Точное время
Нью-Йорк:
Берлин:
Иерусалим:
Москва:
Поиск
Мы в соц.сетях
Главная » Очерки. Истории. Воспоминания » Черчилль. Цитаты. Уинстон Черчилль

Черчилль. Цитаты. Уинстон Черчилль

2014 » Июнь » 22      Категория:  Очерки. Истории. Воспоминания

Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨

 
На востоке Европы находится великая держава Россия, страна, которая стремится к миру; страна, которой глубочайшим образом угрожает нацистская враждебность, страна, которая в настоящий момент стоит как огромный фон и противовес всем упомянутым мною государствам Центральной Европы.

Нам безусловно незачем идти на поклон к Советской России или сколько-нибудь твердо рассчитывать на выступление русских. Но какими бы близорукими глупцами мы были, если бы сейчас, когда опасность так велика, мы чинили бы ненужные препятствия присоединению великой русской массы к делу сопротивления акту нацистской агрессии. […]

 

Мне возразят: «но ведь это означает окружение Германии». Я отвечаю: «Нет, это — окружение агрессора». Нации, связанные уставом Лиги, никогда, как бы могущественны они ни были, не смогут угрожать миру и независимости какого-либо другого государства. Такова сама сущность того, что объединило их.

Создать военный блок против одного определенного государства было бы преступлением. Но создать блок для взаимной защиты против возможного агрессора не только не преступление, но высочайший моральный долг и добродетель. Мы хотим для себя лишь такой безопасности, которую мы готовы полностью предоставить и Германии.

 

После того, как нам удастся собрать эти силы и общими усилиями устранить опасность войны, тогда настанет время заняться жалобами недовольных наций и избавиться от источников ненависти и зависти, коль скоро удастся устранить источник страха. Тогда-то и настанет пора для того, чтобы приступить к завершению всего труда, а именно к широкому и всеобщему сокращению отвратительного бремени вооружений, ибо, если они будут расти такими темпами, как теперь, это приведет лишь к банкротству и взаимному уничтожению.

Речь «Вопросы войны и мира. Европа стоит перед выбором». Манчестер, 9 мая 1938 г
 

 

Демократия — наихудшая форма правления, за исключением всех остальных, которые пробовались время от времени. — Из речи в Палате Общин 11 ноября 1947 года.

 

Ни к одной стране судьба не была так жестока, как к России. Её корабль пошел ко дну, когда гавань была в виду. Она уже претерпела бурю, когда все обрушилось. Все жертвы были уже принесены, вся работа завершена. Отчаяние и измена овладели властью, когда задача была уже выполнена… — У. Черчилль. Мировой кризис 1916-18. Т. 1. 1927. Лондон (англ.). Цит. по кн. С.С. Ольденбурга, стр. 643-64 

 

Большим счастьем было для России, что в годы тяжелейших испытаний страну возглавил гений и непоколебимый полководец Сталин. Он был самой выдающейся личностью, импонирующей нашему изменчивому и жесткому времени того периода, в котором проходила вся его жизнь. Сталин был человеком необычайной энергии и несгибаемой силы воли, резким, жестким, беспощадным в беседе, которому даже я, воспитанный здесь, в Британском парламенте, не мог ничего противопоставить. Сталин прежде всего обладал большим чувством юмора и сарказма и способностью точно воспринимать мысли. Эта сила была настолько велика в Сталине, что он казался неповторимым среди руководителей государств всех времен и народов. Сталин произвел на нас величайшее впечатление. Он обладал глубокой, лишенной всякой паники, логически осмысленной мудростью. Он был непобедимым мастером находить в трудные моменты пути выхода из самого безвыходного положения… Он был необычайно сложной личностью.

Он создал и подчинил себе огромную империю. Он был человек, который своего врага уничтожал своим же врагом. Сталин был величайшим, не имеющим себе равного в мире, диктатором, который принял Россию с сохой и оставил ее с атомным вооружением. Что ж, история, народ таких людей не забывают.речи У.Черчилля в палате Лордов 23 декабря 1959 года по случаю 80-летия со дня рождения И. В. Сталина

 

Я думал, что умру от старости. Но когда Россия, кормившая всю Европу хлебом, стала закупать зерно, я понял, что умру от смеха. Исследуя Черчилля


 

Это был русский медведь, который выпустил кишки из нацистской Германии.

 

 

Только Ленин мог бы вывести русских из того болота, куда он сам их завел.

 

 

Русских всегда недооценивали, а между тем они умеют хранить секреты не только от врагов, но и от друзей.

 

Русские могут казаться недалекими, нахальными или даже глупыми людьми, но остается только молиться тем, кто встанет у них на пути.

 

Мало эпизодов Великой войны более поразительных, нежели воскрешение, перевооружение и возобновленное гигантское усилие России в 1916 году. К лету 1916 года Россия, которая 18 месяцев перед тем была почти безоружной, которая в течение 1915 года пережила непрерывный ряд страшных поражений, действительно сумела, собственными усилиями и путем использования средств союзников, выставить в поле — организовать, вооружить, снабдить — 60 армейских корпусов, вместо 35, с которыми она начала войну…

Поверхностная мода нашего времени трактует царский режим как слепую, испорченную, неумелую тиранию. Но обозрение тридцати месяцев его борьбы с Германией и Австрией должно было внести поправки в эти смутные представления.

Мы можем измерить силу Российской империи по тем ударам, которые она перенесла, тем катастрофам, которые она пережила, по неисчерпаемым силам, которые она развила, по тому восстановлению, которого она добилась.

 

Первая трагедия России — рождение Ленина, вторая — его смерть

 

Я не могу предсказать действий России. Это головоломка, завернутая в тайну, завернутую в загадку.

 

       
 
Ни одна звезда не засияет, пока не найдётся человек, который будет держать сзади чёрное полотно.

 
Каменный век придёт на сияющих крыльях науки.

 
Много людей спотыкаются о великие открытия, но большинство из них просто перешагивают и идут дальше.

 
Нет никакого смысла повторять, «Мы делаем все возможное». Нужно найти способ сделать то, что необходимо!

 

 
Сильный, молчаливый мужчина слишком часто лишь потому молчалив, что ему нечего сказать.

 
Там, где существует десять тысяч предписаний, не может быть никакого уважения к закону.

 
У англичан всегда своя линия поведения — но не прямая.

 
Умный человек не делает сам все ошибки — он дает шанс и другим.

 
Успех — это умение двигаться от неудачи к неудаче, не теряя энтузиазма.

 
Фанатик — это человек, который не может поменять взгляды и не может переменить тему.

 
Школьные учителя обладают властью, о которой премьер-министры могут только мечтать.

 
Я взял от алкоголя больше, чем он забрал у меня.

 
Я всегда готов учиться, но мне не всегда нравится, когда меня учат.

 
Я всегда следовал правилу: не беги, если можешь стоять; не стой, если можешь сидеть; не сиди, если можешь лежать.

 
Я люблю свиней. Собаки смотрят на нас снизу вверх. Кошки смотрят на нас сверху вниз. Свиньи смотрят на нас как на равных.

 
Я никогда не критикую правительство своей страны, находясь за границей, но с лихвой возмещаю это по возвращении.

 
Довод слаб — повысить голос. — ремарка на полях доклада

 
Когда у обеих сторон заканчиваются аргументы, начинают грохотать бомбы.

 
Отнимите у меня сигару — и я объявлю вам войну!

 
Индия — это не страна, это географический термин. Называть Индию «нацией» все равно, что называть «нацией» экватор.

 
Вы всегда можете рассчитывать, что американцы сделают правильно — после того, как они перепробуют все остальные варианты.

 
Репутация державы точнее всего определяется той суммой, которую она способна взять в долг.

 
Консультация — это когда человека спрашивают: «Вы не против, если вам завтра отрубят голову?» и, узнав, что он против, на следующий же день голову отрубают.

 
Телевидение — дешевое и вульгарное развлечение.

 
В молодости я взял себе за правило не пить ни капли спиртного до обеда. Теперь, когда я уже немолод, я держусь правила не пить ни капли спиртного до завтрака.

 
Большевики сами создают себе трудности, которые успешно преодолевают.[17]

 
Больше всего русские восхищаются силой, и нет ничего, к чему бы они питали меньше уважения, чем к военной слабости.[17]

 
Британцы — единственный народ на свете, который любит, когда им говорят, что дела обстоят хуже некуда.[17]

 
В отрыве от истины совесть — не более чем глупость, она достойна сожаления, но никак не уважения.[17]

 
Время — плохой союзник.[17]

 
Всегда проверяй цитаты: свои — перед тем как сказать, чужие — после того, как они сказаны.[17]

 
Всё, чего я хотел, — это согласия с моими желаниями после конструктивной дискуссии.[17]

 
В моём возрасте я уже не могу позволить себе плохо себя чувствовать.[17]

 
Власть — это наркотик. Кто попробовал его хоть раз — отравлен ею навсегда.

 
Генералы всегда готовятся к прошлой войне.[17]

 
Главный недостаток капитализма — неравное распределение благ; главное преимущество социализма — равное распределение лишений.[17]

 
Дипломат — это человек, который дважды подумает, прежде чем ничего не сказать.[17]

 
Если вы хотите достичь цели, не старайтесь быть деликатным или умным. Пользуйтесь грубыми приемами. Бейте по цели сразу. Вернитесь и ударьте снова. Затем ударьте ещё, сильнейшим ударом сплеча.[17]

 
Если бы Гитлер вторгся в ад, я бы по крайней мере замолвил за дьявола словечко в Палате общин.[17]

 
Заглядывать слишком далеко вперед — недальновидно.

 
Копить деньги — вещь полезная, особенно если это уже сделали ваши родители.

 
Кто со всеми согласен, с тем не согласен никто.

 
Легче управлять нацией, чем воспитывать четверых детей.

 
Лучше делать новости, чем рассказывать о них.

 
Лучший аргумент против демократии — пятиминутная беседа со средним избирателем.

 
Лучший способ оставаться последовательным — это меняться вместе с обстоятельствами.

 
Миротворец — это тот, кто кормит крокодила в надежде, что тот съест его последним.

 
Я не могу предсказать действий России. Это головоломка, завернутая в тайну, завернутую в загадку.

 
На Западе армии были слишком велики для здешних стран. На Востоке страны были слишком велики для армий.

 
Небывалая толщина этого отчета защищала его от опасности быть прочитанным.

 
Немцы, как никакая другая нация, сочетают в себе качества образцового воина и образцового раба.

 
Он решительнее всех в нерешительности и сильнее всех в слабости.

 
Ответственность — это та цена, которую мы платим за власть.

 
Отличие государственного деятеля от политика в том, что политик ориентируется на следующие выборы, а государственный деятель — на следующее поколение.

 
Поддеть красивую женщину — дело не из простых, ведь она от ваших слов не подурнеет.

 
Политик должен уметь предсказать, что произойдет завтра, через неделю, через месяц и через год. А потом объяснить, почему этого не произошло.

 
При победе я его заслуживаю, при поражении я в нём нуждаюсь. — о шампанском

      — Наполеон Бонапарт (?)
 
Политика так же увлекательна, как война. Но более опасна. На войне вас могут убить лишь однажды, в политике — множество раз.

 
По свету ходит чудовищное количество лживых домыслов, а самое страшное, что половина из них — чистая правда.

 
При существующих политических институтах иногда еще приходится считаться с чужим мнением.

 

 
Успех — не вечен, провал — не навсегда: отвага сможет изменить всё.

 
Через 50 лет мы не будем абсурдно выращивать цыплёнка, чтобы есть только грудки или крылышки, а будем выращивать эти части отдельно. — 1930

 
Мы все ещё ждём обещанного вторжения. Рыбы ждут тоже! — 1940

 
Своим долголетием я обязан спорту. Я им никогда не занимался.

 
Военнопленный — это тот, кто сначала пытается убить вас и терпит неудачу, а потом просит не убивать его.

 
Врожденный порок капитализма — неравное распределение благ; врожденное достоинство социализма — равное распределение нищеты.

 
Написание книги — это любовное приключение: сначала забава, потом книга становится любовницей, женой, хозяином и, наконец, — тираном.

 
Совершенствоваться — значит меняться, быть совершенным — значит меняться часто.

 
Диктаторы ездят верхом на тиграх, боясь с них слезть. А тигры между тем начинают испытывать голод.

 
Меня часто спрашивают: «За что мы сражаемся?» Могу ответить: «Перестанем сражаться — тогда узнаете.»

 
Кто умеет подписать выгодный для себя мирный договор, никогда бы не выиграл войну.

 
Нет ничего приятнее, чем когда в вас стреляют и не попадают.

 
Война слишком серьезное дело, чтобы доверять ее генералам.

      — Талейран?
 
Если бы Господь решил создать мир заново и спросил бы моего совета, я предложил бы окружить все страны Ла-Маншами. И сделать так, чтобы все, что пытается летать, немедленно сгорало бы.

 
Заметьте, что бывшего премьер-министра одной державы делают почетным гражданином другой державы.

 
Человек расширил свою власть надо всем, кроме самого себя.

 
Человечество подобно кораблю в шторм. Компас поврежден, морские карты безнадежно устарели, капитана выбросило за борт, и матросы должны по очереди его заменять. Причем каждый поворот руля приходится согласовывать не только с членами экипажа, но и с пассажирами, которых на палубе с каждой минутой все больше…

 
Сначала нужно быть честным, а уж потом — благородным.

 
Если правда многогранна, то ложь многоголосна.

 
Всякая медаль не только блестит, но и отбрасывает тень.

 
Я давно заметил, что все стремятся во всем обвинить меня. Очевидно, они думают, что чувство вины меня украшает.

 
Мы с женой два или три раза за 40 лет совместной жизни пробовали завтракать вместе, но это оказалось так неприятно, что пришлось это прекратить.

 
Я — оптимист. Не вижу особой пользы быть чем-то ещё.

 
Девиз британцев — бизнес несмотря ни на что!

 
В моей стране представители власти гордятся тем, что они слуги государства; быть его хозяином считалось бы позором.

 
В мире немного достоинств, которыми бы не обладали поляки, и немного ошибок, которые они не совершили бы.

 
Я не верю, что Россия хочет войны. Она хочет плодов войны. — 1946


Пессимист видит трудности при каждой возможности, оптимист в каждой трудности видит возможности. — Приводится в книге «Churchill By Himself: The Definitive Collection Of Quotations» под редакцией Richard Langworth (2008), ISBN 1586486381,

Кто в молодости не был радикалом [вариант: либералом] — у того нет сердца, кто в зрелости не стал консерватором — у того нет ума. — Согласно Quotes Falsely Attributed

 Нэнси Астор: Будь вы моим мужем, я бы подсыпала вам яд в чай.
Черчилль: Мадам, будь вы моей женой, я бы этот чай выпил.



Источник: www.liveinternet.ru
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.







ID материала: 4163 | Категория: Очерки. Истории. Воспоминания | Просмотров: 1470 | Рейтинг: 0.0/0


Всего комментариев: 0


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



Знакомства


Еще предложения
www.NewRezume.org © 2017
Главный редактор: Леонид Ходос
leonid@newrezume.org
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Вход