Точное время
Нью-Йорк:
Берлин:
Иерусалим:
Москва:
Поиск
Мы в соц.сетях
Главная » Общественно-политическая жизнь в мире » Нужна ли Украина украинцам? Письмо обозревателю телеканала «Дождь» Павлу Лобкову

Нужна ли Украина украинцам? Письмо обозревателю телеканала «Дождь» Павлу Лобкову

2013 » Декабрь » 3      Категория:  Общественно-политическая жизнь в мире

Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨
Уважаемый коллега!
Не из пошлой любезности, не в поисках равновесия чувств, а просто как факт начинаю это обращение с событий далекой осени 2000 года. Только что состоялись выборы президента США. Помните, тогда совсем вровень бежали к желанному Белому дому два соискателя: Дж. Буш младший и Ал. Гор – тоже, кстати, младший, просто от менее знаменитого папы. Гор, хоть и был вице-президентом при Клинтоне, никакого административного ресурса не имел. 
Скорее, претерпел лишнего, так как на него пала нехорошая тень от знаменитого скандала с «голубымa платьем» девицы Моники Левински, познавшей пагубные страсти в самом Овальном кабинете.

Короче, Гор тогда набрал чуть больше голосов избирателей, однако проиграл сопернику по числу выборщиков. Президентом объявили Буша. В Америке схлестнулись страсти, а у нас случился первый, после падения СССР, азартный пропагандистский шабаш. Хотя российское телевидение тех времен было несравненно честнее и благороднее нынешнего, но антиамериканизм был и остается заразной болезнью отечественной журналистики. Как они все тогда взвыли, наши дорогие собратья по перу! Без перерыва на сон и обед, не растачивая когти и не чища зубы, они рвали на куски «хваленую американскую демократию». К моему изумлению, я увидел среди этих хищников и бывших моих коллег по работе в США. Уж они-то знали, обязаны были знать, что ничего сверхъестественного не произошло. Обычная для Америки избирательная коллизия.

Слово «state» у нас издавна переводится неточно. State – это не губерния, не край и не автономия. State – это государство. А United States – объединенные государства. В каждом из них своя конституция, часто очень не похожая на конституцию соседей. А уж разнобой в судейском устройстве, в избирательных установлениях и традициях – воистину потрясающий. А мы привыкли негодовать по поводу «законности вологодской и самарской». Я и сам с детства впитал, что по всей нашей великой стране все должно быть ровненько. Помню, как удивил меня Уголовный кодекс штата Вирджиния – 76 толстенных томов. Кто постарше, помнит, что Уголовный кодекс СССР – пухленькая желтая брошюрка с крайне расплывчатыми границами преступлений и наказаний. Нынешний кодекс РФ, кстати, не многим дотошнее. Сколько раз я слышал смешки приезжих соотечественников по поводу тупости американцев, цепляющихся за букву закона и не умеющих думать своими мозгами! Как смеемся, так и судим. И тогда, и сейчас.

Осенью 2000-го обозреватели будто состязались в обличении порочной системы американских выборов. Телевизор был, как помойка. Ругательства заменяли и вытесняли разумные доводы. И вдруг я услышал нечто удивительное. Молодой, в очках, милого интеллигентного облика человек вел репортаж из Флориды. Из того самого штата, где приключились главные избирательные стычки. Просто, доходчиво и очень точно он рассказал, что напрасны и страхи, и проклятья нервных россиян. Что случился вполне прецедентный конфликт, а конституцией Америки предусмотрен способ его разрешения. Молодой человек явно не был американистом, иначе я бы его знал. «Какая славная смена подрастает», – подумал, было, я, не подозревая, что говорю о вполне состоявшейся звезде экрана, а мои как бы отцовские похлопывания по плечу никак не уместны. Впрочем, меня извиняли несколько лет жизни за рубежом, а интернет в те годы, хоть и был уже изобретен, но оставался секретным и недоступным оружием Пентагона.

Вы, конечно, уже догадались, Павел, что речь – о Вас. Впрочем, изумление моё вскоре растаяло без следа. Я видел другие Ваши работы, и всякий раз с удовольствием свидетельствовал Вашу высокую квалификацию, гражданскую неуступчивость, обостренное отношение к правде – короче, весь тот набор достоинств, на которых зиждется ответственная журналистика.

Если Вы не примете все вышесказанное за набор досужих комплиментов, то Вам станет понятным то разочарование, которое я испытал в связи с Вашими недавними высказываниями по поводу событий в Украине. Спешу уверить Вас, что я ничуть не покушаюсь на Ваше право думать не так, как думаю я, и судить события иначе. Но суждения, которые опираются на неверные факты, на застарелые мифы и страхи, по природе своей являются тупиковыми. И еще я подумал о двойной опасности. Во-первых, Вам верят. А во-вторых, то, что оглашаете Вы, разделяют, по всей видимости, многие интеллигентные россияне.

Я почему налегаю на «интеллигентные»? В каждом народе предостаточно невежд и дураков. Россияне не исключение. Но чем мы выделяемся, так это давними традициями имперского шовинизма. Обычно это чувство присуще низам. В России ему подвержены даже интеллектуалы. Наследственная спесь царей преумножилась расстрельной настырностью Агитпропа – получилась отрава жуткая, оскопляющая мозги поколений.

Этот ваш комментарий, который в блоге «Дождя» называется «Павел Лобков – о том, ждет ли Европа Украину», Вы начали так: «Мечта о Европе сродни мечте о субтропическом климате в Москве. Вашей Европы не существует. Это миф, созданный туристами и турагентами. Шаг вперед в Европу и два назад для Украины – это вполне типичная технология, освоенная еще Богданом Хмельницким и гетманом Мазепой».

Скажите, Павел, почему вы назвали Хмельницкого Богданом, а Мазепу – гетманом? Оба они ведь были гетманами, а у Мазепы есть имя – Иван. Не потому ли, что именно так оно привычно российскому уху? Поверьте, я не желаю быть назидательным. Но нельзя жить в неправде до бесконечности. Учебники по истории СССР были глубоко лживы. Боюсь, не только я, но и Вы заучивали, принимая за бесспорное, те утверждения, которые сегодня отброшены, как хлам. Последние 20 лет независимости в бывших республиках дали мощный импульс новым изысканиям, свободным от имперского насилия. Сегодня обычный украинский школьник знает, например, что в 1654 году не свершилось никакого «воссоединения Украины с Россией». Да, Переяславская Рада согласилась на известный договор. Но это не было «вхождением». Это было соглашение о межгосударственном союзе, о равноправном сотрудничестве между Москвой и Левобережной Украиной, при сохранении национальных армий, валют, налоговых систем. Гетман Хмельницкий не шагал в Европу. Он как раз сделал «шаг в Азию», а уж после его смерти, спустя полтора столетия, Иван Мазепа сделал попытку вырваться обратно, да сорвалось. Так что никакой «типичной технологии», общей для этих двух гетманов, просто не существовало.

Здесь не место обсуждать исторические концепции, а сами они – не повод укорять современных украинцев. И тут меня с особой болью резануло первое слово во фразе «вашей Европы не существует». Верно ли я Вас понял, что слово «вашей» означает – «украинской»? И что есть некий национальный порок восприятия, из-за которого в массовом украинском воображении возник и укоренился искаженный образ Европы?

Да, на этом вы настаиваете и, пожалуйста, не отпирайтесь. Вот, что Вы сказали чуть дальше: «Современная Европа и Россия в современном украинском мифологическом сознании представлена уже не Петром и Карлом XII, а Газпромом, с одной стороны, и инстаграмовскими картинками о том, как «хороши и свежи розы в Сен-Тропе».

Вы что, Павел? Кому в Житомире или Виннице на хрен нужны Ваши Петр с Карлом? Кто на одесском Привозе обсуждает Газпром, если весь Привоз абсолютно точно знает, что никакого Газпрома в природе вообще нет, а есть только Путин, Путин и еще раз Путин?

Что же касается «розочек в Сен-Тропе», то я приглашаю Вас в Рава-Русскую. Этот райцентр на Львовщине не сослепу объявил себя на днях соискателем Европейской свободной торговли. Жители Равы ездят в Польшу за покупками, как мы с вами – в «Ашан» на Третьем кольце. Ужгород, Мукачево, Луцк, Берегово, Яворов – мне всей статьи не хватит, чтобы перечислить приграничные украинские города, запросто общающиеся с Чехией, Австрией, Германией. Не сосчитать работяг, которые расскажут Вам правду о коттеджах в Италии или бассейнах во Франции, которые они построили своими руками.

Но и это не все. Украина издавна многоязычна. Греки, болгары, поляки, венгры, армяне, татары – это одна сторона. Другая: масса англо-, франко-, германоговорящей интеллигенции. Многочисленный отряд классных переводчиков – минуя русский, сразу на украинский. В свое время я выписывал похожие журналы «Иностранная литература» и «Всесвiт». Готов доказать, что в украинском аналоге переводы с английского часто бывали точнее и изящнее. В селах и городках, особенно на западе Украины, масса простых людей владеет на бытовом уровне двумя-тремя иностранными языками. Чаще прочих – польским, венгерским, словацким.

Пустячок, но примечательный: практически всё взрослое население Украины владеет русским языком. В России же по-украински прочтут только приезжие оттуда. Если верно, что владение языками развивает интеллект, то, выходит, украинцы будут все же поумнее россиян. Это просто, чтобы мы не слишком задавались.

Но если даже принять за доказанное утверждение, будто украинское представление о Европе есть «миф, созданный туристами и турагентами», то и это Ваше утверждение не выдерживает проверки на истинность.

Не знаю, читали ли Вы в последнее время украинскую прессу, слушали ли украинское радио, смотрели ли их ТВ. Перспективы вхождения в Европу обсуждались очень основательно. Было немало визгу, пустых посул и зловещих предсказаний. Но ведь это неизбежно, не так ли? Речь ведь шла о коренном повороте и в жизни страны, и в буднях буквально каждого украинца. Но наряду с эмоциональными всплесками было множество очень толковых деловых публикаций. С цифрами, фактами, выкладками, цитатами. С очень несхожими призывами – одних тянуло поближе к Москве, других – к Брюсселю, иные ратовали, чтобы ни туда, ни сюда.

Из этой многоголосицы можно вычленить главное. Еще два месяца тому назад эксперты из Киевского Института экономических проблем предупреждали: «Вероятность подписания Соглашения в 2013 г. достаточно низкая. Это связано в первую очередь с внутренними проблемами Украины в сфере демократии и правосудия».

«Правда ли, что украинская экономика в плохом состоянии?», – спрашивал Петр Порошенко и сам отвечал: «Да, это правда. Почему? Из-за плохого управления, из-за коррупции, из-за дефицита реформ».

Г-н Порошенко знает, о чем говорит. Он олигарх без кавычек: и богач, и занимал в украинских правительствах ключевые посты, вплоть до министра иностранных дел. Не в деньгах счастье Украины. В правильном образе жизни.

Премьер Украины Николай Азаров лишь на днях стал ратовать за поворот к Москве. Но чуть раньше его категоричность имела обратный знак. «Хотите жить по-человечески? – спрашивал премьер. – Хотите быть судимы справедливым судом? Хотите получать достойную оплату за свой труд и свободно ездить в Европу? Значит, нам надо входить в Ассоциацию».

Вы сказали: «Первый миф. В Европе всегда хорошо, чисто и дешево. Это для тех, кто наезжает туда на недельку, а потом разражается восторженными отзывами о дешевом шопинге в Милане и о лавандовых полях Прованса. А вы когда-нибудь собирали в том же Провансе благоуханные розы, из которых делают «Шанель №5»? Я собирал. Больше колючек только у кактуса. Вместе с калабрийскими нищими крестьянками за 2 евро в день. Кстати, эти крестьянки – полноценные члены ЕС. Или, например, лущили ли вы артишоки в провинции Лацио вместе с тамошними крестьянами, кстати, потомками древних римлян? Далеко ли вы заходили, гуляя по Лондону, от Букингемского дворца и Пикадилли? Бывали ли, например, в Уиличе? Это там не так давно жгли машины потомки тех, кто поколение назад тоже мечтал о благословенных поместьях Суррея. К сожалению, даже та несовершенная и лицемерная Европа, куда так стремятся обитатели вполне европейского Киева, строилась кровью, революциями, бунтами и войнами. Войти туда без вступительного взноса, чтобы возместить разницу, не получится. И ни сама Европа, ни тем более Россия платить его не намерена».

Знаете, Павел, если бы я лично не видел Вас, произносящим с экрана эти позорные сентенции, я бы решил, что это сказал Дм. Киселев – господин из той нравственной страты, дискуссия с которой подобна заплыву в сточной канализации. Для соловьевых с киселевыми благоуханные розы, с которых капает кровь трудящихся – суровые пропагандистские будни. Но для Вас!.. Прованс – юго-восточная часть Франции, примыкающая к Лазурному берегу, где втридорога всё, включая рабочую силу. Минимальная зарплата во Франции (июль 2013 г.) – 1430,22 евро. Минимум месячной зарплаты в Украине – 80 евро. Несчастные калабрийские крестьянки зарабатывают, согласно Вашим впечатлениям, около 50 евро в месяц. Калабрия – это юг Италии, самая подошва Аппенинского «сапога». Очевидно, крестьянки приехали во Францию на заработки. А почему не поехали в Украину? Осенью на Херсонщине масса помидоров для уборки, и все они не колючие. Да и десяток-другой лишних евро на дорогах Прованса не валяются. Почему, наконец, эти угнетённые рабыни лепестков не обратились в суд? Трудовые установления Общего рынка не делают различий между наемными работниками из разных стран Европейского союза. Итальянские крестьяне во Франции защищены законодательно и не имеют ничего общего с бесправными узбекскими гастами в Москве. Чего они у вас, Павел, такие робкие, эти потомки воинственных римлян?

Впрочем, на потомстве природа нередко отдыхает. Я вот тоже, если верить бабушке, прямой потомок Атиллы, свирепого предводителя гуннов. Но мне и в голову не приходит на этой основе облагать данью Рим или требовать отката от Берлускони. Вам не кажется, что подобного рода доказательность следует оставить в монопольном пользовании Мих. Леонтьева?

Ради живого движения сюжета позвольте не останавливаться на иных Ваших примерах, связанных с Лацио, Пикадилли и, тем более, мрачным Уиличем, чуть озаренным сполохами горящих роллс-ройсов. Правда, ни в «Википедии», ни на картах Google я такого населенного пункта (Willis? Willich? Villi?), как ни старался, не нашел. Но к черту подробности! Нам ли крохоборничать, решая судьбу континента?

Процитирую Вас вновь: «Даже та несовершенная и лицемерная Европа, куда так стремятся обитатели вполне европейского Киева, строилась кровью, революциями, бунтами и войнами. Войти туда без вступительного взноса, чтобы возместить разницу, не получится. И ни сама Европа, ни тем более Россия платить его не намерена».

Что Европа несовершенна и лицемерна – это особенно остро чувствуешь здесь, в Первопрестольной. Слушая, скажем, Путина. Или Медведева – типичный образец совершенства. Или, может, лучше сразу Чурова? Вот уж кто прост, как правда. Извините, что не называю Мизулину с Яровой. Тоже ноль лицемерия, хотя и дамы. Жириновского бы не забыть. Штучная продукция, Европа не доросла. А ведь какие бастрыкины с матвиенками остались за порогом...

Но вот что я Вам скажу, дорогой коллега: даже эта кристально совершенная субстанция из железняков и яровых «строилась кровью, революциями, бунтами и войнами». Пардон за прямоту, но это Ваше утверждение из разряда «лошади едят овес». Насилие – повивальная бабка истории, говаривал Карл Маркс. Ну и что? Во Франции был Жорж Кадудаль, а в Гуляй-Поле – батько Махно. Значит ли это, что Запорожье обязано возмещать убытки от Вандейского восстания? Какую разницу, между чем и чем, требует сегодня Европа от Киева?

На самом деле все обстоит точно наоборот. Президент В. Янукович очень точно всё разъяснил в беседе с комментаторами ведущих украинских телекомпаний. То, что Вы назвали «вступительным взносом», Янукович считает компенсацией, которую Европа обязана выплатить Украине за убытки, которые она, Украина, понесёт в результате российских торговых ограничений.

Ну, не фантастика ли? Путин идёт походом на православных братьев, а возмещать убытки должны «потомки древних римлян»? При этом бывшая енакиевская шпана важно надувает щеки и провозглашает, что Украина, мол, великая гордая страна, а потому дармовщины в размере 610 миллионов евро в год не потерпит – подавай ему не менее 20 миллиардов евро!

Вы сказали: «Второй миф. Мы – и русские, и украинцы – этой самой Европе очень нужны. Европа готова к сотрудничеству. Например, продавать нам сделанные в Китае сумки Louis Vuitton, размещать на наших территориях заводы отверточной сборки, поодиночке вытаскивать самых талантливых и способных, но переварить 46 млн украинцев – это уже слишком. Европа – это такая смесь пляжа, музея и магазина. Но только для тех, кто учит географию по Фейсбуку подруг. В Третьем Рейхе бытовала агрономическая теория: засеять Украину полями крапивы, которая дает волокно не хуже дефицитного тогда хлопка. Один из лидеров партии зеленых в Германии недавно всерьез говорил мне о том, что для достижения независимости от русской нефти нужно засеять Болгарию, Румынию и Украину рапсом для получения биодизеля. Чувствуете разницу?»

Этот «один из лидеров», он – кто? Канцлер Германии? Лидер парламентского большинства? У вас есть справка о его психической полноценности? Он в школе-то из двоек вылезал? А этот способ почтительного цитирования анонимных идиотов, якобы представляющих зарубежное общественное мнение, – он еще не выброшен на свалку журналистики? Мы не поймем психологии Европы, не осознаем степени своей нужности или ненужности для «них», если, пусть и бегло, не перелистаем страницы новейшей истории международных торговых союзов.

Таковые существовали всегда, но объединялись только силой оружия. Римская империя Юлия Цезаря, континентальная блокада Наполеона, витавшая в научных кругах идея «Соединенных Штатов Европы». Простое сложение сил, отмена границ и безопасность торговых путей давали добрые плоды. Имперское вовлечение в кооперацию всегда опиралось на центр военной силы. Оттуда диктовалась налоговая, финансовая и монетарная политика.

Европейское объединение угля и стали (ЕОУС) стало первой в истории человечества международной экономической организацией, в основе которой оказалась не внешняя сила, но договоренность. Суверенные национальные права были не отобраны вооруженной рукой, но добровольно делегированы неправительственному наднациональному органу самими участниками там и в том объеме, который они сочли для себя приемлемыми.

ЕОУС родилась в 1949 году как политический проект. Франция и Западная Германия, главные европейские игроки, вышли из недавней мировой войны с острой взаимной ненавистью. Немцы били французов в пух и прах, но завершилось всё французской оккупационной зоной, где чиновники в погонах, по мнению немцев, просто издевались над населением. Первые переговоры по углю и стали проходили в обстановке неминуемого взрыва. Делегации боролись за каждый пункт, не доверяя друг другу и не желая ни в чем уступать.

В это же время в Восточной Европе проходил внешне как бы похожий процесс. По велению Сталина был единодушно создан Совет Экономической Взаимопомощи (СЭВ). Одновременно во всех странах советского блока развернулась борьба с руководящими внутренними врагами. В Чехословакии был репрессирован Р. Сланский, генсек компартии, в Польше – генсек В. Гомулка, в Венгрии – член политбюро и министр Л. Райк, в Болгарии – член политбюро В. Коларов, в Восточной Германии – член политбюро Курт Мюллер. Всего в Восточной Европе были расстреляны и осуждены к длительным тюремным срокам без малого сто тысяч человек.

Как вы, полагаю, знаете, Павел, среди этих опальных начальников были обильно представлены руководители экономических блоков. Болгар обвиняли в том, что они препятствовали экспорту табака и розового масла в СССР по заниженным ценам. Чехословаков – за проволочки в унификации вооружений. Румын – за саботаж денежной реформы и развития тяжелой промышленности. Немцев – за срыв сотрудничества в вывозе станков и оборудования в СССР. Поляков – за намеренную дискредитацию сплошной коллективизации. И так далее.

С трудом, при понукании американцев, переговоры по углю и стали были завершены. После войны Европа бурно отстраивалась, а стройка – это цемент и сталь. Через пять лет подвели первые итоги, и они оказались прекрасными. Объемы выпуска, специализация, логистика – все показатели превзошли ожидания. Даже разнобой и неустойчивость национальных валют не погасили эффекта реформ. Политика отступила, экономика торжествовала, наднациональные органы доказали свою эффективность. Французы и немцы уже не дрались в кровь, хотя механизмы взаимодействия оттачивались в ежедневном режиме.

Сталинский СЭВ не знал таких забот. Когда министров экономики расстреливают за собственное мнение, оно быстро становится чужим. Какой смысл искать приемлемые для всех формулы, если достаточно запросить Кремль – и все станет правильным? О высокой эффективности сталинских методов международного экономического сотрудничества говорят простые факты. Организацией всех показательных процессов в странах «народной демократии» практически занимались всего лишь три человека. Точнее, три генерал-лейтенанта – Белкин, Лихачев, Макаров. Они руководили арестами, допросами и судом над огромным разноплеменным, разноязычным коллективом. Из ста тысяч обвиняемых не оказалось ни одного – ни одного! – кто бы не признал свою вину.

Вскоре после смерти Сталина во всех этих странах была проведена судорожная «десталинизация». Руководили ею все те же сталинцы, которые недавно помогали трем гэбэшным генералам уничтожать товарищей по партии. Из ста тысяч жертв не было ни одного человека – ни одного! – кого бы полностью и безоговорочно не реабилитировали.

Пока бдительные органы постреливали заблудших торговых партнеров, в Европе продолжалась «непримиримая грызня монополий». Новые правила рождались в ожесточенных спорах. Рыча и кусаясь, европейцы приступили к созданию Общего рынка. Опыт ЕОУС распространили на другие отрасли. Появился Общий рынок (Римский договор, 1957 г.) В Москве тоже зашевелились. Конец Хрущева совпал с оживлением СЭВ. Академии наук было дано задание срочно придумать что-нибудь, что у нас было бы много лучше, «используя преимущества социалистического разделения труда». Академия придумала переводной рубль, социалистический клиринг и неразрывную кооперацию госпланов. Братские страны были в восторге. При этом все они были уверены, что их обманывают, что их страна дает больше, чем получает. Социалистическое братство постоянно давало сбои, приходилось вводить войска. В Германию, Венгрию, Чехословакию. И не выводить из Польши. Клиринг чуть улучшался, порою процветал, если верить «Правде». Но сразу после августа 1991 года весь СЭВ, как один, не вернулся из отпуска. Высотку на Новом Арбате оприходовала московская мэрия. Могучая экономическая организация сгинула одним мигом, без звука, без следа, без запаха, со всем своими историческими победами, никчемным переводным рублем и безнадежным африканским клирингом.

Это здесь. А там вместо Общего рынка появилось Европейское экономическое пространство, замещенное, в свою очередь, Европейским союзом. С европейским банком, общей валютой, наднациональными органами управления. С европейским парламентом, судом, арбитражем. Вместо первых пяти стран (Франция, Германия, Бенилюкс) – 29 стран. Все они, без единого исключения – демократии. Ни в одной из них нет ни Путина, ни Лукашенко, ни Назарбаева. Нет, и быть не может. Никогда и ни за что.

Нужны ли Европе россияне с Путиным во главе? Боже упаси! У них подобные на все руки гении работают вахмистрами вневедомственной охраны. А если Россия без Путина? Чуть теплее, но все еще зябко. Но если Россия без Путина, зато с независимым и беспристрастным судом… Без Путина, но со свободной прессой… Без Путина, но с честно избранным парламентом… Без Путина, но с обеспеченными правами личности… Уверяю Вас, Павел, такая Россия Европе не просто интересна – она желанна. И, хотя европейцы и впрямь прижимисты, поскольку на себя зарабатывают сами, но за такую Россию они будут готовы приплатить. Умеренно, в пределах приличий.

Вы завершили свой комментарий так: «Третий миф. Европа защитит Украину от вечного расползания российской империи. Но в газовом конфликте 2008-2009 годов страны ЕС совершенно не собирались защищать транзитную державу, а просто дожидались, кто кого съест. И главное: неужели кто-то всерьез думает, что Европа проглотит украинских олигархов сомнительного происхождения и насквозь коррумпированную бюрократию и политику, приватизированную финансовыми группами? Может, это за их ликвидацию Янукович назначил немыслимую цену в 140 миллиардов евро, назвав это «институционными преобразованиями»?»

По правде говоря, совершенно не понял логики Ваших доводов, Павел. Жаль, что Вы не привели ни единой цитаты в подтверждение своих суждений. По-моему, этот третий миф Вы придумали второпях. Как именно Европа, по Вашему мнению, должна была «защищать транзитную державу»? Ввести войска? И бомбить Ямал? И почему Европа должна глотать «олигархов сомнительного происхождения»?

По соглашению, которое Янукович подписал, чтобы потом трусливо отречься, Украина должна была, прежде всего, осуществить реформы своих избирательной и судебной систем. Нынешние события на «евромайданах» ясно показывают, что у граждан этой страны достаточно решимости, чтобы справиться с коррупцией самим. Европе нужна та Украина, которая нужна самим украинцам. Самое ценное, что накопила Европа, создавая общий рынок и общие институты, это правила, следуя которым можно справиться с последствиями долгой беды и построить новую жизнь. Россия таким опытом не обладает. Мы слишком долго постреливали и командовали. Мы вступили в ВТО, не имея ни одного специалиста в этой области регулирования. Во всем, что касается международных торговых союзов, мы – круглые двоечники. Наш Таможенный союз, не успев родиться, дышит на ладан. Его развал не за горами.

Вот что писали совсем недавно обычно сдержанные и сведущие «Ведомости»: «Подводя итоги, получаем не слишком оптимистичную картину. Белоруссия выигрывает от членства в Таможенном союзе в краткосрочном периоде, но становится более уязвимой к любым внешним шокам в длительной перспективе. Казахстан на данном этапе скорее проигрывает от участия в ТС и, хотя может получить некоторые выгоды от усиления экономической интеграции, долгосрочной задачи реструктуризации экономики не решит. Для России никаких экономических выгод нет и не предвидится, только издержки — и прямые, на содержание бюрократического аппарата, и косвенные, связанные с разного рода уступками и кредитами нынешним и потенциальным членам союза. Таможенный союз — реализация имперских амбиций России. Как обычно — за счет граждан. Которых, как обычно, не спросили».

Серьезные затраты, которые Россия неизбежно понесет, упорствуя в поддержании и расширении Таможенного союза, вполне очевидны. Однако не это обстоятельство подтолкнуло меня обратиться к Вам. Чудовищная многолетняя кампания лжи и клеветы, которую упорно, не жалея сил и средств, ведут правительственные СМИ и, прежде всего, каналы прокремлёвского телевидения, принесли отравленные плоды немыслимого изобилия. Украинцам труднее, чем нам. Они беднее, уязвимее, но бесстрашно сражаются за свою и нашу свободу.

Подавляющее большинство россиян клянут украинцев, ничего не понимая и ничего не желая понимать. Мне жаль это большинство, ставшее жертвой омерзительной провокации властей. Но я не могу осуждать простого человека, который тяжело работал весь день, устал, пришел домой, поужинал, включил телевизор. А там – Вы. И вы вещаете о трех надуманных мифах, приписывающих украинцам нечто такое, до чего не сразу додумается и торжествующе бесстыдный Дм. Киселев.

А простой человек думает: ну, раз уж и Павел Лобков туда же – значит, так оно и есть.

А оно есть – но совсем, совсем не так!

3 ДЕКАБРЯ 2013 Г. ВЛАДИМИР НАДЕИН


Источник: ej.ru
Автор: Владимир Надеин
Переслал: FOMENKO VYACHESLAV
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.







ID материала: 1203 | Категория: Общественно-политическая жизнь в мире | Просмотров: 1364 | Рейтинг: 0.0/0


Всего комментариев: 0


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



Знакомства


Еще предложения
www.NewRezume.org © 2017
Главный редактор: Леонид Ходос
leonid@newrezume.org
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Вход