная тем, что подменяет переживание чувств разговорами о них, многословно обосновывая презрение и ненависть, которое «навлекли» на себя евреи, выносит корень проблемы наружу, отрицая, таким образом, ее внутреннюю природу.
Еще одна особенность интеллектуализации в том, что она, подобно сельской народной целительнице, «заговаривает рану», и противоречие между достойным образом социума и дикостью давящей изнутри юдофобии уже не так досаждает.

Компенсация

Стоит вкратце рассмотреть также такой, часто упоминаемый в быту и культуре, вид психологической защиты как компенсация. Так называется бессознательная попытка преодоления реальных и воображаемых недостатков, и наиболее заметен социально неприемлемый ее вид, когда недостатки эти компенсируются грубостью и агрессивностью.


Общества и народы, чьи основы цивилизованности и общественной морали основаны на аврамических религиях, компенсируют антисемитскими настроениями, постановлениями и действиями неизбежное ощущение вторичности, дочернего характера своего «союза с богом» по отношению к тому, которого, согласно библейскому рассказу, удостоились евреи.
В то же время вряд ли можно считать верными представления, распространенные среди светских и ассимилированных евреев новейшего времени, а также людей, сочувствующих им, о том, что проявления антисемитизма есть компенсация зависти к так называемому «еврейскому уму», талантливости и способности достигать целей. Корни антисемитизма настолько природны и глубоки, что даже все цивилизационные изменения последних двух столетий ничего нового к его внутренним причинам прибавить не могли.
Если говорить коротко, то антисемитизм коренится в глубоком слое коллективного бессознательного, где только созревают первичные побуждения к самопознанию и познанию истины, зерна потребности в них, и состоит в недоступном пониманию подсознательном ощущении, что истина находится у евреев и без них ее не достичь. Но компенсируется это ощущение во внешних, казалось бы, противоречащих ему проявлениях. Точно так же как в личностном развитии, ребенок, которому его природный пиетет к отцу дает некое внутреннее знание, что тот прав, все же делает все наперекор ему, отрицая опыт отца и часто злясь на него, делает сам и по-своему, пусть и неправильно, потому что без этой «неправильной» самостоятельности он не сможет потом по-настоящему открыть истину, которая уже существует.
В этом плане антисемитизм вообще можно характеризовать как социально неприемлемый вид коллективной компенсации внутреннего ощущения приоритета евреев в «копирайте на истину».

Отрицание

Это защитный механизм отвержения мыслей, чувств, желаний, потребностей или реальности, которые неприемлемы на сознательном уровне. Поведение таково, словно проблемы не существует.


Это явление наблюдалось в тех обществах, идеология которых включала в себя различные формы интернационализма или мультикультурализма. То есть начало ему давалось извне, официальной идеологией, но затем, на определенное время, достигался эффект отрицания как защитного механизма в самом общественном сознании. Для запуска механизма отрицания внутреннего характера юдофобских побуждений официальные идеологии шли на подделки и фальсификации. Так, советская идеология вообще отказала в существовании в современном мире феномену существования еврейского народа. Широко известно определение «евреи» из БСЭ: «общее этническое название народностей, исторически восходящих к древним евреям».

Смещение

Это механизм перенаправления эмоций с одного объекта на более приемлемую замену. Например, характерное для человека, который подвергается жестокой эксплуатации, смещение агрессивных чувств с работодателя на членов своей семьи или другие объекты. Так, евреи в истории всегда были традиционной жертвой подобного смещения, на которую переносится любое, даже малое, недовольство жизнью и ее тяготами.


И пусть еврейский юмор с присущим ему смягчением парадоксов, реагировал на это вошедшими в поговорку «если в кране нет воды…» и «слона замучили», но он не раскрывал при этом внутренних причин смещения агрессии именно на евреев. Дело не в том, что евреи были всегда под рукой, - всегда «под рукой» было томящееся на медленном огне внутри коллективного подсознания восприятие евреев как чуждого элемента в мире обычных побуждений: достичь, познать и т.п. Как чужд и враждебен бывает уже владеющий тем, ради чего ты трудишься и страдаешь.


Характерно, что смещение часто появляется при фобических реакциях, когда тревожность от скрытого в бессознательном конфликте переносится на внешний объект. Это очень точно передает причину того, что антисемитизм принимает иногда совершенно дикий характер: на евреев, внешний объект, направляется все напряжение внутреннего конфликта между коллективной потребностью в достойном облике общества и внутренней, совершенно не вкладывающейся в этот образ, потребностью, чтобы этой части населения, или же человечества вообще, не существовало.


***
Таким образом, знание психологических причин и механизмов возникновения антисемитских побуждений, может быть, и не дает возможности ответить на вопрос «чего они все от нас хотят?», но, во всяком случае, позволяет понять, откуда берутся специфические чувства, которые испытывают очень большое количество людей в нашем мире по отношению к евреям.



Автор: Михаил Гонопольский
Переслал: Михаил Гонопольский
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.







ID материала: 5675 | Категория: Общественно-политическая жизнь в мире | Просмотров: 460 | Рейтинг: 0.0/0


Всего комментариев: 0


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



www.NewRezume.org © 2017
Главный редактор: Леонид Ходос
leonid@newrezume.org
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Вход