Точное время
Нью-Йорк:
Берлин:
Иерусалим:
Москва:
Главная » Очерки. Истории. Воспоминания » Истории. Погиб за Родину и…изгнан из истории

Истории. Погиб за Родину и…изгнан из истории

2014 » Май » 28      Категория:  Очерки. Истории. Воспоминания

Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨

1953: имя Героя Советского Союза Соломона Горелика исключено из школьного учебника

По учебнику «История СССР» под редакцией профессора Ан­ны Панкратовой учились по­сле войны миллионы старше­классников. Довелось и автору этих строк в 1950-1952 гг. Отличный был учебник, но и в нем внимательный чита­тель мог заметить след государственного антисемитизма. Разрешив со скрипом зу­бовным публикацию перечня Героев Со­ветского Союза разных национальностей, включавший и «еврея Горелика», цензор переместил его на последнее место (если автор сам не догадался) и убрал у всех ге­роев имена, чтобы избавиться от имени Горелика – Соломон. Вероятно, сам цен­зор считал, что проще было совсем убрать имя героя-еврея, но команды сверху пока не поступало: список являлся ярким при­мером «нерушимой дружбы народов».

 

Исключили еврея и эстонца
Прошло время. Внимательный читатель учебника «История СССР», каковым являлся автор этих строк, решил прове­рить: а остался ли в том перечне герой-ев­рей после оголтелой антисемитской кам­пании конца 1940-х – начала 1950-х гг. И вот в Публичной библиотеке получены все выпуски учебника Панкратовой. Так и есть! «Еврей Горелик» исчез в издании 1953 г. и последующих. Кроме него пропал также «эстонец Мери», и напраши­вался вопрос: а его-то за что? (С еврея­ми в СССР тех лет все было ясно.) Но эстонца как раз убрали «за дело»: в 1951 г. Арнольд Мери был лишен звания Героя Советского Союза (восстановлен в 1956-м). А цензура закончила наконец важное государственное дело: список героев, да и весь учебник, стали «юденфрай». Ро­мантика «нерушимой дружбы народов» получила красноречивый комментарий.


Памятник отцу Горелика на Еврейском кладбище в Ленинграде означал, что его родных нужно искать здесь. Шел 1969 г. Три десятка звонков по телефон­ному справочнику, и очередной Горелик отвечает: «Да, я муж сестры Соломона Ароновича». Фаина Ароновна и Давид Абрамович любезно согласились побесе­довать. Людьми они оказались обаятель­ными, и их рассказ запомнился надолго.
В 1953 г. Фаина Ароновна написала в Министерство просвещения РСФСР, по­интересовавшись, почему имя ее брата, Героя Советского Союза Горелика ис­ключено из школьного учебника. Вместо ответа к ним домой явилась сотрудница гороно. На вопрос, заданный в письме, она не ответила, а только твердила: «Мы ничего не можем изменить». В конце концов Давид Абрамович подсказал ей: «Потому исключили, что Соломон Аро­нович?» Гостья вскочила со стула и зали­лась краской. Ничего больше не сказав, она поспешно ушла.

 

«Броня крепка и танки наши быстры»
Соломон Горелик родился 7 июля 1913 г. в Бобруйске (ныне Моги­левской области) в семье рабоче– го-кожевенника и портнихи. Отец его, Арон Иоселевич, вступил в Российскую социал-демократиче­скую партию в год ее основания и состоял под наблюдением поли­ции. С детства Соломон слыл ма­стером на все руки и, окончив пять классов, перешел в профтехшколу. В конце 1920-х 17-летний юноша приехал в Ленинград, работал то­карем. В 1931 г. Соломон Горелик поступил в авиатехническую шко­лу, а из нее на втором году обучения был переведен в Ленинградское техническое танковое училище. Окончив его, служил в танковой части в Павловске под Ле­нинградом. Безупречное знание боевой техники, отличные навыки вождения танков создали Соломону Горелику ав­торитет первоклассного специалиста. В 1938 г. он как один из лучших танкистов Ленинградского военного округа уча­ствовал в военном параде на Красной площади в Москве. Доброжелательный и чуткий к товарищам молодой коман­дир пользовался всеобщей любовью. Он увлекался музыкой, красиво пел, хорошо рисовал.


Во время Советско-финской войны воентехник 2-го ранга Горелик прини­мал на Кировском заводе танки и транс­портировал их на Карельский перешеек. С полей сражений он эвакуировал в тыл поврежденные машины, нередко под вражеским огнем. Во время одной из таких операций финны подбили танк, ведомый Гореликом, и он едва успел вы­скочить из горящей машины.
В 1940 г. Соломона Ароновича пере­вели во Львов и назначили помощником начальника курсов переподготовки ко­мандного состава. В то время в армию на­чали поступать новые ганки Т-34 и КВ, и Горелик, освоивший их одним из первых в стране, передавал свой опыт командирам-танкистам.
В июле 1941 г. родителей Горелика с до­черью эвакуировали в Омск, а старший брат Соломона Иосиф, 36-летний уче­ный-металлург, ушел на фронт добро­вольцем. От Соломона приходили редкие письма: стало известно, что он уча­ствовал в боях за Житомир, Бердичев, Киев. После тяжелых оборонительных сражений фронт к сентябрю 1941 г. про­ходил по Восточной Украине. Горелик был назначен заместителем командира по технической части танковой роты 1-го танкового полка только что создан­ной 1-й танковой бригады. Под огнем врага он эвакуировал подбитые танки и после ремонта в полевых мастерских возвращал их на передовую. Нередко он на месте устранял повреждения боевых машин и принимал участие в танковых атаках.

 


30 сентября 1941 г. 1-я Гвардейская стрелковая дивизия, 1-й кавалерийский корпус и 1-я танковая бригада перешли в наступление в районе села Штеповка под Сумами и в течение двух дней раз­громили немецкие моторизованные и танковые части, застрявшие в селе и за его пределами из-за нехватки горючего. В обстановке отхода советских войск эта успешная наступательная операция име­ла большое моральное значение. В ходе Штеповского боя Соломон Горелик, управлявший танком, уничтожил четы­ре противотанковых пушки, шесть ми­нометов и более двух взводов гитлеров­цев. В память о Штеповском сражении в поле установлен танк на постаменте. Автору этих строк довелось побывать в тех местах и сфотографировать его. На табличке выбиты строки Александра Бе­зыменского:


Стереть не сумеют любые года
Октябрьский тот бой величавый…
13 октября 1-я танковая бригада, стрелковая дивизия и кавалерийский корпус вступили в бой за захваченный накануне немцами Богодухов. Сраже­ние продолжалось двое суток. Фашистов удалось выбить из города и один день удерживать его. В этом бою Горелик огнем своего танка унич­тожил восемь орудий.

 

Последний бой экипажа Горелика
С 1943 г. в 1-й (с февраля 1942-го 6-й Гвардейской) танковой брига­де воевал политрук, ленинградец В. И. Егоров. После войны Вла­димир Иванович много лет из­учал боевой путь бригады и стал ее историографом. Узнав об интересе автора этих строк, он нанес мне визит, ставший сюрпризом. Я рассказал Владимиру Ивановичу о встрече с родными Горелика, а он заметил, что ему еще предстоит написать о нем. Эту статью Егоров опубликовал в 1980-х гг. в «Бел­городской правде». Она основана на документах и воспоминаниях ветеранов танковой бригады и до сих пор остается единственным надежным источником, дающим представление о боевых сверше­ниях героя-танкиста.


Во второй половине октября 1941 г. немецкие войска наступа­ли в направлении на Белгород. Командование Юго-Западного фронта отдало приказ задержать продвижение гитлеровцев, чтобы дать возможность 21-й армии отойти на новый оборонительный рубеж по берегу Северского Донца. 22 октября тяжелые бои шли уже в 5 км к северо-западу от Белгорода, в районе села Болховец (Стре­лецкое). Фашистам противостояли измо­танные в боях 81-я стрелковая дивизия, 1-й кавалерийский корпус и 1-я танковая бригада. Утром 23 октября командир бригады полковник А. М. Хасин бросил навстречу фашистским танкам послед­ние исправные машины. Несколько атак удалось отбить, но положение было отча­янное, и Абрам Матвеевич с нетерпени­ем ждал завершения ремонта нескольких танков в военно-полевых мастерских. Ре­монтом руководил воентехник 2-го ран­га Горелик, не раз выручавший бригаду в критические моменты. Не подвел он и в этот день: три боевые машины уже мча­лись от окраины Белгорода к реке Везелка, на другом берегу которой продвига­лись немецкие механизированные части. Одной из машин, могучим КВ, управлял сам Соломон Горелик: из четырех членов экипажа лейтенанта Лисенкова остался только башенный стрелок, и Горелик, не колеблясь, сел за рычаги танка. КВ достиг окраины Стрелецкого и первым перенес­ся на другой берег реки по деревянному мосту, который тут же развалился. Эки­пажи двух других машин пытались най­ти переправу, но неудачно: один танк – КВ – застрял в болотистом русле реки и по приказу полковника Хасина был подожжен, другой – Т-34 – остался на берегу. Танкисты экипажа Лисенкова по­нимали: их ждет почти верная смерть – и вступили в бой.

 


Горелик с ходу направил танк в боевые порядки фашистов, проутюжил окопы, смял два орудия и вырвался на забитую войсками дорогу к Стрелецкому. Мчась по дороге, КВ опрокидывал и давил гусе­ницами пушки, автомашины и повозки с пехотой, оставляя за собой груды иско­верканной, горящей техники и вдавлен­ные в грязь трупы гитлеровцев. В отда­лении показались пять немецких танков Т-11 и Т-111. Лисенков и Горелик знали: броня КВ практически неуязвима для их пушек. Вражеские машины, разворачи­ваясь, потеряли скорость, и, воспользо­вавшись этим, Лисенков поджег снаря­дами две из них, а остальные отвернули в балку. Горелик вновь взялся за рычаги, и огромная машина продолжила свой стремительный бег. Позади танка доро­га превратилась в сплошное кладбище механизированной колонны. Внезапно с окраины села загремели залпы противо­танковой батареи, и несколько снарядов разорвались на броне танка. Командир открыл огонь по батарее, но машина со­дрогнулась от тяжелого удара, и двига­тель заглох. Два часа Лисенков и Горелик вели огонь из неподвижного танка, затем отбивались гранатами. Немцы окружи­ли машину. Быть может, они предлагали лейтенанту и воентехнику сдаться. Тан­кисты не открыли люк. Вскоре КВ охва­тило огромное пламя.


С другого берега реки танк команди­ра роты Владимира Сенюка вел огонь по скоплению вражеской техники. Сенюк видел бой КВ на противоположном бе­регу и написал боевое донесение и пред­ставления к награждению. Владимира Лисенкова посмертно наградили орде­ном Боевого Красного Знамени, а Со­ломону Горелику за мужество и отвагу в боях за Штеповку, Богодухов и Белгород было указом от 27 декабря 1941 г. при­своено высокое звание Героя Советского Союза. Дважды приходили трагические вести родителям Горелика в Омск осе­нью 1941 г. В начале октября погиб на Пулковских высотах старший сын Ио­сиф. Через 19 дней повел свой танк в по­следний бой младший сын Соломон.

 


По сталинскому слову
В начале декабря 1941 г. на встрече Ста­лина с главой польского правительства в эмиграции Владиславом Сикорским с обеих сторон прозвучали обвинения в адрес еврейских солдат. В ответ на упрек в затягивании формирования польской армии в СССР Сикорский заявил, что еврейские солдаты вместо боевой подго­товки занимаются торговлей. Сталин от­реагировал так, как и ожидал антисемит Сикорский: «Да, евреи плохие солдаты». И затем повторил эти слова. Соратники вождя восприняли его высказывание как сигнал к исполнению. В январском номере журнала «Большевик» за 1942 г. в перечень количества награждений по национальностям не включили евреев, так как они, вопреки словам Сталина, за­нимали в списке видное место. 20 января 1942 г. прозвучала передача Московско­го радио: «С любовью страна произносит имена своих героев: сталинских соколов старшего сержанта Иванова, капитана Грекова, лейтенанта Лисконоженко, во­ентехника танкиста Горелика». В этом коротком перечне еврея поместили на последнее место и не назвали его имени. Подобный способ замалчивания еврейской национальности героев применял­ся уже в первый год войны. Но через два дня после присвоения геройского зва­ния, 29 декабря 1941 г., «Правда» назвала национальность Горелика в передовой статье «Семья народов СССР – единый, нерушимый лагерь».

 

Память о танкисте Горелике
Четверть века после 1941 г. имя Горелика не появлялось в печати. Лишь в 1965 г. вышел в Минске сборник «Герои Совет­ского Союза могилевчане» с очерком «Горелик Соломон Аронович». Узнав, что в средней школе села Стрелецкого ветеранами и школьниками создается музей 1-й танковой бригады, автор этих строк послал в школу фотографии Соло­мона Горелика и в ответ получил от ре­бят теплое письмо. А летом 1970 г. я при­ехал в село Стрелецкое. Школа в воскре­сенье была закрыта, но встретить гостя из Ленинграда пришел учитель и открыл музей. Сразу бросился в глаза мундир ко­мандира бригады А.М.Хасина: ценный подарок сделала семья Абрама Матве­евича, умершего в 1967 г. 1-й танковой бригадой 42-летний полковник Хасин командовал с сентября 1941-го по фев­раль 1942 г. В июле того же года он был произведен в генерал-майоры. Фотогра­фии Соломона Горелика, копии его на­градного листа и документов из личного дела располагались на музейном стенде.


В 1972 г. Стрелецкий сельсовет принял решение присвоить одной из улиц села имя Горелика. В средней школе № 33 г. Белгорода (бывшей Стрелецкой) его имя носила пионерская дружина. В1984 г. не­подалеку от школы был установлен брон­зовый памятник: двое охваченных огнем танкистов – очевидно, Соломон Горелик и Владимир Лисенков – ведут бой. Но на памятнике нет их имен.



Источник: jew-observer.com
Переслал: Frida Ivnytska
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.







ID материала: 3836 | Категория: Очерки. Истории. Воспоминания | Просмотров: 1794 | Рейтинг: 5.0/1


Всего комментариев: 1
avatar
1
Мне непонятно - ведь, как может показаться из этой публикации, был якобы только один еврей - герой?
В ВОВ награждены званием Героя 109 евреев.


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



Поиск
Мы в соц.сетях
www.NewRezume.org © 2017
Главный редактор: Леонид Ходос
leonid@newrezume.org
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Вход