Точное время
Нью-Йорк:
Берлин:
Иерусалим:
Москва:
Поиск
Мы в соц.сетях
Главная » Общественно-политическая жизнь в мире » Казахстан. Страсти по Казахстану

Казахстан. Страсти по Казахстану

2014 » Сентябрь » 4      Категория:  Общественно-политическая жизнь в мире

Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨

 

 Сентябрь 4, 2014: Казахстан
 
Заседание Высшего Евразийского экономического совета  Аркадий Дубнов, 

Надо же было такому случиться! Путин направил в Думу законопроект о ратификации Договора об образовании Евразийского экономического союза (ЕАЭС) 1 сентября, аккурат в тот момент, когда в Казахстане в очередной раз развернулась бурная дискуссия на тему отношений с Россией. Толчком к новому витку страстей стали пространные рассуждения российского президента о казахстанской истории и текущем политическом моменте, сделанные им 29 августа на Селигере.

А до этого казахстанскую «почву» как нельзя более удачно взрыхлили истерические всхлипы Жириновского, которыми он 27 августа обильно удобрил эфир «Эха Москвы». Вслед за этим в российское медиапространство весьма вовремя оказались вброшенными цитаты из интервью президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, где он излагает условия, которые сделают невозможным членство его страны в ЕАЭС. В результате его слова были истолкованы как отповедь, данная Путину в ответ на его селигерские откровения. На самом деле хронологически все выглядело в точности наоборот, и, скорее всего, именно Путин отвечал Назарбаеву, причем, в свойственной ему стилистике…

Восстановим события в той последовательности, как они происходили. Накануне отъезда в Минск, где 26 августа должна была состояться встреча лидеров Таможенного союза, президента Украины и представителей Евросоюза, Назарбаев выступает по телеканалу «Хабар». Он обращается к тем своим соотечественникам, кто требует усиления роли казахского языка в стране. Президент эмоционален, вступая с ними в спор: «Предположим, что мы законодательно запретим все языки, кроме казахского. Что нас тогда ждет? Судьба Украины! Нужно ли насильно всех привести к казахскому языку, но при этом в кровопролитии лишиться независимости или благоразумно решить проблемы? Что мы выбираем? Поэтому я считаю, что в этом вопросе необходимо терпение». Он призывает национально ориентированную интеллигенцию, утверждающую, что казахский язык за годы независимости не смог «подняться с колен», не раздувать ситуацию вокруг использования государственного языка: «У нас не будет языка, если мы постоянно будем твердить, что его у нас нет. Не надо устраивать панику, мы должны использовать Закон «О языках», разговаривать на казахском, нам надо самим свободно общаться на своем языке и показывать этим пример другим». Назарбаев напоминает, что численность населения Казахстана растет, так же, как и сфера применения казахского языка. «В областях делопроизводство осуществляется на казахском языке, и никто не препятствует этому. Кроме того, в стране очень много представителей других этносов, которые говорят на казахском. Мы должны сами ценить свой язык».

Назарбаев в том же интервью в который раз успокаивает ту часть казахской элиты, что обеспокоена перспективами утраты Казахстаном своей идентичности в результате вступления страны в ЕАЭС. «Если правила, которые были установлены в договоре, не выполняются, Казахстан имеет полное право отказаться от членства в Евразийском союзе. Астана никогда не будет в составе организаций, которые представляют угрозу независимости Казахстана. Наша независимость — самое дорогое сокровище, за которое боролись наши деды. Мы сделаем все возможное, чтобы защитить ее», — говорит елбасы (так официально по-казахски звучит титул национального лидера – А. Д.).

Назарбаев повторяет эти слова, словно мантру, все последние месяцы. И все это время, на фоне событий в Украине, трагедии ее Юго-Востока, в Казахстане все чаще и чаще раздаются вопросы, зачем нам в такой союз во главе со страной, которая взбудоражила всю Европу, санкции против которой чем дальше, тем больше бьют по Казахстану, отравляют атмосферу доверия на всем постсоветском пространстве.

Но Назарбаев едет в Минск, где обнаруживает, что его готовность быть миротворцем в украинском кризисе никак не востребована. Ему остается продемонстрировать свои ничем не омраченные отношения с президентом Украины Петром Порошенко, они уверяют друг друга во взаимной симпатии. То же самое делает хозяин саммита, Александр Лукашенко. А казахстанский президент еще и предлагает создать Фонд содействия восстановлению Донбасса, давая понять, что Казахстан готов внести в него значительные средства. Судя по тому, что российские федеральные каналы, вещая из Минска, оставляют инициативы Назарбаева, равно как и его дружелюбие по отношению к киевской власти, на периферии своего внимания, в Москве не слишком счастливы поведением своего главного партнера по евразийской интеграции. Минский саммит обнаруживает отсутствие единения в рядах создаваемого ЕАЭС. Белоруссия и Казахстан не хотят делить с Россией ответственность за украинскую герилью. Но готовы помочь Украине…

На следующий день после Минска очередную «казахстанскую» истерику закатывает Жириновский. Дипломатические ноты протеста, которые направляет Астана в Москву после предыдущих оскорбительных упражнений постаревшего «сына юриста» в адрес своей малой родины (он родился в Алма-Ате), его не останавливают. Вице-спикера Думы журналист откровенно троллит. На вопрос: «Когда вы предъявите территориальные претензии к Казахстану?», Жириновский отвечает: «Пока подождем, давайте с Украиной разберемся…»

В Казахстане, кажется, никто уже и внимания не обратил на это. Ну, несет и несет, может, опять неадекватен на фоне принимаемых им лекарств …

Но спустя два дня, когда там услышали сказанное российским президентом на Селигере, слова Жириновского уже зазвучали по-иному… Причем, услышали не только Путина, поставившего под сомнение прошлое казахской государственности, но и не по-детски сформулированный вопрос студентки Анны Сазоновой. Ничем не выдав происхождение своей обеспокоенности ситуацией в Казахстане, девушка обнаружила недюжинные знания о «росте националистических настроений на юге Казахстана». Вот как, будто по писаному, политически грамотно сформулировала Аня свой вопрос президенту: «Сегодня не смолкают разговоры о росте национализма на Украине. Но беспокоит и другая ситуация, связанная с ростом националистических настроений в Казахстане, в частности, на юге страны. На наш взгляд, сдерживающий фактор данного явления — действующий президент, господин Назарбаев. Также существуют трудности с адекватным восприятием российской политической риторики казахами… Вопрос: стоит ли нам ожидать развития украинского сценария в том случае, если господин Назарбаев покинет пост президента? Есть ли стратегия по работе в данном направлении? У нас есть предложение, хотели бы присоединиться. И каковы перспективы евразийской интеграции?»

Особенно здесь хорошо про озабоченность «стратегией по работе в данном направлении»…

Подробный ответ главы государства Российского пересказывать нет нужды. Главное, что ему удалось снять нервное напряжение у студентки Сазоновой, — мол, пока Назарбаев живи и здоров, беспокоится нечего. Путин даже «похлопал по плечу» коллегу, он «грамотный руководитель, может быть, самый грамотный на постсоветском пространстве» и «совершил уникальную вещь, он создал государство на территории, на которой государства не было никогда. У казахов не было государственности никогда – он ее создал». Сказал, как отрезал.

Президент России, как известно, юрист, а не историк, но, как сам признался, очень интересуется историей. Поэтому мог бы знать, что в Средней Азии укорененными формами государственности многие века были эмираты и ханства. И, к примеру, для казахов великим государственным деятелем был Аблай-хан, считающийся потомком Чингисхана, который в середине 18 века объединил в единое ханство три казахских жуза.

Одним словом, в Казахстане обиделись. Комплимент, отпущенный Назарбаеву, отозвался там очевидными имперскими аллюзиями, русский «старший брат» снова судит о том, что такое хорошо и что такое плохо для тюркских братьев меньших. Увидели в путинских словах и явный мессидж в адрес казахских элит, имейте в виду, все те, кто придет на смену нынешнему президенту и отклонится от его курса на тесный союз с Россией, должен помнить про «украинский сценарий».

В Казахстане помнят и судьбу Будапештского меморандума 1994 года, которым ядерные державы гарантировали в обмен на отказ от советского ядерного оружия Украине и Казахстану их территориальную целостность и государственную независимость. В нынешнем марте президент Путин очень доходчиво и просто объяснил, как соотносится отъем Крыма у Украины с обязательствами России по этому меморандуму, мол, с новой властью в Киеве никаких обязывающих документов мы не подписывали…

Почему не предположить, что, если в Астане к власти придет такая генерация казахстанских лидеров, «щирых» казахских националистов, угрожающих русскоязычным и их правам, которые в Москве не покажутся лояльными, тут вспомнят об истории комплектации в советские времена Казахской ССР за счет присоединения к ней некоторых территорий Южной Сибири и Урала, одним словом, вспомнят Солженицына… А дальше известно что — новая история про «зеленых человечков, вежливых или нет, не суть важно.

Так что именно сейчас, когда казахским элитам внятно объяснили, как себя правильно вести в отношениях с Россией, более чем своевременным выглядит решение президента Путина отправить на ратификацию Договор об образовании ЕАЭС. Без сомнения, это поможет надежнее и быстрее ратифицировать Договор в казахстанском мажилисе.



Источник: www.szona.org
Автор: Аркадий Дубнов,
Переслал: Yakov Perepelitsky
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.







ID материала: 5007 | Категория: Общественно-политическая жизнь в мире | Просмотров: 850 | Рейтинг: 5.0/1


Всего комментариев: 0


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



www.NewRezume.org © 2017
Главный редактор: Леонид Ходос
leonid@newrezume.org
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Вход